Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
«Дикая природа России»
Приключения

Бейс-клаймбинг и бейс-джампинг в Антарктиде

Текст: Александр Грек
19 ноября 2011
/upload/iblock/1fd/1fd27f772e51ae46ebdd20bf1aef58a7.jpg
Земля Королевы Мод – обширная область на атлантическом побережье Антарктиды, названная в честь Мод Шарлотты Марии Виктории, принцессы Уэльской и королевы Норвегии. На этой территории действует несколько научных станций, в том числе российская «Новолазаревская» и немецкая «Номайер». «Новолазаревская» располагается в оазисе Ширмахера, где во времена Второй мировой войны, как предполагается, была фашистская база.
Фото: Томас Сенф/Red Bull Photofiles
/upload/iblock/61b/61b09b1d136860b8c985f62ca4364c50.jpg
Все снаряжение ребята таскали на себе.
Фото: Предраг Вукович/Red Bull Photofiles
/upload/iblock/723/72316ba527197578c29ef5a837ba5f93.jpg
Почти трехкилометровая Ульветанна, как гигантский гранитный нож, вспарывает льды Антарктиды.
Фото: Предраг Вукович/Red Bull Photofiles
/upload/iblock/27c/27cd5d47e1d09a7c1b36394eb7b749eb.jpg
Фото: Предраг Вукович/Red Bull Photofiles
/upload/iblock/fc6/fc6a066792e3bb81ed644a2f5ea8547a.jpg
Чтобы делать такие эффектные снимки, профессиональному фотографу и горному гиду Томасу Сенфу приходилось порой забираться выше Валерия Розова.
Фото: Томас Сенф/Red Bull Photofiles
/upload/iblock/145/145141bda37530d07a927f0bc0e25143.jpg
Самый долгий полет Валерия Розова вдоль антарктических хребтов длился сорок пять секунд. Подготовка к нему заняла шесть лет.
Фото: Предраг Вукович/Red Bull Photofiles
Антарктида. Земля Королевы Мод. Российский альпинист и бейс-джампер Валерий Розов совершил прыжок с одной из самых красивых и сложных гор Антарктики – Ульветанны высотой 2931 метр. Прыжку предшествовало сложное альпинистское восхождение в суровых антарктических условиях
Журнал №89, февраль 2011

