Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №191, август 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Приключения

Экспедиция на Землю Франца-Иосифа: первый взгляд на открытия экспедиции

Интервью взяла Люси МакНил, участница экспедиции
24 сентября 2013
/upload/iblock/e7d/e7d490d8e6aa419254a16217693bba3f.jpg
Команда возвращается в порт Мурманска, проведя 38 дней на борту «Полариса».
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/7c0/7c09039cf07d20947eaac1c95a8272b0.jpg
Схема маршрутов экспедиции на Землю Франца-Иосифа.
Фото: Энрик Сала и Мария Гаврило
/upload/iblock/4f9/4f9ecf983cff81b1ff051e1da0def817.jpg
Ботаник Майк Фей возвращается после дня исследований, проведенного на острове Кейна.
Фото: Екатерина Гаранкина
/upload/iblock/083/0839608476cd728fd35c45443e3313cf.jpg
Научные команды объединились на борту «Полариса», чтобы начать полное исследование моря и суши.
Фото: Энди Манн
/upload/iblock/163/163ea3e007f002a667f666d793e0ae86.jpg
Моржи у мыса Флора.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/361/3613cf7bd02398b94731be81bdf74fe1.jpg
Лютики на Земле Франца-Иосифа.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/91e/91ebced0aad7b5bf7698e3c8bc7262c8.jpg
Полярные мхи на Земле Франца-Иосифа.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/9e2/9e2de95968c655d17167e02b43bbea4e.jpg
Геоморфологи Федор и Катерина исследуют скалу Рубини.
Фото: Люси МакНил
/upload/iblock/f56/f56cfc0402512b21ec2228dd8d789664.jpg
Мозаика морских горизонтов от Мурманска до Земли Франца-Иосифа.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/094/094f9a62eacb0d844b43b38bf608dc5b.jpg
Толстоклювые кайры на скале Рубини.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/0d6/0d6026d766dee6d8914d7f760d5c07eb.jpg
Заместитель директора Национального парка «Русская Арктика» Мария Гаврило (справа) направляется к берегу с командой орнитологов, чтобы изучать популяции птиц.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/f97/f975d907c71b22afe70a5418ffb11bc0.jpg
Птенцы люриков на скале Рубини.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/187/18730d49f45a917681bc3df63c899cbb.jpg
Любопытные моржи с мыса Флора плавали следом за лодкой медиа-команды National Geographic.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/c3e/c3ecf6dab6f2d97c62a173f91666799c.jpg
Команда геоморфологов начинает исследовать остров Кейна.
Фото: Екатерина Гаранкина
Ученые и лидеры экспедиции, доктора наук Энрик Сала и Мария Гаврило опубликовали итоги совместной экспедиции National Geographic и Национального парка «Русская Арктика», проведенной в августе 2013 года для всестороннего исследования суши и моря на архипелаге Земля Франца-Иосифа. Спонсорами экспедиции выступили Blancpain, Davidoff Cool Water, Patagonia и Mares.
Экспедиция завершилась в воскресенье, 1 сентября 2013 года, когда «Поларис» вернулся в Мурманск после пяти недель кружения по архипелагу Земля Франца-Иосифа. Напомните, кто входил в состав команды, на чем они специализировались, как вы собрали всех этих людей и каковы были цели исследования? Энрик Сала:Нашей главной целью была оценка текущей экологической ситуации и долгосрочных изменений в полярной экосистеме Земли Франца-Иосифа. Последние десять месяцев мы вместе с Марией Гаврило, заместителем директора по научной работе Национального парка «Русская Арктика», собирали международную команду высококвалифицированных экспертов, которые бы покрывали все сферы: от вирусов до моржей, от самых маленьких до самых крупных. Из National Geographic я взял ядро нашей исследовательской группы из проекта «Девственные моря»: это доктора наук Энрик Баллестрос (водоросли), Алан Фридландер (рыбы), Форест Ровер (микробы) и Майк Фей (наземные экосистемы). Стивен Квистад, студент магистратуры, присоединился к экспедиции и сильно облегчил жизнь Фореста! А Кристин Рехбергер отвечала за проект по исторической реконструкции, сравнивая летние фотографии, сделанные ранними исследователями между 1880 и 1930 годами, с тем, что мы увидели во время нашего визита летом 2013 года. В дополнение к научной группе с нами отправились журналисты и фотографы National Geographic; команда, работающая над документальным фильмом «Девственные моря» и инструктор по дайвингу. Наконец, Пол Роуз, опытный британский полярный исследователь, присоединился к нам в своей первой экспедиции с проектом «Девственные моря», и оказал огромную помощь в вопросах логистики. Мария Гаврило: Члены русской команды специализировались на планктоне, морских беспозвоночных, морских птицах и млекопитающих, а также на географии. Доктор наук Сергей Гребельный руководил командой водолазов (Олег Савинкин, Владислав Потин, Александр Чичаев), которая повторяла подводные исследования придонных экосистем 1970-ых и 1990-ых годов на тех же местах. Кандидат биологических наук Дарья Мартынова изучала планктон (крошечные растения и беспозвоночных, живущих в водяном столбе), а также проводила измерения океанографических параметров. Для птиц и млекопитающих я пригласила своих старых коллег, ведущих экспертов в морской орнитологии – докторов наук Юрия Краснова и Игоря Чупина. Мы также пригласили двух французских орнитологов, докторов наук Давида Гремийе и Жерома Форта, со специальным проектом по изучению люриков – индикаторного вида, который помогает отслеживать изменения в экологии Арктики. Кандидат географических наук Федор Романенко руководил проектом по геоморфологии и гляциологии, ему помогала аспирантка Екатерина Гаранкина. Собрать всех этих людей и отправить их на 40 дней в такой отдаленный регион было непростым, но очень результативным предприятием.
/upload/iblock/c8e/c8ed0c22d3fa0721d075ff2f2a11e293.jpg
Схема маршрутов экспедиции на Землю Франца-Иосифа. Авторы: Энрик Сала и Мария Гаврило.

