Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Спелеология

Подземный Эверест: что скрывает пещера Дарк Стар

Текст: Марк Синнот Фото: Робби Шон
13 апреля 2017
/upload/iblock/29b/29ba88193e8df6900c2eb0681ab4c210.jpg
Участник экспедиции Евгений Цурихин поднимается по веревке со дна колодца. Ходы Дарк Стар пролегают глубоко под землей, тем не менее многие из них находятся на высоте 3000 метров над уровнем моря.
/upload/iblock/ee0/ee04e1d81d5c59e68c939a6aded9fd74.jpg
Автор статьи Марк Синнот поднимается на стену Байсунтау в Узбекистане. Внутри этого карстового массива скрываются лабиринты подземного мира. В пещеру Дарк Стар проведено восемь экспедиций, но ее дно еще не достигнуто.
/upload/iblock/e0a/e0ac248b9c4a50e0aaeab271efcef723.jpg
Грот Полнолуние, покрытый кристаллами льда, достигает 250 метров в длину и на данный момент является самым большим в Дарк Стар. Вся пещерная система – своего рода геологическая капсула времени: скопления минералов могут рассказать, как менялся климат на планете на протяжении тысяч лет.
Глубоко под горным хребтом в далеком Узбекистане спелеологи исследуют лабиринт, который может оказаться «подземным Эверестом».
Журнал №163, апрель 2017

Журнал №163, апрель 2017

Читать этот номер

«Не бойся, здесь нельзя заблудиться».

Слова Ларисы Поздняковой доносятся до меня из черной тьмы бесконечной, как кажется, пещеры. Лариса словно читает мои мысли: сейчас единственное, о чем я могу думать, – как не потеряться в полутора километрах от входа. Последние несколько часов я изо всех сил старался поспевать за Ларисой, которая вела меня все глубже в холодный подземный мир Темной Звезды – пещеры Дарк Стар.

Позднякова, опытный спелеолог из Екатеринбурга, с легкостью пробирается по нашему петляющему маршруту, а такому новичку, как я, остается только не отставать и не останавливаться слишком часто. Холодная тьма поглощает свет наших налобных фонариков – на расстоянии вытянутой руки ничего не видно, и приходится вслепую преодолевать сотни метров, держась за жесткие, покрытые грязью веревки, которые ведут нас через лабиринт ходов.

Эти меандры и подземные коридоры уже отмечены на карте, но мы петляем по ним вверх и вниз, прижимаясь к стенам. Замерзшая глина и песок под ногами окончательно сбивают меня с толку, и я перестаю понимать, где мы находимся. Мой опыт альпинизма и горных путешествий совсем не помогает ориентироваться под землей. Я привык к опасным маршрутам, но под землей GPS не работает, да и звезды здесь не помогут. И, несмотря на уверения Ларисы, я знаю, что в одиночку из этого пугающего лабиринта мне не выбраться.

Нагнав наконец свою спутницу, я в свете фонарика увидел расстилающуюся перед нами гладь воды – это было одно из подземных озер Дарк Стар. Лариса пристегивается к веревке и готовится к переправе.

Веревка тянется над озером, а другой ее конец исчезает в темноте. Веревочная навеска позволяет спелеологам безопасно переправиться через большое озеро, слишком холодное, чтобы переплыть его без гидрокостюма.

Приветливо улыбнувшись мне, Лариса делает первый шаг. Я вижу, как ее собранные в хвост светлые волосы развевает ветер.

Через мгновение она исчезает в темноте, оставляя меня наедине с моими страхами.

MM8380_140815_2805.jpg

Я оказался здесь потому, что решил стать одним из участников экспедиции (всего 31 человек, большая часть – русские, не говорящие по-английски), чтобы изучить огромную карстовую пещерную систему в отдаленном районе Узбекистана. Русская экспедиция обнаружила вход в пещеру в 1984 году, но начало ее изучению положили британские спелеологи в 1990-м. Они же и назвали пещеру в честь знаменитого американского фантастического фильма середины 1970-х годов. С тех пор Дарк Стар, а также соседняя с ней пещера Фестивальная (возможно, когда-нибудь обнаружат ходы, соединяющие их) манят спелеологов-экстремалов со всего мира.

Притягательность этой огромной пещерной системы сродни очарованию высоких гор. Правда, есть одно отличие: всем известно, что Эверест – самая высокая точка Земли, а вот соревноваться в поиске самой глубокой пещеры можно практически бесконечно. Мы больше знаем о поверхности Марса, чем о том, что скрывается в глубинах нашей планеты. На данный момент самая глубокая известная пещера – Крубера-Воронья в Абхазии (2197 метров). Однако Дарк Стар, многие участки которой еще только предстоит изучить, может оказать тоже одной из самых глубоких пещер мира.