Журнал №89, февраль 2011

Читать этот номер
Валерий Розов, с горным загаром больше похожий на чумазого шахтера, чем на легендарного спортсмена-экстремала, всего пару дней назад вернулся из Антарктиды, где совершил восхождение на одну из самых сложных гор близ южного полюса – Ульветанну (Ulvetanna), а затем и прыгнул с нее. Так была вписана еще одна страница в историю одного из самых молодых видов экстремального спорта – бейс-клаймбинга. «На самом деле это не вид спорта, – поправляет меня Розов. – Вид спорта – это когда есть разрядные требования, федерация, которая представляет интересы вида. Я занимался парашютным спортом и альпинизмом – оба являются видами спорта. Но комбинация того и другого, когда делаешь бейс-прыжки в больших горах, не спорт. Бейс-клаймбинг – это чистый экстрим».
«Несколько дней лезешь и за минуту оказываешься внизу. Для меня это перемещение психологически воспринимается как телепортация».
Интернет приписывает Валерию статус основателя бейс-клаймбинга, но это не так. Название Base Climbing придумала парочка безбашенных австралийцев, совершивших в 1992 году восхождение (кстати, с русскими альпинистами) и затем прыгнувших с вершины Транго-тауэр (Great Trango Tower) в Пакистане, двухкилометровой вертикальной стены. Больше австралийцы этим не занимались, оставив после себя только название нового вида и любительский фильм, запечатлевший прыжок. А вот Розову название понравилось, он стал его активно использовать, и на сегодняшний день Валерий Розов, безусловно, самый известный в мире бейс-клаймбер, прославившийся своими красочными затяжными прыжками: с горы Эльбрус, с жемчужины Альп – Маттерхорна; недавно к этой коллекции добавился прыжок в действующий вулкан Мутновский на Камчатке. Антарктида. Несмотря на брутальные увлечения, Валерий Розов – неискоренимый романтик. – Я с детства зачитывался книгами о путешествиях и альпинизме, – рассказывает Валерий. – К сожалению, эпоха географических открытий закончилась, я опоздал лет на четыреста. Да и в горах уже давно проложены самые сложные маршруты. Но для утоления первопроходческой жажды люди придумали выход – усложняешь задачу и оказываешься первым. Океан, например, пересекали сто раз, но путешественники делают это снова и снова: на веслах, под парусом, в одиночку. Это вдохновляет. Антарктида более чем логично вписывается в тему. Континент, на котором я не прыгал и не лазил. Земля Королевы Мод – очень известный район в узком кругу любителей экстремальных восхождений. Ульветанна – невообразимой красоты гора, огромный полуторакилометровый треугольный пик с отвесными стенами. Первые альпинисты, норвежцы, попали туда в 1993 году и выпустили потрясающую книжку с фотографиями своих приключений. Я ее увидел и заболел этими горами. Шесть лет назад я решил, что хочу попасть туда, и взялся работать над этим проектом». Команда. Экспедиционная группа состояла из девяти человек: двух фотографов, трех видео-операторов, двух альпинистов, координатора и, собственно, Валерия Розова. Команда подобралась интернациональная: Россия, Белоруссия, Турция, Швейцария и Сербия. «Зачем столько операторов и фотографов? – переспрашивает Розов. – Обычно целый месяц работаешь ради одного прыжка, а поскольку прыжок – кульминация проекта, хочется заснять его как можно лучше и с разных ракурсов. Одной камерой это сделать невозможно, хотя бы потому, что она может отказать на морозе». Из фотографов и операторов альпинистский опыт имел Томас Сенф (Швейцария), остальные, люди со спортивным прошлым, в течение года немного потренировались, пару раз выезжая в горы: освоили элементарные навыки. Но на верхнюю, самую крутую, часть маршрута они не пошли, не хватило опыта. Поднимались трое: Розов, Александр Ручкин и Сенф. Однако не особенно преуспели: самая верхняя часть горы оказалась заваленной, на ней не смогли найти точку старта, и Валерий прыгал чуть ниже, где снимать могли все. Первым делом самолеты. Все путешествие заняло 36 дней. Приключения начались уже в Кейптауне, где надо было сторожить рейс на российскую антарктическую станцию «Новолазаревская». Самолет в Антарктиду улетает не по расписанию, а по погоде. Ил-76 в воздухе может находиться восемь часов, а лететь над океаном – шесть. То есть через четыре часа после начала полета наступает точка невозврата, кругом одна вода, и садиться можно только в Антарктиде. А погода там меняется стремительно. Поэтому всех просят приезжать за несколько дней – рейс может улететь и раньше, если погода благоприятная. Следующим сюрпризом стал самолет, который должен был доставить команду к лагерю. Это был Douglas DC-3 выпуска 1943 года! Он, правда, прошел капитальный ремонт – у него новые двигатели и авионика, но это действительно машина времен Второй мировой войны. Настоящий ретролайнер, причем шикарно выглядящий. А ретро потому, что в процессе эволюции самолеты утратили способность садиться на лыжи, в России таких машин и вовсе не осталось. «Новолазаревскую» обслуживает канадский самолет с канадским же экипажем. Заходя на посадку в районе лагеря, самолет сделал несколько низких заходов, но посадка все равно была довольно жесткой, основательно потрясло. Пилот даже подумал, что сломал лыжу, но все обошлось. Пилоты – симпатичные общительные молодые ребята. «Я на них смотрел и по-хорошему завидовал, – признался Розов. – Настоящая мужская профессия». Повезло. Экспедиции с погодой повезло – не было ни одного ветреного или снежного дня. Поэтому удалось больше, чем планировали: Валерий прыгнул четыре раза, в том числе и с двух других, рядом расположенных гор – Тунгесписсена (2277 метров) и Холтанны (2650 метров). Днем температура поднималась до минус 10, и, если солнце было в зените, удавалось позагорать. Ребята даже пару раз мыли голову. Ночью холодало до минус 25–30 градусов, но, главное, менялась влажность, и небольшой в целом перепад температур переносился с трудом. Вершины покорились за разное время. На Тунгесписсен зашли за день, на Холтанну – за два, покорение Ульветанны заняло неделю: ходили несколько раз, вначале просто забрасывая снаряжение. Раз, и готово. Меня мучил вопрос, не завидуют ли Розову члены его команды: ведь неделю все вместе ползут вверх, потом Розов сигает вниз, а остальным надо идти пешком. «Несколько дней лезешь и за минуту оказываешься внизу, где теплее и можно ходить вперед-назад, вправо-влево. Для меня это перемещение психологически воспринимается как телепортация, – говорит Валерий. – Тем не менее мне никто из группы не завидовал. Они с гораздо большим энтузиазмом, после того как меня отправляют, идут пешком. Почему? Наверное, надо хоть раз постоять на краю гигантского обрыва, и вопрос сам собой отпадет». Валерий давно уже подобные прыжки совершает в вингсьюте (костюм-крыло), делающим его похожим на птицу. Такая экипировка резко замедляет скорость по вертикали и увеличивает по горизонтали. В итоге можно летать гораздо дольше, дальше и, самое главное, прыгать с недоступных ранее мест. Например, во время второго прыжка с Тунгесписсена Розов стартовал в том месте горы, где короткая разгонная часть. Если прыгать в обычной одежде, прыжок длился бы секунды четыре. А так Розов пролетел целых сорок пять секунд. На записи видно, как он планирует вдоль стен: дольше, динамичнее, красивее. Настоящее приключение. «Я объездил много мест на Земле и каждый раз, отправляясь куда-то, думаю: что еще может меня поразить? Разве что Антарктида. Ни на что не похожие пейзажи: вертикальные горы, а долины между горными хребтами залиты льдом километровой толщины! Ощущение, что горы растут изо льда, как многоэтажные дома. Вершины, с которых не то что никто не прыгал, но никто их и не покорял. Это было настоящее приключение», – закончил Валерий свой рассказ.
рекомендации
Лев

Какие привычки достались кошкам от диких предков?

Автомобиль

Московский бит: путешествуем с Gett

Листья

Отдых в гармонии с природой: как развивается Красная Поляна

None