Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Приключения

Нежданные чудеса непальских деревень: фоторепортаж

Таня Шарапова
23 октября 2017
/upload/iblock/339/339b98106829df816eeba4a41bf80a41.jpg
Гостеприимство бабушки Чотен и ее кота – одно из главных впечатлений нашего похода.
Фото: Таня Шарапова
/upload/iblock/246/2461da2ec46ed49799661dd4f6c15f85.jpg
Амфитеатр из домов деревни Пху.
Фото: Таня Шарапова
/upload/iblock/282/2824a0f9744e3beef57bd9b2831c6341.jpg
Портер несет стройматериалы по дороге в Пху.
Фото: Таня Шарапова
/upload/iblock/179/179892511f6625d65f9831548328b8f5.jpg
Увидеть жителя деревни Нар на крыше дома – вполне обычное дело.
Фото: Таня Шарапова
/upload/iblock/7d2/7d2cd53693cbc6d796f729d93ff75f1d.jpg
На перевале Канг Ла.
Фото: Таня Шарапова
/upload/iblock/6bb/6bb17babcebea9c425313b254a57425f.jpg
Монастырь Нар Пхеди.
Фото: Таня Шарапова
/upload/iblock/c5e/c5e55bf5c7b08df7c18888498c98815c.jpg
Буддистские чортены у ворот в деревню Нар.
Фото: Таня Шарапова
/upload/iblock/d66/d662615f6379245b2057b110cb92db44.jpg
Смотрительница монастыря Таши Лхакханг Гомпа всю жизнь прожила в месте своей работы.
Фото: Таня Шарапова
/upload/iblock/4c6/4c682b23012c3039ce7a7ab20b117799.jpg
Местные оптимизируют трудозатраты и в районе перевала Канг-Ла на высоте 5000 метров ездят на лошадях.
Фотограф Таня Шарапова исследует жизнь в удаленных горных регионах Непала. В этот раз она собрала команду и прошла по гималайским тропам в деревни Нар и Пху.

«Мой сын — монах. На днях он уехал в Катманду, а я пришла присматривать за монастырем вместо него. Нас тут трое: я, моя подруга Пхунджу Кхано да наш кот Гхури. Четыре года назад этого кота мой сын нашел, когда шел ко мне в гости, в деревню Нар. Гхури очень повезло: где это видано, чтобы кота кормили чапати, молоком да блинчиками? А мы кормим», — рассказывает бабушка Чортен Долма.

Дом Чортен находится в трех часах ходьбы от монастыря, где живет ее сын. Идти нужно в горку, на высоту 4150 метров. Именно туда лежит наш завтрашний путь. А сегодня мы ужинаем по-королевски на кухне монастыря Нар Пхеди в непальских Гималаях. На огне потрескивают поленца, а в чайнике вот-вот закипит вода для масала. Эта кухня — место нашей остановки по пути в горное село Нар.

Треккинг в долину Нар Пху довольно тяжелый: высокогорье, ежедневные длинные переходы, минимальные удобства. Найти единомышленников, которые решатся на подобное ради двух удаленных буддистских деревень было не так просто — но тем не менее у нас собралась отличная команда. До деревни Пху на высоте 4050 метров мы дошли за четыре дня. Условия для жизни тут достаточно суровые — каменистая местность, сильные ветра, крайне холодные осенние и зимние месяцы. Попасть сюда можно двумя способами: экстремальным — через перевал Тери Ла (5595 м) из Мустанга или более щадящим — через село Кото, расположенное недалеко от популярного кольца Аннапурны.

/upload/iblock/689/6890d286c39028ac52f9ff8dccb17a5b.jpg
Таня Шарапова На подходе к деревне Пху (4070м). Пустынное ветреное ущелье Пху Кхола.

