Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Экология и климат

Жара в пустыне Калахари

Текст: Леони Жубер | Фото: Томас П. Пешек
01 сентября 2021
MM9392_200927_069070.jpg
Для сурикатов, разновидности мангустов, выживание – это вопрос коллективных усилий. Часовые высматривают врагов, а взрослые особи рангом пониже (в основном самки) присматривают за детенышами, кормят их. Неясно, как изменение климата повлияет на местных сурикатов. Но если лето станет более жарким и засушливым, численность животных может уменьшиться.
Невыносимая жара и бесконечная засуха могут нарушить хрупкое равновесие, веками сохранявшееся в пустыне Калахари.

В темноте неподвижно застыли два силуэта. Небо едва-едва освещено серебристым светом луны.

Ночь, на невысокой дюне несколько часов сидят две женщины – в полном молчании. Сюда, в южную часть пустыни Калахари, их привел радиопередатчик. Где-то здесь под землей в своей норе прячется самка степного ящера, панголина. Десять часов, ночное животное еще спит. Ученые (28-летняя Венди Панейно и 30-летняя Валери Пакоаго) следили за этой самкой последние два месяца. Самку зовут Хоупвелл-3 – в честь места, где ее впервые обнаружили местные рейнджеры. Позже по следам на песке до панголина добрались ученые – на чешуйке на крестце установили датчик.

Этим вечером Венди и Валери отправились на поиски помета панголинов – исследователи называют его «калахарским золотом», ведь это настоящий кладезь информации о том, как жизнь пугливого поедателя муравьев и термитов переплетена с жизнью трав и крошечных насекомых, которые питаются семенами этих трав.

Исследование курирует лаборатория экологической физиологии дикой природы Университета Витватерсранда в Йоханнесбурге, это часть более масштабного проекта под названием «Уязвимая экосистема Калахари». Его цель – выяснить, как изменения климата влияют на хрупкую, сложную, отличающуюся богатым разнообразием местную природу.

MM9392_200918_048558.jpg
В Тсвалу-Калахари, крупнейшем частном заповеднике Южной Африки, львы не дают жирафам, антилопам и другим пасущимся животным задерживаться на одном месте. Это снижает нагрузку на травянистые растения, которые в жаркую погоду могут уступить место негостеприимным колючим зарослям.

Здесь, на юге Калахари, уже заметны тревожные признаки глобального потепления. Специалисты из Кейптаунского университета создали климатическую модель, которая показывает, что через десять лет, когда средняя температура на Земле может повыситься на 1,5 градуса Цельсия (именно эту катастрофу призвано предотвратить Парижское соглашение ООН), средняя температура в Ботсване – немного севернее места, где живет Хоупвелл-3, – повысится уже более чем на два градуса. Увеличение среднемировой температуры на три градуса (а температуры в Ботсване – на 4,2 градуса) обернется коллапсом экосистемы пустыни Калахари.

Выход все же есть. Например, во время засухи летом 2012-2013 годов ученые исследовали местных африканских трубкозубов.

Эти животные питаются термитами и живут по соседству с панголинами. Работа ученых показала, что может ждать жизнь в Калахари при изменении климата. Если летние дожди не начнутся, как обычно, вовремя, может развернуться целый каскад бедствий: погибнут зимующие травы, которыми питаются муравьи и термиты, и тогда численность этих насекомых катастрофически сократится, а для всех, кто питается насекомыми, начнется голод. Если засуха и упадок растительности даже в один год оказывается катастрофой для двух насекомоядных видов животных, что тогда принесет движимый повышением температуры и засухами долговременный коллапс всей экосистемы для множества живых организмов – звеньев пищевой цепочки, в основе которой – местные травы?

Калахари – одна из крупнейших песчаных пустынь планеты, неспокойный океан носимых ветром дюн на территориях, принадлежащих сразу нескольким странам – Ботсване, Намибии, ЮАР. Кое-где пески сменяются саванной, которая, в основном, покрыта травой, но иногда здесь все же встречаются случайные деревья: их можно заметить издалека. Здесь, на южной окраине региона, воздушные потоки сформировали серии дюн, которые бесконечно тянутся с севера на юг. Десятилетия земледелия истощили эти земли, а теперь, похоже, свою большую роль сыграет и глобальное потепление. Венди Панейно и Валери Пакоаго который год тщательно изучают жизнь скрытных животных среди дюн: их цель – помочь местным специалистам по охране природы определить сигналы бедствия и помочь лучше сохранить то, что в наши дни осталось от пустыни Калахари.

MM9392_201029_DSC5071@Thomas Peschak.jpg
Весной 2020 года в Тсвалу прибыла стая пятнистых гиен. Реинтродукция хищников имеет огромное значение для поддержания баланса в этой «полудикой» экосистеме. Основанный в 1990-е годы заповедник представляет собой островок первоначальной Калахари. На большей же части пустыни сегодня располагаются фермы, дороги и рудники.
MM9392_201002_081948.jpg
Как оживить змею? Ветеринар Джессика Брайнер имплантировала радиомаячок этой капской кобре. А теперь вдыхает змее в рот струю углекислого газа, чтобы очистить ее легкие от анестетика, под которым проходила имплантация, и восстановить нормальное дыхание.

