Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №191, август 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Приключения

Копья ломать: как проходят рыцарские турниры в XXI веке

Александр Грек
11 августа 2015
/upload/iblock/207/207f4bd39bfde69c200f8c1dee4e34a5.jpg
Помимо конных рыцарских сшибок в программу Турнира Святого Георгия в парке «Коломенское» входили пешие поединки на полэксах – одном из самых популярных видов оружия XV века.
Фото: Андрей Бойков
/upload/iblock/1c4/1c4fda48e0b8a3dcd901da9878bec59c.jpg
Попасть на всем скаку копьем в противника – задача непростая, примерно половина попыток проходит вхолостую. Зато когда копье угодит в щит, мало не покажется – ощущение такое, как будто тебя сбил автомобиль.
Фото: Андрей Бойков
/upload/iblock/b38/b38e06a4646d1d35117b2ea588976ab9.jpg
Рыцарь из Санкт-Петербурга Андрей Камин победил на турнире с огромным перевесом, оторвавшись от ближайшего соперника на восемь сломанных копий.
Фото: Иван Куринной
/upload/iblock/623/623469572c995565d844c61654c29216.jpg
Все как в XV веке. На заднем плане – ложи для прекрасных дам, знатных рыцарей и организаторов турнира. Чуть ближе – главный маршал турнира. На переднем плане – два рыцаря за секунду до страшного удара.
Фото: Андрей Бойков
/upload/iblock/059/059b8ecd5d98132b8d593cd883614764.jpg
Самый знаменитый рыцарь «Святого Георгия» голландец Арне Коетс считает, что на турнире благородство, хорошие манеры и галантность не менее важны, чем отвага и боевое искусство. Хотя храбрости самому Коетсу не занимать – он принял участие более чем в 500 турнирах.
Фото: Иван Куринной
/upload/iblock/e21/e211cd4cbc1753136dabfe108523f11d.jpg
Обстановка Средневековья на турнире выдерживается бескомпромиссно. Пока рыцари вышибают друг друга на ристалище, оруженосцы готовят еду по средневековым рецептам – и технологиям.
Фото: Иван Куринной
Турниры, проводимые по средневековым правилам, сегодня во всем мире не редкость. Теперь они проходят и в нашей стране.
В начале мая в музее-заповеднике «Коломенское» несколько дней царило Средневековье. По тропинкам прогуливались прекрасные дамы в сопровождении куртуазных кавалеров, словно сошедшие со старинных картин, а с ристалища доносились стук копыт и ржанье лошадей, звон рыцарских доспехов и треск ломаемых копий. В Москве состоялось главное конное рыцарское состязание страны – Турнир Святого Георгия. ...Весна 1559 года принесла в Европу долгожданный мир и праздник: был заключен Като-Камбрезийский мир, положивший конец Италь-янским войнам. Мир был закреплен брачными союзами: герцог савойский Эммануил Филиберт женился на Маргарите Французской, сестре короля Франции Генриха II, а король Испании Филипп II – на дочери Генриха II Елизавете Валуа. По этому поводу в Париже был устроен грандиозный рыцарский турнир. В те времена короли еще были воинами, сами водили войска в битвы и участвовали в турнирах наряду с другими аристократами. Победив нескольких соперников, вечером второго дня Генрих II вызвал на поединок молодого шотландского графа Монтгомери. При сшибке копье Монтгомери переломилось, и его осколок через узкую щель забрала угодил прямо в глаз Генриху II. Несмотря на все усилия придворного врача, 10 июля 1559 года Генрих II скончался от нелепой раны (к слову, перед смертью запретив преследовать Монтгомери).
Когда копье угодит в щит, мало не покажется – ощущение такое, как будто тебя сбил автомобиль..
Это состязание считается последним турниром Средневековья – на Генрихе II закончилась эпоха легендарных королей-героев, способных на равных сражаться с лучшими рыцарями Европы. Больше соревнования такого масштаба не проводились. Однако вплоть до конца XIX века в Европе разнообразные общества любителей Средних веков устраивали турниры, которые, правда, больше напоминали театрализованные постановки, поскольку черпали представления о рыцарской эпохе скорее из романов Александра Дюма и Вальтера Скотта, чем из реальных источников. Новый интерес к Средневековью возник в прошлом веке, что связывают с развитием исторической науки. Первой масштабной попыткой реконструкции считается состоявшийся в 1936 году Дрезденский турнир, каковой многие, и не без оснований, связывают с возрождением в Германии тевтонского духа (о нем, по понятным причинам, сегодня не вспоминают). В России рыцарская тема получила серьезное развитие в 2002 году, когда на территории Выборгского замка начали проводить средневековые фестивали. Сегодня Выборгский замок грозятся закрыть «в связи с угрозой объекту культурного наследия». Так или иначе, московский Турнир Святого Георгия, который в этом году проводится во второй раз, стал безальтернативным лидером как по числу зрителей (4000 человек), так и по масштабу – на ристалище выехали рыцари из Германии, Норвегии и России. В нашей стране, на территории которой нет средневековых замков, за исключением выборгского, найти подходящую площадку трудновато. Поэтому для Турнира Святого Георгия на территории парка «Коломенское» был выстроен рыцарский лагерь и, собственно, ристалище с трибунами. Весь обслуживающий персонал, участники, судьи и даже фотографы, допущенные на поле, в обязательном порядке облачались в средневековые одежды. Рыцари располагались в шатрах, еда готовилась на открытом огне, и, самое главное, соревнования проводились по регламентам, максимально приближенным к турнирным правилам XV века. А ведь еще несколько десятилетий назад о такой достоверности не могло быть и речи.
