Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Дайвинг

Фридайвинг в Северном Ледовитом океане: экстремальная проверка на прочность

Вероника Самоцкая
05 марта 2021
1.JPG
Подводный мир Баренцева моря наполнен почти тропическими красками. Розовый еж Echinus esculentus и вправду пришел к нам из более южных широт благодаря теплому Гольфстриму
Фото: Егор Никифоров
2019-08-02 11-11-01_1604166229684.JPG
Зимой дорогу к морю иногда приходится протаптывать сквозь свежевыпавший снег. Что поделаешь, это Арктика!
Фото: Алексей Антонов
2020-02-12 15-46-32.JPG
Берега Териберской губы – суровые, скалистые, высокие. Без опытного проводника бывает сложно найти удобный спуск к воде
Фото: Василий Шадрин
2019-08-02 11-11-22_1604166204300.JPG
Красочный подводный мир контрастирует с миром наземным – постапокалиптические пейзажи заброшенного поселка уже превратились в достопримечательность Русского Севера
Фото: Александр Коновалов
voda_60_40.jpg
В гидрокостюме можно не бояться утонуть. Он держит на поверхности не хуже спасательного жилета
Фото: Виктор Зворыкин

Ноябрь, Териберка. Я опасливо спускаюсь в резиновых тапочках по тропинке среди обледеневших камней. Тапочки надеты поверх 7-миллиметровых неопреновых носков, а те продолжаются в такой же костюм, обволакивающий все тело с головой. Такой толстый, что с непривычки сложно передвигаться. Позади меня — вереница таких же черных неопреновых неуклюжих людей, в руках у каждого длинные охотничьи ласты, маска и трубка. На бедрах — тяжелый ремень с грузами. Большинство этих ребят никогда не ныряли, а кто-то даже не умеет плавать. Еще вчера нас по самые шапочки заносило снежным бураном в тундре, а сегодня мы идем погружаться в Ледовитый океан — без всяких аквалангов, только на задержке дыхания. Это называется фридайвинг, а в нашем случае он еще и арктический.

Звучит невероятно. У многих в глазах волнение, даже страх. Благодаря теплому поверхностному Нордкапскому течению — ветке Гольфстрима — море у побережья Кольского полуострова не замерзает. Но вода совсем не теплая — градусов 4–6, зимой опускается до нуля. Незащищенный человек в такой воде продержится минут 15, дальше — остановка дыхания и смерть. Сложно поверить, что слой мокрого неопрена на коже убережет от обжигающего холода. И каждый раз удивляешься.

«Ты ненормальная, нырять в такую холодную воду! Я бы ни за что туда не полезла», — говорит мне по телефону Таня Молчанова, подруга и по совместительству инструктор по фридайвингу. Ладно обычный человек, но даже опытные фридайверы часто не могут поверить, что в северных морях можно чувствовать себя комфортно. Мы с Таней вместе осваивали мастер-курс по фридайвингу на Бали. Теперь она тренирует в бассейне, а меня занесло на Баренцево море. И ей кажется, что я то ли невероятный герой, то ли немного с приветом. И не верит, что нырять в ледяную воду на самом деле может даже новичок.

IMG_8956.JPG
Егор Никифоров Вероника Самоцкая, биолог, фридайвер и автор текста

В теории фридайвинга все просто и логично — из нее легко вывести как раз то, что нырять в холодной воде физиологически проще, чем в теплой. При погружении в воду на задержке дыхания у человека срабатывает точно такой же комплекс физиологических реакций, как и у морских млекопитающих — китов и тюленей. Когда это обнаружилось, был настоящий фурор, ведь до 1949 года никто не верил, что человек может нырнуть даже на 30 метров! Но потом выяснили, что ничего удивительного в этом нет, и организм чуть ли не любого млекопитающего, даже наземного, реагирует похожим образом. Причем начиная с самых древних созданий вроде утконоса и заканчивая современными лабораторными крысами.

Этот комплекс реакций носит общее название «нырятельный рефлекс млекопитающих» (mammalian diving reflex/response). Нужен он для того, чтобы экономить драгоценные запасы кислорода в условиях гипоксии — способность, полезная кому угодно. Механизм примерно такой: замедляется сердцебиение (брадикардия), сужаются периферические сосуды (вазоконстрикция), поэтому кровь отходит от конечностей и приливает к сердцу и легким, буквально обводняя их и оберегая от баротравм (кровяной сдвиг), селезенка сокращается и выбрасывает в кровь больше эритроцитов.