На сегодня после восьми экспедиций исследовано 17400 метров лабиринтов Дарк Стар; самый глубокий исследованный участок расположен на уровне 900 метров под землей. Однако карта этой пещеры пока неполная – отчасти из-за того, что Дарк Стар находится в отдаленном и политически нестабильном регионе, отчасти потому, что для ее изучения требуется серьезная подготовка и высокое техническое оснащение экспедиций.

О том, что пойду с Ларисой, я узнал еще в базовом лагере: ей дали задание сопроводить меня в лагерь Готика, находящийся в двух с лишним километрах от входа. Мне предстояло провести две ночи, наблюдая, как спелеологи делают топосъемку, составляя карту пещеры и проводят научные исследования.

Путешествие с Ларисой над озером – довольно рискованное предприятие, но и путь к базе у подножия горы тоже не был легкой прогулкой. Чтобы встретиться с другими членами экспедиции (а это были люди в возрасте от 22 до 54 лет, спелеологи и ученые с мировым именем; помимо русских – итальянцы, израильтяне и один немец), я приехал в Ташкент, столицу Узбекистана. Оттуда мы все вместе с сотнями килограммов продовольствия и оборудования для трех недель работы проехали 185 километров на автобусе по сухим равнинам – популярному туристическому маршруту, древнему Великому шелковому пути, проходящему через Самарканд. Затем мы свернули и отправились к городу Байсун у афганской границы, где погрузили нашу поклажу в грузовик.

Подъезжая к хребту Байсунтау, мы увидели горы высотой более 3500 метров, которые резко обрывались, образуя завораживающую вертикальную стену. В глубоких долинах были разбросаны деревушки, где столетиями живут таджики и узбеки, разводя коз, выращивая арбузы, сливы, яблоки и грецкие орехи.

Лет тридцать назад Игорь Лавров, мой нынешний попутчик, бородатый геолог в очках, обнаружил высокий массив Ходжа Гур-Гур-Ата: вместе с коллегами Игорь исследовал его все эти годы.

Массив, достигающий 3650 метров в высоту и 35 километров в длину, был образован, когда тектонические силы сдвинули древние пласты известняка, поставив их вертикально. В молодости Игорь состоял в Свердловском (ныне – Екатеринбургский) спелеологическом клубе, где, изучая старые советские карты, узнал о Байсунтау. Однажды, по совету местного пастуха, он и его друг Сергей Матренин встретились со школьным учителем из деревушки Кайрак, который много лет изучал близлежащие подземные гроты. «Где найти эти пещеры?» – спросил Игорь. «Там», – ответил пастух, махнув рукой на известняковую стену, возвышающуюся над долиной. Вскоре – теперь уже много лет назад – у ее подножия Игорь с Сергеем впервые исследовали таинственное отверстие в центре вертикальной стены – именно через него нам предстоит попасть в Дарк Стар.

Дорога становится слишком крутой для грузовика, и приходится перекладывать вещи на старейший транспорт – 15 вьючных ослов. Спустя два дня мы наконец добираемся до базового лагеря, расположенного на покатом склоне у подножия известняковой стены. Все семь входов в Дарк Стар находятся на этой стороне массива; попасть туда можно, только имея солидный опыт скалолазания и хорошее снаряжение.

Нам потребовалось еще несколько дней, чтобы, сделав навеску, добраться до пещеры и поднять туда вещи. И вот наконец я вскарабкался на 137-метровую высоту к входу в систему через пещеру Ижевская, или R-21. И начал понимать, почему спелеологи считают Дарк Стар живым, дышащим существом. Внизу было +38, и я был поражен, насколько холодным оказался ветер, вырывавшийся из пещерного входа. Никто не может объяснить, как именно воздух циркулирует в пещерах, но, когда возле входа температура высокая, пещера «выдыхает», а когда низкая – наоборот. И если здесь Дарк Стар «выдыхает», то она должна всасывать воздух где-то еще. Но где? Спускаясь внутрь по покрытому изморозью склону, я не могу отделаться от смутного ощущения, что ступаю в пасть доисторического чудовища.

Внутри, недалеко от входа, Тоня Вотинцева, российский молекулярный биолог, остановилась, чтобы прикрепить к стене маленький белый диск. Ее задача – отмечать на карте новые участки пещеры, но Тоню больше интересует сбор научных данных. Это устройство – одно из нескольких, которые она разместит в пещере, чтобы зафиксировать, как будут меняться температура, влажность, давление и уровень диоксида углерода на протяжении следующих двух лет. Затем диски снимут и отвезут в лабораторию для анализа.

