Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Факт

Взгляд на 2017-й из 1917-го

Нина Строклик
05 ноября 2017
/upload/iblock/dd5/dd5a8e9f8113c52240ee931a7871a333.jpg
Фото: Atlantide Phototravel/Corbis/Getty Images
/upload/iblock/789/7899b14e4086b62deafb98220bfa8531.jpg
«Исходящее от зданий сияние электричества – зрелище еще более захватывающее, чем головокружительная высота зданий, – писал National Geographic о фотографии Нью-Йорка в 1917 году. – Многие из ныне живущих помнят времена, когда не было газа и все пользовались свечами».
Фото: Edison Monthly
Сто лет назад Александер Грейам Белл произнес речь о прогрессе, которую опубликовали в National Geographic. Белл рассуждал о жизни до изобретения телефона и предсказывал перемены, с которыми предстоит столкнуться миру, – от исчерпания запасов нефти до коммерческой авиации.
Александер Белл мало что ненавидел так, как лето в Вашингтоне. От зноя он обычно спасался в своем поместье на канадском полуострове Новая Шотландия, но однажды обстоятельства вынудили его остаться в душной столице. Изнемогая от 38-градусной жары, Белл размышлял, почему люди догадались, как обогревать дома, но никогда не задумывались над тем, как их охладить. Совсем рядом – в Белом доме – президент Вудро Вильсон поставил холодильную установку, которая понижала температуру до 27 градусов. К тому времени, как Белл узнал об этом, он уже придумал кое-что получше: хитроумное устройство, нагнетающее холодный воздух, понизило температуру в его комнате до 18 градусов, подарив «великолепное ощущение свежести».

Когда 69-летний Белл рассказал эту историю в 1917 году выпускному классу Технологического училища имени МакКинли в Вашингтоне, зал взорвался аплодисментами. Слушатели не хотели отпускать гостя, сообщала местная газета, и тот вернулся на сцену. В той речи («Призы изобретателю: некоторые проблемы в ожидании решения»), Белл рассуждал об изобретениях – сделанных за последнее столетие, и с удивительной проницательностью предсказывал будущие прорывы, включая развитие транспортной авиации и внедрение солнечных батарей. Он отметил, что за прошедшие сто лет газовые рожки уступили место электрическим лампочкам, люди смогли «увидеть, как бьются их сердца», имея в виду рентген, а автомобили заменили лошадиные упряжки.

/upload/iblock/11f/11f2311c50e7df8b6282fb3b13987d6b.jpg
Библиотека Конгресса
 Еще работая над телефоном, Белл заинтересовался проектированием летательного аппарата. 30 лет он проводил эксперименты в области аэронавтики, составляя чертежи тетраэдрических воздушных змеев из треугольных элементов, которые обеспечивали стабильность конструкции (вверху). В декабре 1907-го – через год после того как братья Райт запатентовали свой самолет – один из змеев Белла впервые поднял человека. Воздухоплаватель, лейтенант Томас Селфридж, на следующий год погиб в авиакатастрофе при испытании самолета братьев Райт Military Flyer.

Гилберт Гросвенор, зять Белла и редактор журнала National Geographic, попросил у тестя текст речи и опубликовал переработанный вариант в февральском выпуске. И сегодня, через сто лет, его предсказания и предупреждения по-прежнему актуальны. Белл вырос в то время, когда школы, по его словам, обращенным к выпускникам, «воспитывали эрудитов, а не ученых». Но за последний век, подчеркнул он, появились телеграф, фотография и еще множество удивительных вещей. «Я сам еще не так стар, но помню времена, когда не было телефонов», – заметил создатель этого аппарата и выразил уверенность в том, что «в будущем человека науки будут ценить намного больше, чем ценили в прошлом».

В 1915 году Белл впервые позвонил на другой конец материка, а вскоре человек из Виргинии связался с Парижем – это был первый сеанс трансатлантической телефонной связи. Изобретатель предсказывал, что наступит день, когда звонки – как и «любые механические операции» – можно будет совершать без проводов.

По мнению самого Белла, в те годы он находился на пике творчества. В частности, работал над строительством самого быстрого в мире корабля, поставившего рекорд в 1919 году, предложил использовать возобновляемые источники энергии и создал множество чертежей летательных аппаратов (устройство, описанное им в статье 1892 года, напоминает вертолет, созданный 40 лет спустя). Через год после того как братья Райт получили патент на самолет, воздушный змей Белла поднял человека на высоту 48 метров.

STOCK_286102.jpgДвое мужчин держат один из тетраэдрических змеев Белла. Мальчик с табличкой «12 августа 1907-го» – пятилетний Мелвилл Гросвенор, будущий редактор National Geographic. Фото: Bell Collection/National Geographic Creative

Каждый день Белл добавлял что-нибудь в свои знаменитые тетради: наброски изобретений, размышления, вырезки из газет. Дома, в Новой Шотландии, более 30 человек работали, чтобы воплотить его идеи. Некоторые изобретения были направлены на то, чтобы сделать обыденную жизнь комфортнее, как, например, система веревок, чтобы открывать и закрывать окна, не вылезая из постели во время чтения. Другие изыскания были намного масштабнее: так, Белл потратил десятилетия, пытаясь вывести овцу, у которой было бы больше двух сосков.

Но вернемся к его выступлению. Ученый предвидел, что механизмы придут на смену людям некоторых профессий: «Мы повсюду видим, как машины с их движущей силой заменяют животных и людей». Выпускники училища были словно загипнотизированы. «Он делился с ними мыслями и давал почувствовать, что открывает секреты своих научных записей», – сообщала местная газета.

Еще в 1912-м Белл записал в своей тетради: «Можно сказать, что человек покорил природу». А всего через пять лет, выступая в училище, выразил обеспокоенность тем, что люди своей властью над природой злоупотребляют. «Мы можем добыть уголь, но нам никогда не положить его обратно в шахту. Мы можем выкачать нефть из недр, но нам не заполнить их вновь», – говорил он студентам. Видя, как активно мир использовал природные ресурсы, ученый понимал: настанет день, когда они иссякнут.

«Самым выдающимся в докторе Белле было то, что умом он был моложе доброй половины своих ровесников», – сказал один из его друзей в 1921-м.

Год спустя, через несколько месяцев после получения очередного патента, Александер Грейам Белл умер в возрасте 75 лет. Во время его похорон все телефоннные аппараты Америки – а было их на тот момент 14346701 – замолкли на минуту, чтобы воздать должное изобретателю телефона.