Хоупвелл-3 – уже третий панголин, включенный в изучение на участке, который раньше был животноводческой фермой «Хоупвелл» – одного из пятидесяти ранчо, ставших частью заповедника Тсвалу Калахари, созданный в этих местах тридцать лет назад. Тсвалу занимает 11900 гектаров и это крупнейший частный заповедник в Южной Африке, оплот некогда дикой природы Калахари – сегодня большая территория пустыни изрезана фермами, дорогами, железными и марганцевыми рудниками: для дикой природы тут осталось не так уж много места.

Помимо роскошных лоджей, обустроенных для богатых туристов – любителей дикой природы, в заповеднике находится исследовательский центр проекта «Уязвимая экосистема Калахари». В первую очередь ученых интересует вопрос: как на природе в этой жаркой и крайне засушливой местности скажется повышение температуры. Что будет, если засухи станут случаться все чаще и чаще, а планета продолжит нагреваться от загрязнения нашей атмосферы углекислым газом?

Ответ на этот вопрос будет иметь ключевое значение для того, как именно работники заповедника смогут повлиять на местную природу. Исследования помогут работникам заповедника выдерживать баланс между количеством травы и аппетитами зависимых от нее существ (начиная с насекомых, которые питаются травой, панголинами, которые питаются насекомыми и заканчивая стадами антилоп и хищниками, преследующими этих самых антилоп.

Момент, когда самка вылезает на поверхность, можно определить по звуку: слышно, как трава царапается о чешую панголина. Панейно и Пакоаго поднимаются на ноги, а в круге света от фонаря, словно на сцену, входит, покачиваясь, Хоупвелл-3.

Она похожа на сгорбленную заводную игрушку в доспехах. Панцирь из пластин начинается с переносицы, а дальше расширяется, закрывая плечи, спину и широкий хвост. Нижний край панциря – в зазубринах.

MM9392_200930_075484.jpg
Вылезая из норы с наступлением темноты, панголин съедает около 15 тысяч муравьев и термитов за ночь – 5,5 миллиона особей в год. Количество насекомых зависит от состояния травы – эта та спасительная нить, на которой держится жизнь в песках, бедных питательными веществами. Без летних дождей травы не вырастут.

Если Хоупвелл-3 испугать, она, защищаясь, свернется в плотный клубок, который будет сложно развернуть даже льву. Но этой ночью панголина ничто не беспокоит. Она, пошатываясь, идет по дюне на крепких задних лапах, оставляя на песке нечеткие следы. Ее передние лапы застенчиво прижаты к груди, как у богомола, они касаются земли только тогда, когда она теряет равновесие. Глаза-пуговки поблескивают над конической мордой, которая тщательно обнюхивает землю. Фантастическое обоняние приводит Хоупвелл-3 к первому блюду этого вечера – к муравьям. Она царапает толстый ствол низкорослой серой верблюжьей колючки, и тут же вверх по стволу устремляется ручеек муравьев.

Хоупвелл-3 высовывает липкий, похожий на ленту, язык и собирает свой ужин. Невозможно вычислить в точности, сколько муравьев прилипает к языку за раз. Панейно изучает помет панголинов пять лет, она знает главное: насекомые составят меньше трети рациона Хоупвелл-3 за сегодняшний вечер. Все остальное – песок.

Панейно подсчитала, что каждую ночь панголин съедает около 15 тысяч насекомых размером с рисинку, таким образом он получает большую часть питания и воды, которые необходимы для выживания в песках.

Довольная трапезой, Хоупвелл-3 отправляется на поиски своего следующего блюда, Венди и Валери, словно шпионы, незаметно следуют за ней.

Песок беден питательными веществами, жизнь здесь возможна лишь благодаря траве, растущей после дождя. Изменение климата может укоротить сезон дождей.

В октябре юг Калахари ждет своих дождей, которые должны положить конец строгому «посту». Сухая зима 2020 года, наконец, подошла к концу, трава стала ломкой, как ископаемые кости, – зима иссушила ее, как и всегда. По прогнозам синоптиков, этим летом могут пройти хорошие дожди. На другой стороне земного шара, в Тихом океане, собирается с силами мощный циклон Ла-Нинья. Этот танец океана и атмосферы, противоположность иссушающе-знойного Эль-Ниньо, случается регулярно и вызывает дождь в некоторых частях Южной Африки: именно то, в чем отчаянно нуждается заповедник Тсвалу.

Калахари – это целый океан песка, где ничтожно мало питательных веществ, жизнь здесь возможна лишь благодаря траве. Она удерживает дюны на месте, не давая ветру их развеять. Трава впитывает капли влаги из почвы, накапливает ее, чтобы муравьям и термитам было чем утолить жажду. Подземные жилища этих насекомых – склады продовольствия для панголинов, трубкозубов, большеухих лисиц и земляных волков.

National Geographic Россия №212, сентябрь 2021

National Geographic Россия №212, сентябрь 2021

Подробнее об этом номере

Статья полностью доступна подписчикам онлайн-версии журнала. Оформляя подписку, вы получаете доступ к эксклюзивному контенту из журнала на сайте, а также PDF-версию выпуска.

Оформить подписку
рекомендации
Город

Дело за Малым: путешествие по Польше

Планета Земля

В ту степь – путешествие по Калмыкии

Вода

Прогулки по воде – спа-курорты Германии