В Пху 52 дома, но часть из них закрыта; видно, что хозяева покинули их надолго. Кто-то уехал в столицу, Катманду, кто-то — в более оживленную и большую деревню Мананг. Часть жителей отправилась на заработки и того дальше — в Корею, Америку и Бельгию. «Всего у нас в деревне живут примерно пятьсот человек, а сейчас осталось всего сто. Но все, кто уехал на заработки, обязательно вернутся», — рассказывает мужчина, которого я встречаю на одной из каменистых улочек Пху. Он сидит на камнях на солнечной стороне, в компании друзей. Днем все жители деревни выходят на улицы, чтобы погреться в лучах теплого солнца. В руках каждого из мужчин веретено, с помощью которых они прядут пряжу из ячьей шерсти.

/upload/iblock/2ef/2ef9f60363bd86a94f98e8a079597f28.jpg
Таня Шарапова

Из пряжи женщины ткут шерстяные полотна — тут их используют и как одеяла, и как подстилки для сушки зерна. Чуть дальше по улице сидит группа женщин — неторопливая беседа, веретена в руках, вокруг бегают малыши, одетые в национальные непальские пальтишки, подпоясанные обрезами ткани.

«Через несколько дней после рождения ребенка мы зовем в дом монаха, устраиваем пуджу (религиозная буддистская церемония — Nat-geo.ru), празднуем рождение и даем ребенку имя. В священной книге прописаны имена в соответствие с датой и часом рождения. Сейчас мы начали праздновать дни рождения, но это не наша, а новая традиция с Запада», — рассказывает молодая мама с малышом на руках.

/upload/iblock/be7/be79c8426f631e790e3a3b04ab5c7ae5.jpg
Таня Шарапова Днем, пока светит теплое солнце, все жители деревни выходят на улицу греться.

В Пху всего одна школа, которую посещают в свободном режиме. В деревне семь детей школьного возраста, причем двое из них уехали в Катманду. Остальные дети ходят в школу, когда тепло. Учитель Дипендра Прасад Мохоту перебрался в Пху из теплого гималайского предгорья Тераи. Он отработает здесь пять лет, после чего, по достижении пенсионного возраста, ему гарантирована пенсия от государства. Таким образом непальское правительство поощряет работу в труднодоступных регионах страны. После холодного и ветреного Пху он сможет выбрать любое место работы.

/upload/iblock/723/723722d39bad9c9615ca72c06fa04135.jpg
Школьная комната.
Фото: Таня Шарапова
/upload/iblock/4da/4da0f7b1cee70501e34e8ed5ee850839.jpg
Школьный учитель Дипендра Прасад Мохоту в своей комнате.
Фото: Таня Шарапова

«Мои ученики ходят в школу с марта по октябрь, когда тепло. Живу тут один, по жене, которая осталась в Тераи, и теплому дому я, конечно, скучаю, — делится Дипендра. Мы сидим в школьной пристройке, где живет учитель, и попиваем растворимый кофе. — Готовлю я сам себе и ем два раза в день — оба раза дал бат (рис с овощными и мясными добавками, подающимися в отдельных емкостях — Nat-geo.ru). На Лосар, непальский новый год, мы в деревне едим момо (аналог пельменей — Nat-geo.ru), молочный йогурт и пьем молоко, а еще делаем суп с мясом и овощами».

Рядом со школой замечаю выемку в скале. Это медитационная пещера, принадлежащая гомпе (монастырю) — сюда приходят медитировать монахи.

/upload/iblock/555/555960db1ee5e727478bd57c75e0a630.jpg
Таня Шарапова Монастырь Нар Пхеди.

От Пху до деревни Нар мы доходим за два дня с остановкой в монастыре Нар Пхеди. Деревни находятся примерно на одной и той же высоте, но чтобы дойти из одной в другую, мы то набираем высоту, то снова сбрасываем. Отоспавшись и наевшись до отвала дал бата на кухне у дружелюбной бабушки Чортен, мы прощаемся с ней, ее подругой и черным котом Гхури и отправляемся в Нар, до которой всего три часа пешком. Как только мы заходим в деревню, все ее жители забираются на крыши и наблюдают за прибывшими в деревню иностранцами. Тут вообще принято принимать солнечные ванны на крышах своих домов.

