Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Природа

Девственные моря: подводные богатства Чили

Энрик Сала и Алекс Муньос
25 мая 2018
/upload/iblock/14b/14bd19e2fe3e8df33393ddfd8c97b5fa.jpg
Сто лет тому назад фернандесский морской котик считался вымершим по вине неуемных охотников, но в 1965 году было обнаружено несколько сотен животных. Сегодня популяция насчитывает 16 тысяч особей и продолжает расти.
Фото: Роберт Кларк
/upload/iblock/faa/faa1164d077bafc7c7a8a584444a6312.jpg
Осьминог вышел на охоту у берегов острова Робинзон-Крузо. Такие экосистемы способны восстановиться и пополнить исторически значимый для рыболовов морской ареал.
Фото: Роберт Кларк
/upload/iblock/946/946e457b6bcca51f10a54e53de8c434f.jpg
Ушастая «лунная» медуза плывет сквозь водоросли неподалеку от мыса Горн. Заросли гигантских водорослей у берегов архипелага возле южной оконечности Чили настолько густы, что видны даже на спутниковых снимках.
Фото: Роберт Кларк
Прибрежная полоса Чили, растянувшаяся на 4000 километров, изобилует местами обитания морской фауны, но большинство из них опустошено из-за непомерных аппетитов рыболовов. Экологи, местные сообщества и власти объединились, чтобы спасти уцелевшее.
Под сказочным небом – облака, пронзенные лучами солнца, – мы подплыли к скалистому отвесному утесу. Издали казалось, будто его подножие усыпано коричневыми валунами. Но, приблизившись, мы увидели, что валуны шевелятся. Словно под воздействием какой-то диковинной силы притяжения «камни» бултыхнулись в море. Мы стали на якорь в сотне метров от берега и, вооружившись масками и трубками, соскользнули в воду. Коричневые валуны ожили – это были фернандесские морские котики. Сотни животных самых разных возрастов и размеров, от взрослых самцов до двухмесячных малышей, усеяли берег. При нашем приближении детеныши проявили неподдельный интерес, будто к ним приплыли новые игрушки, а взрослые лениво, едва приоткрыв один глаз, рассматривали чужаков. Фернандесский морской котик – представитель подсемейства морских львов – пример уникального успеха в истории сохранения морской среды. Популяция этого вида, практически полностью истребленного сотню лет назад, сегодня процветает и растет на чилийском острове Робинзон-Крузо. Как случилось, что Чили, страна, до сих пор не знавшая удержу в рыболовстве, добилась столь впечатляющих успехов в возрождении морской фауны? Чили протянулась узкой длинной полосой вдоль горной цепи Анд, спускаясь на запад к Тихому океану. В океане ей принадлежат 3,6 миллиона квадратных километров – это почти впятеро больше территории страны. Чили – страна рыболовов. В 2010 году она заняла седьмое место в мире по общему улову, благодаря промысловой добыче таких видов, как анчоус, перуанская скумбрия и тихоокеанская сардина. С 1970-х годов темпы рыболовства стремительно росли, пошатнув экологический баланс. По данным чилийского министерства рыболовства, из 25 рыбных угодий семь эксплуатируются в полной мере, шесть – сверх меры, девять истощены. Лишь на трех оставшихся акваториях промысел ведется без ущерба для экологии. Больше половины угодий полностью исчерпали запасы, в том числе и коммерчески важных видов – патагонского клыкача и перуанской скумбрии. Участники природоохранного проекта Национального географического общества (NGS) «Девственные моря» («Pristine Seas») ищут последние первозданные участки океана – далекие уголки, где он по-прежнему такой, каким был пять сотен лет назад. С учетом таких факторов, как международные базы данных по населению, расстояние от гаваней и расположение рыболовных угодий, они составляют список акваторий, потенциально способных поддерживать здоровую морскую экосистему. В 850 километрах от северного побережья страны на карте есть маленькая зеленая точка – острова Десвентурадас (в переводе с испанского: Несчастные острова). На одном из них – Сан-Феликсе – расположена небольшая, но стратегически важная военно-морская база. Другой, Сан-Амбросио, необитаем: только рыбаки с архипелага Хуан-Фернандес вот уже больше века (с 1901 года) наведываются сюда каждый сезон – ловить омаров.