/upload/iblock/8b5/8b589b25491db64473fabf6fd8d3b4e8.jpg
Иван Куринной В перерывах между поединками все доспехи проходят полное «техническое обслуживание» и легкий ремонт. От их состояния зависит если не жизнь рыцаря, то здоровье уж точно.
В послевоенной Европе и Америке общества любителей Средневековья росли как грибы, но, по своей сути, они недалеко ушли от художественной самодеятельности. Все начало меняться в 1990-е, когда к энтузиастам-реконструкторам присоединились серьезные ученые и историки, у которых интерес к реконструкции возник значительно раньше – еще в 1960–1970-е годы. Один из самых известных – историк доктор Тобиас «Тоби» Кэпвелл. Тоби всю жизнь бредил Средними веками, сел на коня в 11 лет, а спустя восемь лет выбил из седла своего первого соперника на глазах у трех тысяч зрителей. Американец по рождению, он переехал в Англию в 1996 году в качестве члена-учредителя Королевской рыцарской команды Royal Armouries jousting team. Когда Тобиас Кэпвелл не путешествует по миру как странствующий рыцарь, он работает куратором Коллекции Уолесса – крупнейшего собрания средневекового оружия и доспехов и выпускает красочные книги по истории средневековых доспехов и оружия, своеобразные библии энтузиастов-реконструкторов по всему миру. Собственно, Тоби – законодатель моды среди современных рыцарей, он меняет снаряжение, как кинозвезды платья. Тобиас сражается в разнообразных доспехах немецкого, итальянского или английского стиля, как он утверждает, в попытке понять, какие лучше работали и почему стили такие разные.
Если Тоби – законодатель моды, то голландец Арне Коетс известен как организатор турниров. Нам повезло – только что закончились утренние сшибки, и мы застали едва сбросившего тяжелые доспехи уставшего Арне у его палатки в рыцарском лагере. С изящными манерами, тщательно продуманным гардеробом и осанкой гвардейского офицера, Коетс – живая иллюстрация к ответу на вопрос, почему средневековые дамы с ума сходили по рыцарям. «Корни моей страстной увлеченности военной историей, как и у большинства, уходят в детство, – рассказывает Коетс. – Я начал сражаться на мечах в региональных турнирах в Голландии с 16 лет и решил посвятить себя изучению европейского средневекового боевого искусства». В 2001 году – он тогда изучал археологию в Университете Амстердама – Арне сел на лошадь и уже через год принял участие в состязаниях конных рыцарей. В 2006-м Коетс переехал в Великобританию, в Лидс, и начал работать в Королевском арсенале в качестве конного рыцаря и фехтовальщика, где и познакомился с Кэпвеллом. В 2011 году Арне переехал в немецкий Бюккебург как куратор коллекции в Княжеской придворной школе верховой езды. Всемирную славу Арне Коетсу принесли организованные им рыцарские турниры, и прежде всего Гранд-Турнир в Санкт-Венделе в 2012 году, который в мире со-временных рыцарей считается эталонным.
/upload/iblock/ecb/ecb86838dde734d10baa3d9ad1f42aaf.jpg
Иван Куринной Оруженосцы облачают рыцаря Виктора Ручкина в доспехи для пешего боя. Чтобы поддерживать себя в форме, Виктор практикует две конные тренировки в неделю и одну – по боевому фехтованию.