/upload/iblock/b31/b31e081359bcd640977022f4c590a71d.jpg
Таня Шарапова

На одной из улиц слышу ритуальную буддистскую музыку и иду на звук. Упираюсь в дом, к которому приставлена лестница, ведущая на его крышу — там греется паренек. Жестами спрашиваю, можно ли залезть на крышу, и получив радушную улыбку в качестве ответа, забираюсь по лестнице. Поднимаюсь, музыка становится все отчетливее. Волшебные звуки доносятся из небольшой пристройки к дому сверху.

/upload/iblock/5e1/5e1a51ef31e172fdaf91313a51246e30.jpg
Таня Шарапова Дом, на крыше которого находится монастырь, и хозяин дома – Карма.

Тут и наступает момент, ради которого и был пройден весь этот путь.

Удивительная по своей красоте и самобытности буддистская пуджа. Пыльная комната освещается лишь одним тонким лучиком из узкого отверстия в потолке, вдоль стен друг напротив друга стоят низкие столики, за которыми сидят монахи и поют мантры. Под потолком висит огромный барабан, на столе одного из монахов лежит музыкальная флейта из человеческой кости, на столе другого монаха — большая морская раковина, используемая как духовой инструмент. В глубине комнаты стоит столик с ритуальными принадлежностями — тибетским колокольчиком, ваджрой, пурбой, сделанными из масла фигурками торма и курительными палочками. Тут же фотография Далай–Ламы. Справа в стене углубление — под пыльной паутиной прячется множество статуэток Будды и небольшая библиотека из буддистских книг, перетянутых лентой длинных прямоугольных брусков. Книги лежат и перед каждым из семи монахов. Один из монахов начинает читать мантры, затем к нему присоединяются остальные шестеро — и читка переходит в перемежаемое вздохами и бормотанием пение. Вся церемония займет около восьми часов.

/upload/iblock/249/2495afc9d1a8e9da44ba32342545a67a.jpg
Внутри домашнего монастыря во время пуджи.
Фото: Таня Шарапова
/upload/iblock/ac4/ac4765a07d0928f1af800b316babccbe.jpg
Фото: Таня Шарапова
/upload/iblock/260/260e04de4d5a7e40d34e848b4fbc6c3f.jpg
Домашний монастырь.
Фото: Таня Шарапова

Я сижу на выложенном деревянными досками полу. Передо мной — кружка с тибетским соленым чаем с маслом яка, церемония идет своим чередом. В ритуальную комнату по очереди заходят жители деревни — прочесть мантры и попросить об урожайном годе.

/upload/iblock/31c/31c6adf4dd71707193df92b698490f4a.jpg
Таня Шарапова Зерно рядом с буддистскими книгами во время пуджи. Его-то и разбрасывают в воздух, надеясь на урожай.

Как я потом выясню у паренька с крыши, такая церемония по благословению жизни деревни проходит раз в году в определенный благоприятный день, выбранный монахами. Предугадать, когда это произойдет, невозможно, так что оказаться на такой церемонии — чистейшей воды везение.

Предугадывать вообще не в правилах непальцев. В их жизни все идет своим чередом, без лишних драм и переживаний. Чудеса случаются, когда их не ждешь — но обязательно случаются. Именно за этими чудесами я и езжу каждый год в Непал.

/upload/iblock/275/275b89ed1cef109bbdc14b5ac8474379.jpg
Таня Шарапова Обратно к "цивилизации" – держим путь в деревню Нгавал.
рекомендации
Карта, Россия

Ветер крепчает: как создаются российские ветропарки

Звезда

«В России за такое пришлось бы доплатить». Как Непал переживал топливный кризис

Сайгак

Сайгаки: ликбез о степных антилопах

Снежинка

Взятие зимнего: зачем ехать в Петербург в холодный сезон

Монеты, деньги

Карта, деньги и идеальное путешествие этой зимы

None