/upload/iblock/e50/e508091099c924df8acf9836dbb22974.jpg
Роберт Кларк Кинооператор Ману Сан-Феликс снимает видео на мелководье у подножия подводной горы у острова Сан-Амбросио. Отснятый материал стал веским аргументом в пользу создания охраняемых морских зон.
В 2013 году совместно с природоохранной организацией Oceana мы отправились в экспедицию на острова Десвентурадас. Нашей целью было исследовать ареалы морской фауны, оценить их состояние и снять документальный фильм для National Geographic. Военно-морские силы Чили разрешили высадиться на Сан-Амбросио, но Сан-Феликс, военная зона, был для нас закрыт. Отплыв из порта Антофагаста, мы через два дня прибыли на Сан-Амбросио. Бросив якорь, высадились на берег, чтобы наведаться в рыбацкую хижину, но там никого не оказалось. Вокруг были разложены огромные ловушки для омаров – больше метра в длину. Но особенно нас поразила величина отверстий, через которые омары проникают внутрь: в них можно было просунуть голову. Что за великаны здешние омары, если для них ставят такие ловушки? Чтобы ответить на этот вопрос, мы погрузились в морские глубины на подводном аппарате DeepSee – впервые в истории островов Десвентурадас. Наш корабль «Арго» пристал у северного берега Сан-Амбросио, где отвесные скалы укрывали от мощных юго-западных волн. Посреди Тихого океана мы опустились под воду в нескольких сотнях метров от берега, запертые в непроницаемом акриловом пузыре. С поверхности не было видно дна. Мы оказались в подводной вселенной, где единственным напоминанием о мире наверху был постепенно тускнеющий солнечный свет. На глубине 110 метров темно-синий океан предстал мозаикой света и тени – наш пузырь скользил вдоль гряды из черного базальта, четко вырисовывавшейся на фоне светлого песка внизу. Из отверстия в скале показались два уса. Мы осторожно подплыли и беззвучно зависли сверху, направив фары внутрь маленькой пещеры, прямо на омара с огромной головой. В длину исполин достигал, как позже выяснилось, 54 сантиметров – таких мы еще не встречали! Во время первых погружений мы видели глубоководных акул, крабов, с прозрачной губкой на голове, разные виды кораллов и рыб – в том числе и химеру, похожую на космический корабль, а также сотни омаров, весом, на взгляд, килограммов по семь. На протяжении следующих двух недель мы погружались в морские глубины вокруг Сан-Амбросио до и после полудня, с аквалангом или в подводном аппарате – и перед нами расцветал прекрасный живой мир. Вокруг сновали стайки всевозможных рыб, от серебристых пампанито с желтыми плавниками до полутораметровых желтохвостов, мечущихся взад-вперед со скоростью торпеды. Морские обитатели были не только многочисленны, но и уникальны: как показали наши исследования, 96 процентов рыб, которых мы увидели во время экспедиции, принадлежат к видам, встречающимся только на архипелагах Десвентурадас и Хуан-Фернандес. Своими открытиями мы поделились с чилийскими властями и рыбаками Хуан-Фернандеса, включая ловцов омаров, и в конце концов жители предложили создать вокруг островов морской парк, наложив запрет на рыболовство. В сентябре 2014 года министр иностранных дел Чили Эральдо Муньос и министр обороны Хосе-Антонио Гомес посетили остров Сан-Феликс, чтобы посмотреть на обещанное изобилие. «Мы увидели то, чего не увидишь нигде: голубоногих олуш – птиц, встречающихся только там и на Галапагосских островах», – заявил Муньос, высоко оценивший «поддержку граждан в деле создания большой заповедной зоны». 5 октября 2015 года тогдашний президент Чили Мишель Бачелет объявила о создании Морского парка Наска-Десвентурадас. Площадью в 303 тысячи квадратных километров, он стал самой обширной морской охраняемой зоной Северной и Южной Америки. Таким образом под охраной оказались 12 процентов чилийских вод вместо прежних четырех. Причастные к этому прорыву, мы задались новым вопросом: быть может, у Чили есть и другие девственные морские акватории? По нашим предположениям, самые большие шансы на успех были у островов Магальянес на южной оконечности континента. Эти острова по большей части необитаемы. Горные цепи с утопающими в снегу вершинами спускаются там прямо в море, разделенные бесчисленными фьордами и бухтами, – идеальные условия для первозданного морского мира. Мы обсудили идею с нашим партнером, соучредителем компьютерной компании Gateway, Тедом Уэйттом, чей фонд поддерживает проекты по охране окружающей среды. На борту Plan B – экспедиционного судна, принадлежащего Waitt Foundation, фонду по защите морской природы, – нам предстояло исследовать девственные воды вокруг мыса Горн.