Под землей скрыто множество научных данных, и часть важных сведений хранят натечные минеральные образования, то есть, грубо говоря, растущие из пола сталагмиты и свисающие с потолка сталактиты. Из них удается получать информацию так же, как из образцов льда, которые ученые откалывают от ледников. Проводя анализ сталагмитов и сталактитов, на формирование которых ушли тысячелетия, можно узнать, каким был климат на Земле много веков назад.

/upload/iblock/ca9/ca9aad4bdcc85cdcee4c2f181f53f470.jpg
Стоя на краю скользкого камня, Марк понимает, что падение в холодную воду чревато проблемами. В пещере мокрая одежда не высохнет. Гипотермия, сломанная лодыжка, дезориентация – вот лишь некоторые из множества опасностей.
/upload/iblock/e59/e59e978bed165aa20c0c537d13f98678.jpg
На поверхности стоит 38-градусная жара. Внутри температура колеблется между –1 и +3 градусами Цельсия. Разница вроде небольшая, но она оказывает существенное влияние на внешний вид пещеры: по мере того как спелеологи продвигаются вглубь, голубой лед уступает место горным породам.

Каждый год команда собирает образцы в разных частях Дарк Стар, чтобы узнать не только о климате Центральной Азии, но и о циркуляции воздуха в пещере, и о ее структуре. Эти данные помогут спелеологам в будущем.

Следуя за Тоней, я, согнувшись, прохожу под аркой прозрачного голубого льда и оказываюсь в огромном гроте Полнолуние – 250 метров длинной и 30 высотой. Стены покрыты тонким слоем инея, который сверкает тысячей маленьких зеркал, освещая зал, словно миллион звезд в ночном небе.

Два дня спустя я стою у края озера. Лариса, исчезнувшая из виду мгновением раньше, должна ждать меня на другом берегу.

По крайней мере, я на это надеюсь. С тех пор, как я присоединился к команде, все словно задались целью не дать мне забыть о том, что я новичок: рассказывали о трагически погибших спелеологах, о молодом исследователе, который повернул не туда и потерялся... Мне постоянно устраивали испытания, словно проверяя, заслуживает ли «американец» места в их команде: оценивали, достаточно ли тяжелый рюкзак я смогу нести, насколько хорошо я лазаю, как далеко могу пройти. Испытания я выдержал, и вот теперь у меня нет выбора. Я пристегиваюсь к веревке и скольжу на другую сторону озера, приземляясь на уступ.

Ларисы здесь нет. Вероятно, очередная проверка: смогу ли я найти дорогу в одиночку. До сих пор со всеми испытаниями я справлялся неплохо, и мне было весело. Но сейчас совсем не до смеха. Свет фонарика выхватывает из темноты два подземных коридора. Я напрягаю слух, пытаясь уловить хоть какие-нибудь звуки, которые бы подсказали мне, куда пошла Лариса, но все, что я слышу, – звук капель воды, падающих в озеро с потолка пещеры.

Выключаю фонарик, чтобы не тратить батарейки, и меня окутывает абсолютная тьма. «Лариса!» – кричу я, но мне отвечает лишь эхо. И тут я понимаю: ее фраза «Не бойся, здесь нельзя заблудиться» – шутка для посвященных. Заблудиться здесь легче легкого. Первый коридор, куда я решил отправиться, оказался коротким тупиком. Второй приводит меня к слоистому уступу, словно слепленному из минеральных пластин. На нем сидит Лариса.

/upload/iblock/aa8/aa8e7941a1c07a265c41ceb73abd710a.jpg
Русский, английский, итальянский, иврит, немецкий: участники экспедиции говорят на разных языках, но пребывание в Дарк Стар их сплотило.

…Мы попадаем в Т-образную часть пещеры, где на груде булыжников стоят две яркие, освещенные изнутри палатки: лагерь Готика. К нам приближается луч света, и голос Жени Цурихина объявляет: «Добро пожаловать в Готику!». Женя самый старший в группе – это его четырнадцатая экспедиция на Байсунтау. Он занимается рыбоводством, работает в научно-исследовательском институте, но его истинная страсть – Дарк Стар, и никто не знает эту пещерную систему лучше него. Цурихин взмахом руки зовет нас к одной из палаток. Оттуда валит пар, и я слышу потрескивание примуса. Скидываю комбинезон и иду в палатку, где несколько членов экспедиции склонились над картой Дарк Стар. Участки пещеры отмечены разными цветами – в зависимости от того, во время какой экспедиции их обнаружили. От этого карта напоминает схему кровеносных сосудов человека. Женя ведет пальцем по зеленой линии, палец замирает, и Цурихин начинает что-то быстро говорить по-русски. Он указывает туда, где остановилась предыдущая экспедиция – им преградил дорогу 37-метровый водопад. Нам предстоит его преодолеть.

