Поиск
x
Журнал №189, июнь 2019
Журнал №69, апрель - май 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Природа
Борьба за жизнь
Текст: Дженнифер С. Холланд Фотографии: Кристиан Зиглер
19 декабря 2012
/upload/iblock/860/860d53d255d889d35eaf1ab692701e51.jpg
Самцы красноглазых квакш забираются на спину самки, чтобы оплодотворить икру.
Фото: Кристиан Зиглер
/upload/iblock/85a/85a50a4f091720f68eeb0cb1bd2b90bb.jpg
Полосатая мигательная перепонка квакши (дополнительное веко) закрывает глаз, но не мешает смотреть. Она маскирует яркие глаза лягушки и помогает ей оставаться незамеченной.
Фото: Кристиан Зиглер
/upload/iblock/4c7/4c7fba1f88ba5bc484978a981e8e6edb.jpg
Agalychnis callidryas в дождевом тропическом лесу Коста-Рики. У лягушек из разных районов обитания различная, но всегда яркая окраска. Как и красные глаза, это помогает квакшам отпугнуть врага и успеть спрятаться.
Фото: Кристиан Зиглер
/upload/iblock/8f6/8f65a50d4757e73f24b4f580cf10cc39.jpg
Набрасываясь на икру, кошачьеглазый уж и оса-полибия (следующее фото) сотрясают кладку, и зародыши квакши преждевременно покидают икринки – иногда на два дня раньше срока.
Фото: Кристиан Зиглер
/upload/iblock/97d/97d4c98877cac95f1cc968836350e1de.jpg
Зародышам квакши приходится нелегко: нужно собрать все силы, чтобы прорвать оболочку и очутиться в воде. При атаке хищников примерно 80 процентам головастиков удается вырваться на свободу.
Фото: Кристиан Зиглер
/upload/iblock/26c/26ca45a1188dd0bb70973f0ee6678410.jpg
У лягушонка много забот: как не быть съеденным, как избежать пересыхания кожи.
Фото: Кристиан Зиглер
/upload/iblock/b8d/b8dc9d55819f6b063dad28b1daf9041a.jpg
Чтобы спрятаться от врагов и уменьшить испарение влаги, квакша убирает лапки под живот.
Фото: Кристиан Зиглер
/upload/iblock/8e8/8e814298f7c4753fb5f71fc92dbfb831.jpg
«Если смотреть на нее сверху, видишь просто зеленое пятно», – говорит биолог Карен Уоркентин.
Фото: Кристиан Зиглер
/upload/iblock/91b/91bbb0086263dfd9a4e50d0145cfa1ef.jpg
Брачные игры квакш A. saltator, родственника A. callidryas, напоминают «состязания скалолазов», говорит биолог Карен Уоркентин. Самцы, опережая друг друга, спешат вскарабкаться на спину самки.
Фото: Кристиан Зиглер
/upload/iblock/90a/90a6b19e7d26b9577e22934a4f8fadba.jpg
Набрасываясь на икру, кошачьеглазый уж (предыдущее фото) и оса-полибия сотрясают кладку, и зародыши квакши преждевременно покидают икринки – иногда на два дня раньше срока.
Фото: Кристиан Зиглер
Красные глаза пугают врагов, но мешают прятаться.