Каков был маршрут экспедиции, и как вы решали, что и в каком порядке нужно посетить? С какими трудностями столкнулись?

Энрик Сала: Когда планируешь экспедицию, есть только первичная идея о том, куда хочешь отправиться, но стоит попасть на место, как природа и погода начинают решать за тебя. Мы хотели посетить некоторые хорошо изученные места, а также исследовать новые. Попасть на Землю Франца-Иосифа невероятно трудно, и большинство научных исследований проводились лишь на небольшом числе локаций. Поэтому по большей части архипелаг оставался неисследованным, особенно его подводный мир, где до сих пор было зафиксировано всего несколько погружений. До отбытия мы и понятия не имели, что встретим столько айсбергов, поэтому не могли запланировать весь маршрут заранее. Но в этом и есть суть исследований: адаптироваться по мере продвижения и пытаться максимизировать время полевой работы. Мария Гаврило: Основная идея состояла в том, чтобы посетить некоторые исторические места, взять повторные пробы и получить данные для темпорального анализа. Таким образом, исторические места стали основными опорными пунктами, а по дороге между ними мы добавляли «новые» точки маршрутов. Мы постарались добраться до самых дальних и труднодоступных уголков, таких как остров Рудольфа на самом севере архипелага. Начальные точки были предопределены заранее, так как нам в силу логистики нужно было доставить людей на их рабочие места на трех островах в юго-западной части Земли Франца-Иосифа (ЗФИ).

Как вам жилось на корабле 39 дней? Опишите свой типичный распорядок дня.

Энрик Сала: Дни были очень длинными, особенно из-за солнца, светившего даже в полночь. Это занятное и тонизирующее зрелище, но также опасное, потому что у человека создается впечатление, что он может продолжать работать – до тех пор, пока глаза сами не начинают закрываться от усталости. Обычно я вставал в 7 утра, поднимался на мостик, чтобы проверить погодные условия на море и на месте стоянки. В 7:30 встречался с Полом Розе за чашкой чая, чтобы спланировать работу на день, в 8 завтракал, в 10 уезжал нырять, к полудню возвращался обедать. В три часа я снова отправлялся нырять или вести полевую работу, а к семи вечера возвращался на корабль. Разумеется, каждый день планы менялись, и мы часто пропускали обед ради встречи с моржами или белыми медведями. После ужина я чистил оборудование для подводной съемки, перекачивал и редактировал фотографии, встречался с командой, чтобы запланировать следующий день, послушать научные презентации и посмотреть фотографии. Затем мы с Марией и Полом собирались для обсуждения завтрашней логистики, а потом я делал записи в своем экспедиционном дневнике (или блоге) и поднимался на палубу, чтобы насладиться плиткой темного шоколада и волшебным светом полярного солнца. К тому времени уже переваливало за полночь! И так продолжалось все пять недель. Мария Гаврило: Иногда мы просто выполняли план, утвержденный предыдущим вечером. Звучит незамысловато, но нам вечно приходилось перепроверять свое местонахождение и погодные условия за бортом. Мы спрашивали и выслушивали новые креативные идеи членов команды, затем думали, как их осуществить в той среде и с имеющимися ресурсами. Нужно было подготовить актуальный план высадок и погружений: водолазная работа в Заполярье требует масштабной подготовки! Нужно было отправить три лодки с водолазами, три транспорта на сушу, внести изменения согласно погоде или динамичным научным приоритетам, найти оборудование, забытое на борту или на берегу. Длинные дни, длинные ночи – и все это при солнечном свете!