/upload/iblock/774/7748900c231755cc7a14a718b8c7122e.jpg
Роберт Кларк Ловцы омаров бороздят воды у берегов Хуан-Фернандеса. Проявив завидную дальновидность, местные рыбаки с 1935 года занимаются промыслом без вреда для окружающей среды.
В бурном море возле южной оконечности Чили нашли последний приют больше тысячи кораблей и 15 тысяч мореплавателей. Нам повезло – мыс Горн смилостивился над нами, уняв ветра и успокоив море. Наша команда добралась до мыса на рассвете; судно бросило якорь рядом c маяком Диего-Рамирес. При первом погружении мы зависли над подводным лесом гигантских бурых водорослей, возвышавшимся над океанским дном аж на 15 метров. Само дно было усеяно беспозвоночными – морскими звездами и улитками в компании нескольких длинноногих королевских крабов. А у поверхности к нам наведался южный морской лев в сопровождении двух любопытных самок. Погода стояла хорошая, и было решено отправиться к самому южному пределу Чили, в шести десятках морских миль к юго-западу от мыса Горн. В шесть утра, после ночного плавания, мы вышли на мостик Plan B и встретили тихий рассвет – редкое зрелище в этих неприветливых краях. Бухта, над которой возвышается маяк, устлана густым ковром бурых водорослей. Совершив погружение, мы попали в волшебный лес, заросший водорослями в несколько ярусов. Мерно покачиваясь, верхушки то и дело расступались, и сквозь купол проникали лучи света – зрелище сродни эффекту калейдоскопа или солнца, бьющего в витражи католического собора. Среди водорослей мы заметили облачко криля – маленьких красных рачков составляющих основу пищевой сети в этой экосистеме. В зарослях можно укрыться от многих хищников – рыб, пингвинов, альбатросов, буревестников и китов. Туда-сюда, будто подводные молнии, сновала стайка морских львов. Но заинтересовались они больше нами, чем поисками пищи: быть может, им впервые повстречались водолазы. Выбравшись на берег, мы исследовали остров. Маяк обступили заросли густой травы в человеческий рост, через которые мы пробирались по тоннелям, проложенным гнездящимися здесь пингвинами. А едва вышли на открытую поляну, на нас устремились изумленные взоры десятков пушистых, будто маленькие плюшевые игрушки, птенцов сероголового альбатроса, устроившихся в гнездах.
/upload/iblock/9c3/9c3bfc916430955d1c93ace14287f550.jpg
В окрестностях мыса Горн молодое поколение южных королевских крабов устроило сходку на морской звезде у берегов острова Хершел.
Фото: Роберт Кларк
/upload/iblock/850/850c68b936b0b5ee2491a1779b879a00.jpg
Мурены всматриваются в отверстия и трещины в надежде поживиться рыбой у побережья острова Александр-Селькирк.
Фото: Роберт Кларк
/upload/iblock/28d/28d7eced16b3f936ebab8ad1a9e755bd.jpg
Леопардовые губаны и пампанито кормятся некрупными беспозвоночными на мелководье у берегов острова Робинзон-Крузо.
Фото: Роберт Кларк
/upload/iblock/0f0/0f0c56d8ddee62f17fac726832aba3f4.jpg
Малютка нототения-сима прячется от хищников в губке возле мыса Горн.