В траве лягушки с красными глазами и несоразмерно большими оранжевыми лапками выглядят как рассыпанные леденцы – так и хочется поймать одну из них. Но не стоит, пусть идет своей дорогой. Лучше понаблюдаем за ней, ведь жизнь квакши полна удивительных приключений – не менее ярких, чем ее окраска. Сезон дождей. Тропические леса Центральной Америки оживают после длительной засухи. Вокруг пруда раздаются крики лягушек, сливаясь в нестройный хор: «Чок-чок-чок». Это любовная песнь красноглазых квакш (Agalychnis callidryas), «яркоглазых древесных нимф», как переводится с латинского их название. Для спаривания они покинули родной дом – кроны деревьев. Самцы сражаются за территорию, стараются забраться на самку, чтобы оплодотворить икру. С одним-двумя поклонниками на спине терпеливые самки скитаются всю ночь в поисках мест, удобных для откладывания икры. Это может быть ствол дерева, стебель растения или камень – лишь бы они располагались над водой. Наутро по всему берегу развешаны сотни кладок, покрытых желеобразной оболочкой, – здесь ждут своего часа десятки будущих лягушат (из одной кладки может появиться до ста головастиков). Только неизвестно, удастся ли им выжить: сверкающая на солнце икра привлекает любителей вкусно поесть. А икра лягушки Agalychnis callidryas – легкая и очень привлекательная добыча. Кладки висят шесть дней, выставленные на всеобщее обозрение. Их атакуют змеи, которые заглатывают сразу всю икру, и осы – они вытаскивают отдельных зародышей и улетают со своим лакомством. В общей сложности эти два хищника истребляют более половины эмбрионов. Родственники красноглазой квакши, лягушки A. saltator, меньше страдают от таких нападений. Они откладывают икру реже, но в таком количестве, что атаки змей и ос почти не влияют на численность потомства.
Будущие лягушата уже в икринках различают двух своих главных врагов и в зависимости от того, кто их атакует, избирают тактику поведения.
У личинок красноглазой квакши есть в запасе ловкий трюк, позволяющий сохранить популяцию. При нападении врага они могут за считанные секунды выйти из икринки раньше положенного срока (иногда на целых два дня) и нырнуть в спасительную воду. Но что самое поразительное, по частоте и продолжительности колебаний студенистой оболочки кладки эмбрионы ухитряются отличать атаку хищника от порывов ветра или ударов дождевых капель. И это еще не все. Будущие лягушата уже в икринках различают двух своих главных врагов и в зависимости от того, кто их атакует, избирают тактику поведения. Биолог Бостонского университета Карен Уоркентин (она работает в Смитсоновском тропическом исследовательском институте в Панаме) подвергала икру квакши разным неблагоприятным воздействиям и изучала реакцию эмбрионов. «Мы можем проникнуть в их “сознание” и спросить: “А так страшно? Ты понял, что это было?”», – говорит она. Поразительно, но они понимают, кто на них нападает. Когда кладку хочет проглотить змея, наружу пытаются выбраться все зародыши, если оса пытается вытащить одну из икринок, спастись спешат лишь ближайшие к поврежденному участку кладки эмбрионы. На проливной дождь они вовсе не реагируют. Если икру погружали в воду (что случается в естественной среде, когда лист под тяжестью кладки падает в пруд), личинки также вылуплялись досрочно, чтобы не захлебнуться. Так вели себя зародыши всех видов рода Agalychnis, которых исследовала Уоркентин с коллегой Иваном Гомецом-Местре. Ученые выяснили, что зародыши и других амфибий, а также пауков и рыб в случае опасности могут досрочно появляться на свет. Видимо, в ходе эволюции это умение развивалось у разных видов независимо друг от друга. Но как эмбрионам удается понять, что им грозит опасность, остается тайной. Что происходит дальше? Вырвавшись из икринки, «недоношенные» головастики падают в пруд и опускаются на дно. Там они сталкиваются с новыми врагами: их атакуют креветки, гигантские водяные клопы или рыбы. Наконец те, кто выжил, превращаются в юных квакш: у них появляются лапки и крепкие легкие, необходимые для жизни на суше. А на земле их уже поджидают полчища новых хищников – крупные пауки, птицы, змеи. И лягушата овладевают еще одним умением – забираться в кроны деревьев, самое безопасное для них убежище. Красноглазая квакша – плод почти двухсотлетней эволюции. Ее широкий рот и липкий язык идеально приспособлены для ловли насекомых, цепкие лапки с присосками – для лазания по деревьям. А ее потомство прекрасно адаптировалось к взрослению в суровых джунглях.