Вам предстояла сложная командная работа в очень разных областях и со сложной логистикой. Как вам удалось организовать совместную работу? Расскажите о ключевых аспектах и трудностях.

Энрик Сала: Для меня самым сложным было обеспечить, чтобы каждый мог выполнять свою работу согласно плану. У нас было шесть надувных лодок, при том, что одновременно работало больше шести отдельных команд – три в море и по меньшей мере три на земле. Водолазы могут нырять независимо, а вот полевым исследователям нужна вооруженная охрана, чтобы отпугивать любопытных белых медведей. Итого нужно было организовывать работу 40 человек. Часто возникали конфликты интересов: группа не может нырять, потому что их лодка – срочно – нужна фотографу для съемок белого медведя, который только что вылез на соседнюю льдину и позирует, как кинозвезда. Одной из моих задач как руководителя экспедиции было обеспечить достижение основных целей и видеть любую ситуацию в полной перспективе. Другими словами, я, словно сантехник, следил, чтобы все трубы были соединены между собой. Мария Гаврило: Как говорит Энрик, нужно было согласовать работу научных групп и медиа-команд. Все участники были опытными экспертами из разных культур. Заполярье требует особых подходов и собранности, ведь не всегда возможно подкорректировать рабочий курс быстро и ловко. Наш рабочий слоган был: «Динамичное планирование!». Во время полевой работы иногда возникали совместные идеи, благодаря которым нам удавалось собрать уникальные наборы данных. Я верю, что благодаря этому обмену мы все получили прекрасный и разнообразный опыт – в плане научной работы, исследовательских экспедиций и социальной жизни.

Мария, выужебывалинаэтихостровах – что «нового» вывстретиливэтотраз? Энрик, это был ваш первый визит – оправдались ли ваши ожидания?

Мария Гаврило: Каждый визит на ЗФИ приносит что-то новое. Для меня самой поразительной переменой было исчезновение морского льда. Я впервые посетила архипелаг 21 год назад, и в разгар лета некоторые проливы еще были скованы крепким припайным льдом. В этот раз мы по всему архипелагу встречали дрейфующие льдины, но нигде не нашли припая! В 1990-ых айсберги были редкой красотой, а теперь они во многих местах представляют основную угрозу для навигации. О нападении белого медведя на колонию люриков на скале Рубини впервые сообщили в начале 1990-ых, и тогда эта новость удостоилась отдельной заметки в научном журнале; теперь это распространенная модель кормежки для крупнейшего сухопутного хищника на Земле. Вместо местных тюленей, живущих на льду, вроде морского зайца или кольчатой нерпы, мы наблюдали множество гренландских тюленей, которые приплывают в эти воды исключительно ради летней кормежки. Но есть и хорошие новости: на ЗФИ стало явно больше гренландских китов из находящейся под угрозой популяции Шпицбергена. Когда в 17-19-ых веках чрезмерная ловля угрожала этим роскошным морским гигантам, ЗФИ служила им убежищем. Также с недавних пор в воды архипелага стали приходить новые виды китов – полосатики, которых раньше наблюдали южнее или западнее. Это может свидетельствовать о существенных изменениях в пелагической экосистеме северо-восточной части Баренцева моря. Мы также почти каждый сезон встречаем новые виды птиц; некоторые из них тоже могут свидетельствовать о перемене климата. Энрик Сала: Лично я рассчитывал встретить больше пакового льда. Я хотел нырнуть под него и увидеть маленьких креветок и треску, которой питаются тюлени, а, если повезет, то встретить белых медведей, прыгающих со льдины на льдину. Но везде только открытая вода. Морской лед стремительно исчезает. Все остальное превзошло мои ожидания; я и не мечтал нырять среди таких здоровых зарослей водорослей, плавать рядом с грузными моржами и так близко подбираться к любопытным белым медведям. Колонии морских птиц были столь огромными, что дух захватывало, а очаровательные ландшафты расцвечивались волшебным, мягким полярным светом. Где можно получить больше информации об экспедициях «Девственные моря»

и работе Национального парка «Русская Арктика»?

Узнайте больше о проекте National Geographiс «Девственные моря» на сайте pristineseas.org. Обновления от Национального парка «Русского парка» публикуются на сайте http://rus-arc.ru. Почитать оригинальный блог Энрика Сала на английском языке можно по ссылке, а здесь собраны все посты русскоязычного блога об экспедиции.