На фоне остальных рыцарей Арне выглядит довольно хрупким, но за обманчивой внешностью куртуазного дамского угодника скрывается отчаянный бесстрашный боец – он принимал участие в 500 турнирах в 12 странах на трех континентах и сломал более 1500 копий. Рядом с Арне на деревянной скамье сидит российский рыцарь Виктор Ручкин, который и без доспехов кажется огромным. Конными боями Виктор увлекается второй год, хотя исторической реконструкцией занимается более 15 лет. Впечатленный количеством сломанных Арне копий, я спрашиваю Виктора про ощущения при ударе. «Похоже на очень сильный удар на ринге, – слегка меланхолично объясняет он. – У меня сегодня было попадание в шлем – можно сравнить с нокаутирующим ударом профессионального боксера. А удар в щит напоминает мощный толчок в корпус, потому что идет распределение нагрузки на кирасу и наплечники». Его спокойные комментарии никак не вяжутся с тем, что я всего полчаса назад видел на турнире. Закованные в броню рыцари на полном скаку сшибаются копьями со стальными наконечниками-коронелями. Тебя пытается сбить, считай, легковой автомобиль.
/upload/iblock/662/662ddcb9b8b14d55abc8b6aceaa40b62.jpg
Андрей Бойков Кираса победителя Турнира Святого Георгия Андрея Камина. В последних поединках у него повредилось креп-ление щита, и большинство ударов пришлось прямо в корпус. Вердикт оружейников: ремонту не подлежит.
Причем очки приносят только сломанные копья или выбитый из седла противник. На Турнире Святого Георгия самые жесткие правила, идентичные средневековым. Например, разрешены удары в голову. «Конкретно на этом турнире – цельнодеревянные копья без сучков, – Виктор потирает плечо. – Самые прочные и тяжелые копья, которые я видел на турнирах. Обычно их делают тоньше, да и материал – сосна, а не пихта. Пихта прямослойная, и ее очень трудно сломать». Меня не отпускает мысль об ударах в голову на полном скаку. «В голову труднее нанести результативный удар, – спокойно объясняет мне нюансы боя Виктор Ручкин, – со стального шлема копье, как правило, соскальзывает – почти все турнирные шлемы сделаны с рациональными углами наклона, чтобы уводить удар в сторону. Поэтому все метят в щит, в котором наконечник копья, коронель, вязнет, и копье проще сломать». Задаю вопрос про современные технологии защиты, применяют ли наработки, например, из мира мотогонок. Как ни странно – и это подтвердили мне другие рыцари, – сегодняшние технологии защиты уступают средневековым. Все попытки использовать современные элементы приводили к повышенному травматизму. Поэтому лучшая защита – максимально точная копия турнирных доспехов конца XV века, времени, когда искусство их изготовления переживало расцвет. «Почему нет современных материалов и технологий? – повторяет мой вопрос организатор Турнира Святого Георгия и один из лучших российских рыцарей Дмитрий Савченко. – Потому что мы занимаемся в первую очередь историей, реконструкцией объектов материальной культуры. Это позволяет нам говорить, что наши мероприятия очень похожи на то, что было в Средние века». И это абсолютная правда. На ристалище и в рыцарский лагерь закрыт вход всем, кто не запасся средневековыми одеждами. Достоверно тут все – технологии изготовления, материалы, фасоны. Даже исподнее – и то средневековое.
Меня такая дотошность восхищает и удивляет, но я все пытаюсь развернуть разговор в сторону доспехов – во мне проснулся мальчишка, бредивший рыцарями. Доспех в реконструкции рыцарского комплекса – самая верхушка айсберга, просвещает меня Дмитрий. Начинается все с выбора исторического периода, географического места и соответствующего костюма. Рыцари из разных эпох были бы поставлены в неравные условия из-за развития доспеха, поэтому на турнирах реконструкторов всегда стремятся сжимать временные рамки для участников: берется, например, Германия XV века. Когда определены эпоха и регион, начинается следующий этап – выбор костюма и комплекса поддоспешных одежд, что нелегко – в XV веке мода менялась каждые десять лет. Далее шьется обувь. И уже на все это собирается и подгоняется железо. Просматриваются музейные коллекции, картины, статуи, альбомы, в том числе Тобиаса Кэпвелла, устанавливается, какие доспехи в этот период в этом регионе были представлены. И уже в обозначенном диапазоне можно выбирать – разные шлемы, кирасы, перчатки. Все это необходимо, чтобы соответствовать историческим реалиям. Перерыв на обед, во время которого, я беседовал с рыцарями, заканчивается, они принимаются снова облачаться в доспехи. Процесс нескорый и кропотливый, без пары помощников-оруженосцев не обойтись. Слоев одежды действительно много, и разобраться в хитрых системах креп-ления доспехов с первого раза не так-то просто. Очутившись рядом с Арне Коетсом, спрашиваю про прототип его доспехов. Оказывается, в коллекциях по всему миру практически не сохранились полностью комплектные доспехи: все, что мы видим в музеях, за редким исключением, – сборные комплекты. Поэтому доспех Арне – копия доспеха с мраморного надгробия рыцаря конца XV века. «Работа скульптора настолько тонкая, что видны все мелочи, до самой последней пряжки», – Арне поворачивается, демонстрируя доспех с осиной талией. «Не жмет?» – спрашиваю я. «Вздохнуть полной грудью трудновато», – улыбается Арне. Отдельное зрелище – посадка на коня. Никаких ковбойских запрыгиваний – так ведь можно и спину лошади сломать. Все степенно, со специальных деревянных помостов и при помощи оруженосцев. Самостоятельная операция – крепление шлема к кирасе: они должны составлять единое целое, иначе при прямом попадании рискуешь шею сломать.