Но чтобы это все запустить, тело должно осознать, что оно в воде. Конечно, ему помогает задержка дыхания и воздействие давления при нырянии. Но огромную роль играют рецепторы, которые расположены у нас на лице — именно они опознают среду, в которой мы находимся. И вот мы подошли к самому интересному — чем сильнее воздействие на рецепторы, тем быстрее проходит реакция. В комфортной теплой воде иногда приходится ждать минут 15–20, пока запустится нырятельный рефлекс — ныряешь, ныряешь, и никак не почувствуешь нужного расслабления. А ледяная вода настолько нас стимулирует, что рефлекс срабатывает за считанные минуты! Поэтому, например, советуют начинать купание в проруби с погружения лица — чтобы тело заранее осознало, что его ждёт, и успокоилось. Поэтому потерявшему сознание ныряльщику снимают маску и первым делом дуют на лицо — рецепторы распознают воздух и дадут сигнал, что уже можно дышать.

ныряет.JPG
Алексей Антонов В отличие от многих других северных морей, вода в Баренцевом море часто бывает прозрачной – это настоящая голубая бездна

Но если для лица холод полезен, то телу ни в коем случае нельзя замерзнуть при нырянии — и для здоровья не полезно, и эффективности никакой, и удовольствия ноль. Есть люди, которые любят плавать в ледяной воде голышом — например, знаменитая ныряльщица с белухами Наталья Авсеенко или подледная рекордсменка Екатерина Некрасова. Но для такого уже нужна специальная подготовка, адаптированное тело и натренированный ум. Скуба-дайверы предпочитают не мерзнуть, а желательно и не мокнуть, поэтому они придумали сухой костюм. Я погружалась в таком на Белом море: сперва надеваешь термобелье, свитер, шерстяные носки, поверх толстую поддеву и только затем сам гидрокостюм. И все равно, бывает, замерзаешь.

Но для фридайвера неповоротливый «сухарь» не подойдёт, ведь нужно активно нырять и двигаться, а не лениво ползать вдоль дна, как аквалангист. Костюм для плавания должен быть облегающим, эластичным и не сковывающим движения. Таким может быть только мокрый гидрокостюм. Однако раз в него попадает вода, то в нем же должно быть холодно! Верно, в обычном дайверском костюме в холодной воде быстро замерзаешь, поэтому существует специальная технология для холодной воды — гидрокостюм с открытой порой. Это значит, что неопрен изнутри не покрыт слоем ткани или лайкры, а непосредственно прилегает к коже владельца, практически прилипает к ней. Таким образом внутри костюма почти не остается свободно текущей охлаждающей воды, а на тебе словно вторая кожа.

Залезть в такой гидрокостюм можно только хорошенько его изнутри намылив, и сделать это в одиночку с первого раза очень сложно. Поэтому перед каждым погружением у нас был целый обряд: будущие ныряльщики выстраивались в очередь в душ, где их ждал инструктор или более опытный товарищ с уже намыленным костюмом. Человек по очереди вставлял конечности в штанины и рукава, а инструктор хватался за костюм и натягивал его, намыленный неопрен проскальзывал по коже и прилипал уже в правильном положении. Самое сложное — это надеть капюшон: неопрен пристает к волосам и норовит оставить владельца особенно длинных волос без скальпа. Но у инструктора и здесь есть секретный прием: сперва нужно надеть обычную шапочку для бассейна, и тогда голова легко проскальзывает на место. По описанию вроде ничего сложного, а на деле из душевой то и дело доносятся вопли, вздохи, стоны и иногда ругательства. В общем, надевание гидрокостюма с открытой порой чрезвычайно сближает людей в прямом смысле слова. Но это с непривычки — когда научился, в свой костюм уже влетаешь за несколько минут с закрытыми глазами.

ныряльщики.JPG
Алексей Антонов Снег, дождь и ветер не помеха. Лишь бы море было спокойным!

Океан сегодня спокойный. Мы выстроились на скале рядом с удобным спуском в воду, и слушаем финальные напутствия инструктора. Нас двое «старших»: Леша Антонов, инструктор и основатель самой северной в России школы фридайвинга ArcticFree — эти ребята специализируются именно на арктических морях. И я, пока что официально не инструктор, а страхующий фридайвер, моя роль начинается уже в воде. На нас поверх черных гидрокостюмов белые футболки, чтобы видно было издалека, ведь в воде все черные фигуры выглядят примерно одинаково. У некоторых инструкторов есть суперспособность, которой я отчаянно завидую: они с первого раза запоминают имена людей и почти сразу к каждому из группы обращаются по имени. В воде очень важен постоянный контакт между инструктором и его подопечными, мы постоянно мониторим состояние всех в группе и друг друга.

Я надеваю ласты и схожу в воду первой, наблюдаю. Ребята по очереди присоединяются и смотрят на меня широко распахнутыми глазами. Ледяная вода обжигает лицо, с непривычки задираешь голову, чтобы избавиться от этого ощущения. Переносицу немного сводит. Организм в шоке, адреналин зашкаливает. Многие люди в начале теряют ориентацию, некоторые паникуют. Но наши подопечные уже знают из вводного инструктажа, что это нормальная реакция человеческого тела, нужно максимально расслабиться и немного подождать. Подплываю к девушке, которая явно борется сама с собой: резкие движения, расфокусированный взгляд. «Холодно?» — спрашиваю. «О нет, напротив! Даже жарко!»

