Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №192, сентябрь 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Природа

C фотоаппаратом на леопарда

Сергей Горшков
16 августа 2011
/upload/iblock/a42/a422d205b3d55d98de5273cd5126f858.jpg
Леопард редко защищает свою добычу и нечасто нападает на жертву, если не уверен, что справится с ней. Он охотник одиночка, и даже самая пустяковая рана может лишить его возможности охотиться, а это – смерть.
Фото: Сергей Горшков
/upload/iblock/290/290cd3c3b9e52895365f03bcf2e0a55e.jpg
Много времени леопард проводит на деревьях – это безопасно и с высоты лучше видно потенциальную добычу.
Фото: Сергей Горшков
/upload/iblock/46c/46cdabe7ac553cfab08018554d998338.jpg
Даже в моменты отдыха животное всегда начеку.
Фото: Сергей Горшков
/upload/iblock/eeb/eeb0615523e0be1d82d3d43b5aa713b4.jpg
Леопарды – одиночки, они ищут друг друга только для того, чтобы завести потомство. В течение недели они спариваются и охотятся вместе, а потом неожиданно расстаются на годы.
Фото: Сергей Горшков
/upload/iblock/3f8/3f8fdbb1c0442f6c91ef3825281be8c9.jpg
Ноябрь – начало сезона дождей. Антилопа импала – главная пища леопарда. Антилопы собираются в огромные стада, но в начале сезона дождей прячутся в укромные места, чтобы произвести потомство. Дождевая вода возрождает растительность и животных и полностью преображает дельту. В течение двух последних недель ноября будут рождены тысячи телят импалы. Это настоящее наводнение младенцев. И роскошный подарок для хищников. Многие антилопы станут жертвами львов, леопардов, гиен, собак. Но большинство выживет.
Фото: Сергей Горшков
/upload/iblock/2fc/2fc19f2f804a86f78c87778bb5b48340.jpg
Вертикальный прыжок на три метра для него простейшая задача, леопард может поднять два своих веса, например, затащить на дерево взрослую импалу. Но сначала он облегчает вес, выедает мякоть и внутренности. Забираясь повыше, леопард может прятать пищу там, где она станет недосягаемой для врагов.
Фото: Сергей Горшков
/upload/iblock/9b8/9b8537bf54121664a070172bbee2b665.jpg
Когда я получил сообщение от моего гида, что в Момбо у самки леопарда родились три детеныша, я бросил все дела и отправился в Ботсвану. Когда я приехал, их уже осталось двое – одного убили гиены! Я провел много часов рядом с этой семьей леопардов. Мне довелось быть свидетелем поразительных моментов, я видел сокровенные детали их жизни, охоту, наблюдал, как самка обучала своих детенышей. Когда готовился этот материал, я получил печальную весть: два «моих» молодых леопарда тоже погибли, возможно, их убили львы.
Фото: Сергей Горшков
/upload/iblock/6d3/6d372ad0d4cb5b2eef2eb75c8a56902d.jpg
В сезон дождей леопард может напиться из любой лужи.
Фото: Сергей Горшков
/upload/iblock/4ac/4acfc4f0f7e4d367fd6a91561105fdaa.jpg
Леопарды умеют буквально врастать в изгибы деревьев, чувствуя себя при этом очень уютно.
Фото: Сергей Горшков
/upload/iblock/457/457965a1a46a7d5197960be4c8599992.jpg
Этот самец в расцвете сил. Ему около шести лет, и он хозяин огромной территории на севере Ботсваны, где живут три самки.
Фото: Сергей Горшков
/upload/iblock/4aa/4aaa672f1f7e7f7bdf46757ac2ffd672.jpg
В поисках добычи.
Фото: Сергей Горшков
/upload/iblock/0d4/0d4d2a384a805b280e4a91c5193b5f41.jpg
Леопарды никогда не станут есть на открытом месте, они всегда стремятся спрятать свою добычу от пернатых и наземных хищников в кустах или на дереве. Чтобы запечатлеть такие сцены, нужны стальные нервы и отличное знание повадок каждого животного. Необходимо быть уверенным, что успеешь предсказать, предвидеть изменение поведения леопардов, чтобы вовремя отойти от них, избежав серьезных травм.
Фото: Сергей Горшков
Фотосъемка африканских леопардов сопровождается увлекательным рассказом об экологическом рае - лагере Момбо в дельте реки Окаванго.