Выражение «копья ломать» – как раз отсюда, из рыцарских поединков. Кавалерийское копье, по определению, одноразовое.
Проблема у нашего рыцаря Сергея Журавлева – после первого дня турнира доспехи от ударов повело, и не совпадают отверстия для болтов. Кстати, Сергей – известный московский кузнец, он выступает в доспехах собственного изготовления. На голове у Журавлева – классический турнирный шлем XV века «жабья голова», чем-то напоминающий небольшую бронированную башню с узкой бойницей, накрепко прикрученную к кирасе. Многие наши рыцари выступают в доспехах работы Журавлева, но настоящая российская легенда – Роман Терещенко, у которого доспехи заказывают и иностранцы. Часть доспехов Арне Коетса – его работы, Терещенко делал доспехи и другому заморскому рыцарю, сражавшемуся в Коломенском, – норвежцу Ивару Мауриц-Хансену. Рыцарские доспехи, кстати, удовольствие недешевое: цены стартуют с 200 тысяч рублей. После перерыва состязания продолжаются. Арена выстроена по всем правилам Средневековья – с одной стороны ложи для участников фестиваля: знатных рыцарей, организаторов турнира и прекрасных дам. Суд дам играет важную роль в «Святом Георгии», так как напрямую влияет на исход состязания. Перед ложами небольшой помост для главного маршала, верховного судьи турнира. С трех сторон трибуны для восторженных зрителей. Маршал вызывает рыцарей, описывает их гербы и называет девизы. Затем следует команда Laissez aller! («Пусть едут!»), и рыцари устремляются навстречу друг другу. Скорость сближения на момент удара превышает 20 метров в секунду, всадники целят в небольшой щит с гербом на плече противника. Удар, треск дерева, и оба рыцаря под рев арены, пошатываясь от небольшой контузии, разъезжаются для следующей сшибки. Мужества этим ребятам не занимать. И вот уже оруженосцы меняют сломанные копья на целые. Их тут целый склад – помощники еле успевают переставлять на новые древки стальные коронели и конические щитки.
/upload/iblock/f07/f0732d8c6c9b81e67d7b574900866c3b.jpg
Андрей Бойков В качестве приза победитель получил точную копию турнирного кубка XV века из швейцарского Базеля, выполненного из серебра и позолоченной латуни.
Выражение «копья ломать» – как раз отсюда, из рыцарских поединков. Кавалерийское копье, по определению, одноразовое – всадники в бою сближаются с большой скоростью, и при таком чудовищном ударе, если не было рикошета, копье почти всегда ломается. Кстати, оружие на большинстве рыцарских турниров в Европе и США снабжено специальным бальсовым наконечником, который при ударе не просто легко ломается, но и очень эффектно «взрывается», разлетаясь фейерверком легких щепок. Такими бальсовыми, почти безопасными, поединками в мире занимаются тысячи энтузиастов. А вот сшибку на цельнодеревянных копьях – Solid Lance Jousting – во всем мире практикуют человек сто. Это мужественные и бесстрашные люди, и именно такие собрались на Турнире Святого Георгия в Коломенском. Турниров Solid Lance по сравнению с бальсовыми проводится ничтожно мало, говорит Дмитрий Савченко. Россия же стоит в этом отношении особняком, у нас ничего другого, кроме Solid Lance, и не бывает – бальса в нашей стране дороговата. Впрочем, и полноценных Solid Lance в России тоже почти никто не делает, их можно увидеть только на Ратоборских рыцарских турнирах (всего в сезон у российского всадника, если говорить о серьезных мероприятиях, не больше четырех турниров). «Святой Георгий» еще и самый лютый – по количеству сшибок он рекордсмен. Если на европейском турнире рыцари съезжаются не более десяти раз, то у нас выходило под три десятка. Выдержали не все, некоторым потребовалась медицинская помощь, кто-то от помощи отказался, но в седле держался с трудом. Понятно, что в таком контексте любая победа на «Святом Георгии» – всегда героическая. В этот раз она досталась Андрею Камину, в мирное время работающему пожарным в Санкт-Петербурге.