медуза.JPG
Алексей Антонов Львиная грива Cyanea capillata – королева среди медуз. Ее купол может перевалить за 2 метра в диаметре, а щупальца – отрасти до 36 метров! Несмотря на размеры, цианеи не опасны и почти не жалятся, мы часто плаваем рядом с ними, наблюдая за их красочной грацией.

Мы держимся за руки, висим и смотрим вниз, на колышущиеся сады ламинарии, на камни, покрытые разноцветными водорослями, губками и асцидиями, на россыпи зеленых морских ежей-стронгилоцентропусов. Вода сегодня прозрачная, и калейдоскоп ярких красок играет на солнце. Показываю рукой на крупного неоново-розового ежа-эхинуса, тепловодного гостя, который пришел к нам из более южных широт. Леша ныряет, чтобы достать его и показать поближе. Мы все следим за плавным и грациозным подводным полетом фридайвера. На поверхности слышно дыхание, вырывающееся из нескольких трубок — звук точно такой же, как если бы дышали киты. Я отпускаю расслабившуюся руку. Все в порядке.

Постепенно ребята учатся подныривать — для этого есть специальная техника, называется «дакдайв» («утиный нырок»). Это не так просто, как может показаться на первый взгляд. В гидрокостюме невозможно утонуть, он держит на поверхности воды не хуже спасательного жилета. Чтобы можно было хоть как-то погрузиться под воду, на нас ремни с грузами, вес которых индивидуально рассчитан для каждого человека. У кого-то быстро получается нырнуть на 3-4 метра. А кто-то бессильно бьет ластами и барахтается на поверхности. Мы с Лешей курсируем между учениками и наблюдаем, исправляем ошибки, снова и снова показываем это движение — стоит понять его, и все становится просто. Тех, у кого совсем не получается, мы чуть подтягиваем вниз за руку — по желанию, конечно. Вскоре вокруг нас уже ныряет целый выводок «тюленей».

ныряют.JPG
Алексей Антонов За одно фридайверское погружение можно найти пяток камчатских крабов. Скуба-дайверы говорят, что во время своего маршрута порой встречают сотни этих ракообразных

Настоящие тюлени иногда тоже приходят посмотреть на дайверов. Как-то раз любопытный лахтак подплыл совсем близко и почти коснулся инструкторских ласт — а у того еще и камера была наготове! Получилось забавное видео. А частенько на дне можно заметить затаившихся гигантов — камчатских крабов, настоящей чумы местных биологических сообществ. Этих ракообразных здесь выпустили люди в середине прошлого века — кстати, это произошло совсем недалеко, на нынче заброшенной биостанции Дальние Зеленцы. Камчатский краб — это настоящая машина-убийца, он поедает все на своем пути, оставляя пустое дно. На Камчатке его численность регулируют каланы, а здесь у него нет естественных врагов, поэтому он расплодился так, что уже проник в Норвегию, и там с ним борются всеми доступными способами. А вот в российской Арктике он по неведомым причинам считается охраняемым видом, и вылов его запрещен под страхом больших штрафов. Поэтому мы можем только поднять краба к поверхности, чтобы получше его рассмотреть и сделать фото.

краб.JPG
Алексей Антонов Краб на самом деле очень сильный, и чтобы удержать его в руке нужна сноровка. Крупные самцы могут поранить пальцы даже через толстую перчатку! Поэтому к этим ребятам нужно относиться с осторожностью

«А сейчас я вам покажу, что такое настоящий фридайвинг», — говорит Леша. Мы отплываем на более глубокое место, где дна уже не видно. «Ныряй», — говорит он мне. Я ждала этого — ведь красоты красотами, но ничто не может сравниться с ощущением глубины.

Я вдыхаю, и весь мир остается где-то там, на поверхности. Океан схлопывается вокруг меня, тело расслабляется, в голове тихо, а перед глазами синева океана постепенно темнеет до приятных сумерек. Я падаю вниз, пока не достигаю дна. Это всего-то метров 20, на такую глубину может нырнуть любой человек, если его научить. Возвращаюсь — теперь очередь Леши. Он взмахивает ластами и стремительно уменьшается в размерах, вскоре исчезая где-то внизу. Ребята завороженно провожают его взглядом — и через несколько секунд снова встречают. Небо затянуло, и мелкие снежинки закружились в воздухе.

Мы идем обратно, пробираясь по обледеневшим камням. Ребята смеются и спешат заварить теплый кофе, закутаться в мягкий свитер, обменяться впечатлениями. Люди, которые надели маску впервые в жизни. Люди, которые даже не умеют плавать. Эти люди сегодня нырнули в Ледовитый океан.

рекомендации
Снежинка

Хижина полярного отшельника: путешествие Фёдора Конюхова на дрейфующей полярной станции

Планета Земля

В ту степь – путешествие по Калмыкии

Вода

Прогулки по воде – спа-курорты Германии

None