Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №191, август 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Приключения

Экспедиция на Землю Франца-Иосифа: обаятельная микрофауна Арктики

Дэвид Куаммен
12 августа 2013
/upload/iblock/278/278e95922262d85210582e4123308033.png
Очередной пост из экспедиции написал Дэвид Куаммен. Титулованный журналист и сотрудничающий с журналом National Geographic автор сопровождает исследователя NG Энрика Сала и его команду в миссии, призванной оценить чистоту экосистемы Земли Франца-Иосифа в русской Арктике.
Планктонные ракообразные – это вам не симпатичная мегафауна. Белые медведи и моржи русской Арктики забирают все внимание себе. Но крохотные, снующие повсюду существа, так называемые веслоногие, играют невероятно важную роль в морской экосистеме Арктики, заполняя собой трансформационную нишу в основе пищевой сети, миллионами тонн превращая одноклеточные водоросли и съедобные микробы в мясо животных. Некоторые эксперты считают их ключевыми действующими лицами. Бесчисленное множество веслоногих поддерживает более крупных животных – рыб и морских птиц; тюленей, поедающих рыбу; медведей, что питаются тюленями, – всю ту гораздо более заметную полярную фауну, которая привлекает фотообъективы. Русская царица веслоногихВ нашем путешествии за веслоногих отвечает Дарья Мартынова. Эта маленькая, волевая женщина из Зоологического института Российской академии наук работает в потемках, но не стесняется делиться своими мыслями. Ее бортовая «лаборатория» – комната размером с кладовку на корме «Поляриса» – вмещает холодильник (по совместительству стол), ноутбук, микроскоп, корзину для мусора и груду водонепроницаемого снаряжения. К двери скотчем приклеена фотография бокоплава (еще одно маленькое ракообразное, похожее на креветку в велосипедном шлеме) и рукописная табличка: «Лаборатория планктона – добро пожаловать дрифтерам». Вчера около 11 часов вечера, при ярком свете очередной арктической ночи, я придрейфовал туда, чтобы взглянуть на ее работу. Из уважения к работе Дарьи капитан заглушил двигатели, и судно дрейфовало в открытом море. Это позволило Дарье отобрать глубоководные образцы с помощью ручной лебедки, не перетаскивая свои инструменты с места на место. Ей нужно было их утопить. Два дюжих матроса, укутанных в парки с нахлобученными капюшонами, как и мы с Дарьей, трудились, невзирая на холод, ветер и брызги. Сначала мы погрузили инструмент под названием термосолезонд – цилиндрический сенсор, который измеряет температуру и проводимость (по которой можно вычислить соленость) на каждом метре водяного столба, в котором он опускается. Дарья утопила аппарат на 400 метров, достигнув той глубоководной зоны, которую она хотела исследовать. Когда термосолезонд подняли назад, а собранные данные перенесли в компьютер и обработали, она получила температурный профиль водяного столба. Затем она снова вернулась на палубу за образцом планктона. Каждый раз, когда Дарья отправлялась в свой кабинет, я следовал за ней, потому что там было тепло. Каждый раз, когда она возвращалась на палубу, я тоже шел следом, потому что там было интересно. Устройство для ловли планктона называется сетью Джеди. Это длинная трубчатая конструкция из мелкой сетки, вроде ветрового конуса – только вместо воздуха он фильтрует воду. Вместе с большим красным грузилом сеть Джеди быстро ушла на 350 метров, едва один из помощников вытравил трос. Затем, по команде Дарьи, он стал его вытягивать. Поднимаясь, сеть зачерпывала мелких животных, которые роились на соответствующей глубине. Она всплывала медленно и размеренно, словно шлакобетонный блок на рыболовной леске, пока руки сменяли друг друга на лебедке. К слову, работа на лебедке была прекрасным способом согреться при этой научной деятельности. В общем-то, единственным способом. Дарья наблюдала за процессом, съежившись в своей парке. Для нее все это было далеко не впервой, и она привыкла к холоду; «привыкла» отнюдь не значит «не мерзла». Это была мокрая работенка, а температура воды приблизительно равнялась нулю по Цельсию (на грани превращения в лед), но у женщины под шерстяными варежками были надеты желтые резиновые перчатки. Когда сеть Джеди поднялась примерно на 90 метров от поверхности, Дарья сбросила вдоль троса тяжелое металлическое грузило, которое должно было привести в действие пружинное устройство, закрывающее раструб сети. Айсберг за бортом!Но у нас возникла проблема: ветер нес корабль к айсбергу, а за килем тянулась сеть Джеди, которую грузило так и не смогло закрыть. В быстром разговоре с мостиком по рации было достигнуто соглашение: Дарья прекратит собирать образцы и быстро достанет сеть, чтобы капитан смог завести моторы и увести корабль прочь от чертовой груды льда. Сеть появилась, спутанная в клубок, и быстро была затянута на борт. На дне этого длинного конуса лежал маленький пластиковый контейнер, куда в обычную ночь попались бы все глубоководные существа. В тот раз мы не получили столь точных образцов, потому что сеть не закрылась. Тем не менее, резервуар был наполнен грязно-розовой водой, где кишели веслоногие и другая живность. Дарья вылила содержимое в пустую бутылку из-под воды, которую пометила временным кодом. Она подержала тару, пристально разглядывая. Я тоже. Я увидел, как внутри извивалась, корчилась и дергалась целая братия крохотных организмов, похожих на зернышки кунжута с красными глазами. Позднее микроскоп подтвердил то, что в бутылке увидела Дарья: это были Calanusglacialis и другие виды веслоногих вкупе с разнообразной микрофауной и микрофлорой. Calanusglacialis– холодолюбивые существа, обитающие в Северном Ледовитом океане. Но этот ли вид хотела собрать Дарья в ту конкретную ночь на той самой глубине? Оказывает ли он сопротивление конкурентам, в том числе тепловодным видам веслоногих, которые могли вторгнуться сюда из Северной Атлантики? Когда Дарья вернется из этой экспедиции, получит ли она доказательства возрастающего влияния климатических изменений на это планктонное сообщество, столь важное, столь многочисленное, столь фундаментальное для пищевой сети? Здесь путаница данных начинает выстраиваться в многозначительную систему. С этого момент веслоногие начинают казаться обаятельными. Но для начала нужны данные. Полевая биология, будь то в Арктике или любом другом месте, требует напряженного физического труда, часто в суровых условиях. Айсберг, ветер, громоздкое оборудование. Этой ночью никто не станет сортировать виды веслоногих и анализировать образцы. Дарья сунула пластиковую бутылку в свой холодильник, где Calanus glacialis будут чувствовать себя комфортно. Почитать оригинальный блог Энрика Сала на английском языке можно по ссылке, а здесь собраны все посты русскоязычного блога об экспедиции. Экспедицию на Землю Франца-Иосифа спонсировали Blancpain и Davidoff Cool Water.