Моя первая ночь в недрах Земли проходит в тесной палатке с двумя другими исследователями. Здесь, внизу, смена дня и ночи не имеет значения, поэтому люди спят и едят, не ориентируясь на солнце. Меня будит шумное прибытие трех израильских спелеологов, которые несколько дней исследовали заваленный ход в глубине пещеры. Один из них – Боаз Лэнгфорд, молодой геолог. Он думает, что они нашли непористую горную породу, залегающую под известняком. «Мы должны понять, куда двигаться дальше, – говорит он. – Мы собираемся изучить Красные озера. Тебе следует пойти с нами». Не дожидаясь, пока я соберусь, он протараторил мне указания и исчез. Полчаса спустя я снова стою один в темноте перед очередной развилкой. Оба пути отмечены веревками: одна уходит вниз через достаточно широкий провал, а другая идет вверх под углом, исчезая в отверстии на шестиметровой высоте; под ней – то ли глубокая яма, то ли озеро. Я выбираю первый вариант, спускаюсь между стенами шершавого рыжего натечного камня и опять оказываюсь перед тремя ходами. Опять ни одной подсказки – я не представляю, куда могли направиться израильтяне.

Выбираю наименьшее из зол: коридор размером с вентиляционную трубу, на десять сантиметров заполненный водой. Снимаю рюкзак и толкаю перед собой; стараясь не промокнуть, опираюсь на локти и пальцы ног. В этой неудобной позе продвигаюсь вперед сантиметр за сантиметром. Потолок становится ниже, и мне приходится ползти на животе. Вдруг проход почти вертикально обрушивается вниз. Он настолько узкий, что я вынужден изо всех сил напрягать мышцы, чтобы не застрять. Кровь стучит в висках, и я вспоминаю еще одну пещерную страшилку. В 2009 году молодой американец, студент медицинского университета, полз по неисследованному проходу в пещере Натти-Патти в Юте, и проход внезапно ушел вниз. Парень полез головой вперед, думая, что потом коридор станет шире. Но тот становился все уже и уже, и бедолага застрял вниз головой. Спасателям не удалось вытащить парня. Тело несчастного так и не удалось достать, и проход залили бетоном. Мне везет больше, и, попав в коридор, где под ногами снова вода, я слышу, как шуршит и трется о стены ткань комбинезонов. Я нашел израильтян. А они нашли еще один небольшой ход, который ведет в неизведанные глубины, и спорят, кто пойдет первым. «Сейчас моя очередь», – говорит один из них и, оттеснив друзей, ныряет в проем.

Экспедиция подходит к концу. Увы, большинство направлений, на которые возлагали надежды, оказались тупиковыми. Команда покинула пещеру и готовится к долгой дороге в Ташкент, но Женя и еще один русский – молодой, амбициозный Алексей Серегин решили все же взобраться на водопад и найти новые ходы.

Через три дня они, грязные с ног до головы, наконец возвращаются в базовый лагерь – и рассказывают нам, как взобрались на водопад и после нескольких часов в узких, петляющих коридорах добрались до места всего в 23 сантиметра шириной. Алексей попытался пробраться туда, но голова никак не пролезала. Не желая сдаваться, Женя все же втиснул голову в эту щель, исцарапав виски. Ссутулив плечи и втянув живот, он 30 мучительных минут полз вперед и наконец оказался в огромном – размером со станцию метро – коридоре, где шумела быстрая подземная река. Что если это то самое место, которое он искал двадцать с лишним лет? Что если выяснится: Дарк Стар – этакий подземный Эверест среди пещер? Женя горит нетерпением узнать, куда ведет этот ход. Но, к сожалению, время экспедиции подошло к концу. Волнение ребят передается другим членам команды. Всем становится ясно: именно так и должны заканчиваться великие спелеологические экспедиции – обнаружением таинственного хода, ведущего в неизвестность, к новым приключениям глубоко под землей.

рекомендации
Планета Земля

Три космостанции отходов и другие причины выбрать товары с экомаркировкой

Звезда

“Звездное небо” в новозеландских пещерах: видео

Звезда

Самая большая пещера в мире

Горы

Восхождение на Килиманджаро: самое интересное приключение в Африке

Фотоаппарат generic icon

Как прошел наш фототур в Дагестан