Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №192, сентябрь 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Происшествия

Снимки белого медведя, уцелевшие чудом

Текст и фото: Аудун Рикардсен
18 февраля 2019

Фотограф Аудун Рикардсен разместил фотоловушку рядом с полыньей во льду, надеясь получить идеальный снимок тюленя. К ловушке пришел чрезвычайно любопытный белый медведь.


Однажды я, как гид, проводил тур для фотографов дикой природы на Шпицбергене. Два дня мы плыли на небольшом пассажирском судне вдоль закованных во льды берегов и наконец достигли залива Хорнсунн на юге острова Западный Шпицберген. В этих далеких суровых краях обитает множество разных животных. Но нашей целью были тюлени и белые медведи.

Мы пришвартовались в заливе и сразу заметили несколько ластоногих, расположившихся на льду.
А вот медведей нигде не было видно. Я решил сфотографировать тюленя, когда тот всплывет к поверхности, чтобы вдохнуть. Я поставил камеру и датчик движения на краю полыньи. План был прост: как только тюлень высунет голову, датчик запустит камеру и сделает снимок животного в дикой – в прямом и переносном смысле слова – природе.

На обратном пути к кораблю я забеспокоился: стоило бы, конечно, прикрепить к камере якорь. Вернуться к тому месту? Но это может отпугнуть тюленей, и тогда – никакой фотографии. Я решил оставить все как есть.

В два часа ночи нас разбудил один из членов экипажа. В лучах полуночного солнца – на Шпицбергене стоял полярный день – он рассмотрел вдалеке медведя. Мы выбежали на нос корабля, чтобы лучше видеть зверя. Сначала косолапый шел прямиком к нам, но затем повернул и пошел к камере, которую я оставил на льду. Я давно мечтал заснять белого медведя в ожидании добычи у полыньи. Наконец моя мечта вот-вот должна была исполниться – у меня на глазах.

/upload/iblock/f81/f8118f4cd9315ff4add9c62088d40c92.jpg

Датчик движения отреагировал на медведя и запустил камеру: она начала делать снимки. Косолапый обошел камеру, обнюхал ее и даже лизнул, а затем отшвырнул датчик на лед, взял штатив-треногу и наклонил ее к полынье – камера повисла на проводе. Я молился, чтобы она не упала: тогда у меня появился бы шанс спасти карту памяти с фотографиями.

Медведь меня, видимо, услышал: взял кабель в пасть и принялся вытягивать камеру из отдушины.

Но тут провод порвался, и устройство с картой памяти, заполненной уникальными снимками белого медведя, улетело под лед, на добрые 140 метров.

Это был худший момент за всю мою карьеру фотографа: история стоила мне многодневной бессонницы. Я очень на себя злился. Начал вынашивать безумные планы по спасению камеры, искал людей, которые могли бы помочь... Но коллеги-полярники объяснили, что камера, скорее всего, утонула в топкой грязи, которая часто встречается на дне рядом с ледниками. И я сдался. Почти.

Через год мне довелось присоединиться еще к одной группе фотографов: они отправлялись к тем же берегам на том же судне. Я получил разрешение взять с собой управляемый подводный аппарат и коллегу, который умеет им пользоваться, в придачу. Мы решили попытаться найти мою камеру. Рассуждал я так: если и не получится, то буду знать, что хотя бы попробовал.

Когда мы прибыли на место, нам дали четыре часа на поиски: на борту судна ожидали люди, заплатившие за поездку немалые деньги. Спереди ледника льда была гораздо больше, чем в предыдущий мой визит, и мы не знали, насколько безопасно будет отойти от корабля подальше. Да и про здешних белых медведей я не забыл. Но мы рискнули. Лед был тонким и прогибался под нашим весом. Несколько раз мы уже были готовы вернуться, но в итоге безопасный маршрут к нужному месту, тому, где за год до этого исчезла моя камера, был построен и пройден. Оставалось только найти прошлогоднюю пропажу!

/upload/iblock/a60/a6002fb139159f1a9ed7432ed7b905db.jpg

Почти сразу мы столкнулись с техническими неполадками, и нам дважды пришлось вынимать телеуправляемый аппарат из воды: она была настолько мутной, что мы не видели, куда направлять устройство. К тому же его все время сносило приливным течением. Единственный шанс найти камеру – опустить аппарат точно на нее. Задача, прямо скажем, архисложная.

И вдруг случилось чудо: с третьей попытки аппарат вдруг нашел камеру. Мы кричали от радости и танцевали на льду! Но радость эта, увы, оказалась преждевременной: когда мы попытались захватить находку, запутался кабель. Щупальца аппарата были меньше чем в паре сантиметров от камеры, но шнура не хватало.

А затем, вдобавок ко всему, мы потеряли управление нашим чудом техники. Мой коллега был уверен, что аппарат сломался. Мы вытащили устройство и увидели, что пропеллеры заело: в них застряли водоросли. Времени оставалось всего на одну попытку. К счастью, мы смогли снова опустить аппарат в нужную точку – и в этот раз захват надежно уцепился за штатив. Мы подняли камеру на лед: я, конечно, закричал, что было сил.

Листайте вправо, чтобы посмотреть все фотографии:


Устройство проржавело, но я смог достать из него карту памяти – и тут же положил ее в дистиллированную воду, чтобы избежать дальнейшей коррозии. Так, с картой в воде, я и ехал до материка: там связался с компанией, которая занимается восстановлением электронных данных. Моей радости не было предела: специалистам удалось восстановить все 149 фотографий.

Вот что на них было: белый медведь дышал, облизывал объектив камеры, пока тот не запотел. Еще я увидел, как медведь потрогал объектив огромной мохнатой лапой.

Спасение камеры стало главным событием за всю мою карьеру фотографа: ни до, ни после мне не доводилось испытывать эмоций, сравнимых с теми, что охватили меня, когда моя камера, год пролежавшая под водой, снова оказалась на льду.