Много лет назад я попал в Африку, в Зимбабве, и, как многие мои соотечественники, с карабином в руке – я был заядлым охотником. Целью моей тогда стал леопард – самый завидный из большой из «большой африканской пятёрки» трофей. Однако когда наконец я увидел «своего» зверя, я был настолько заворожён его красотой, что не смог стрелять и отложил карабин в сторону. Когда напряжение спало, я схватил фотокамеру и начал снимать. А пара леопардов как будто нарочно не уходила, позировала мне. Я смотрел и фотографировал, и у меня не было ни малейшего желания выстрелить: красота животных перевесила желание добыть трофей. Глядя на леопардов, я принял решение больше не стрелять, а охотиться только с фотокамерой и ни секунды не пожалел об этом. Именно этот момент можно назвать моим рождением как фотографа. Я понял, что наблюдать за животными намного интереснее, чем охотиться на них. Что достаётся охотнику? Он видит зверя лишь несколько мгновений, а затем выстрел всё обрывает. Фотограф же проводит с объектом своей фотоохоты сутки, недели и месяцы, скрупулёзно изучая повадки животного в надежде получить уникальный кадр.
Я смотрел и фотографировал, и у меня не было ни малейшего желания выстрелить: красота животных перевесила желание добыть трофей.
«Дикой Африки больше нет, – как-то заметил мой проводник, – остались небольшие очаги, где можно увидеть жизнь дикой природы. Причина проста – растет население и ареалы диких животных стремительно заселяются». Один из таких нетронутых уголков – дельта реки Окаванго в Ботсване. Окаванго – одна из немногих рек, которые заканчиваются внутренней дельтой. Там создается уникальное природное образование из болот, зарослей тростника, островов, ручьев и протоков с прохладной чистой водой. Наводнения, сменяемые засухой, делают этот уголок Африки малопригодным для жизни людей и идеальным – для диких животных. Для многих фотографов, снимающих животный мир Африки, дельта Окаванго – дом родной. Например, легендарные Беверли и Дерек Жубер, самые известные исследователи больших африканских кошек, последние 25 лет живут именно на Окаванго, они-то и порекомендовали мне дельту как лучшее место для съемки леопардов. Мой поворот в отношении к животным совпал с изменениями в самой Африке. Когда я только начинал свои вояжи на Черный континент, огромное количество туристических лагерей было ориентировано на охотничьи сафари, и многие до сих пор воспринимают Африку как страну, безжалостно уничтожающую собственных животных. За прошедшие годы все, однако, сильно изменилось – многие владельцы частных территорий поняли, что гораздо выгоднее пускать в лагеря людей не с винтовками, а с фотоаппаратами: в этом случае одного и того же льва можно «продавать» бесконечное количество раз без ущерба для его здоровья. Мало того, в Африке становится все труднее найти места для традиционного охотничьего сафари, и меня это, признаюсь, радует. Поговаривают даже, что правительство Ботсваны вообще хочет закрыть охоту в стране. Когда меня спрашивают, куда лучше поехать, у меня всегда готов ответ – лагерь Момбо в болотистой местности дельты реки Окаванго, Эдемский сад Африки. В плодородных поймах множество еды и зелени, которые привлекают все живое. Это действительно лучшее место на Черном континенте. До 1970-х это был малоисследованный африканский район, и только в 1984 году был создан первый охотничий лагерь Момбо, который, правда, просуществовал недолго. В 1991-м лагерь был продан нынешним владельцам, которые сразу перепрофилировали его под фототуризм, и сейчас это самый востребованный и престижный лагерь в Африке. Главная причина экологического рая Момбо – вода. Она есть круглый год и, следовательно, едой обеспечены все животные – от травоядных до хищников. Только львов в Момбо проживает пять прайдов, и их общая численность достигает 85–90 особей. Леопардов, наверное, раз в десять меньше, но мое сердце принадлежит им. Ботсвана, кажется, создана для фотографов. Кения или Танзания, с их бесконечными вереницами джипов, тянущимися по строго регламентированным маршрутам, от которых нельзя отклониться ни на метр, напоминают гигантский зоопарк. Плюс запрет на ночное передвижение. А ведь жизнь в Африке начинает оживляться, по мере того как солнце садится все ниже. В Ботсване же в большинстве парков – полная свобода передвижения, в любом направлении, в любое время суток, к тому же здесь довольно ограниченное количество автомобилей в лагерях. Поэтому тут легко оказаться наедине с природой: только ты и леопарды. С каждой поездкой я чувствую, что фотографии становятся все лучше, но снято еще далеко не все. Поэтому я буду возвращаться в Африку снова и снова.