Фото: Роберт Кларк
В небе сновали тысячи альбатросов, а в сумерках, едва касаясь крыльями воды, на острова после дневной рыбалки в море возвращались даже не тысячи – десятки тысяч буревестников. Острова Диего-Рамирес – царство дикой, первозданной природы – сохранили богатую экосистему, не оскверненную человеком. В ходе нашей экспедиции мы совершали погружения и в других местах в окрестностях мыса Горн. В каждом новом месте нас ждали сюрпризы, но самые богатые дары таили воды, окружавшие один из островов к северу от мыса. Погрузившись в чащу водорослей, мы увидели зрелище небывалое: там кишмя кишели тысячи и тысячи ложных королевских крабов с пухлыми треугольными туловищами размером с десертную тарелку. Среди них было и несколько гораздо более крупных настоящих королевских крабов: чудища с супердлинными ногами, они напоминали крушащих здания грозных монстров из японских мультфильмов. Получив заряд адреналина, мы вынырнули, покоренные богатствами океана и красотой этого удивительного уголка природы. Впрочем, Чили поразила нас не только роскошными морскими обитателями: там живут замечательные люди. Участие жителей Хуан-Фернандеса в создании Морского парка Наска-Десвентурадас было очень важно для региона, где большинство прибрежных рыбных угодий эксплуатируются сверх меры, в ущерб экологии. Нам захотелось поближе познакомиться с теми, кто решил встать на охрану морской фауны. При поддержке Waitt Foundation в марте 2017 года мы снова отправились на архипелаг Хуан-Фернандес, чтобы исследовать острова Робинзон-Крузо, Александр-Селькирк и Санта-Клара. Когда наш самолет садился, облака расступились, давая разглядеть остров Робинзон-Крузо, засушливый и скалистый. Мы пробрались к изумрудному заливу в окружении охристых уступов, напоминавших древний амфитеатр. На солнце нежились десятки фернандесских морских львов месяцев двух от роду, остальные резвились на мелководье. В начале экспедиции к нам присоединился министр иностранных дел Муньос, пожелавший посмотреть, как местные жители ловят омаров. Еще в 1935 году рыбаки Хуан-Фернандеса решили, что, раз уж таков их главный промысел, нужно знать меру. Они проявили редкую прозорливость – пошли необычным путем за десятки лет до того, как в развитых странах были внедрены научные методы управления рыбными ресурсами: перестали заниматься промыслом четыре месяца в году и начали возвращать в море омаров с панцирем меньше 
12 сантиметров, а также всех самок с оплодотворенными яйцами под брюшком. Сами того не осознавая, они составили заповедь рационального лова: дайте омарам расти и размножаться в положенное время. Ко всему прочему, эти люди уже тогда изобрели способ, сегодня считающийся инновационным: у каждого рыбака свои «владения» – подводные скалы или горы, где ему разрешено рыбачить. Все в ответе за успех, как личный, так и общий.
/upload/iblock/405/4059fc9a689cfa4dde4c38c4aa7d36d5.jpg
Роберт Кларк Фернандесский омар – эндемичный для архипелагов Хуан-Фернандес и Десвентурадас вид. Он может вырастать до 54 сантиметров, как, например, этот, замеченный близ острова Сан-Амбросио.
…Во время погружений у берегов Хуан-Фернандеса мы увидели рыбы больше, чем где бы то ни было в Чили. Два архипелага разделяет огромное расстояние, но оба – острова с уникальным биоразнообразием. Это обусловлено их изолированностью, а также исключительной плодородностью здешних вод – на север, вдоль берегов Чили и Перу, движется Перуанское течение, гигантская конвейерная лента из Антарктики. Она смещает поверхностные воды, поднимая вверх глубоководные слои, богатые питательными веществами. Водолазы часто исследуют прибрежные зоны, но редко заплывают на разведку в открытое море, оставляя неизученными огромные подводные территории. Чтобы поглядеть на обитателей этих синих глубин, мы воспользовались подводными камерами, прикрепленными к буйкам, и GPS-локаторами: оставляли их внизу на час, а потом смотрели записи. Это было впечатляющее зрелище. Почти каждый раз на камерах светились акулы мако и синие акулы – виды, близкие к уязвимым, которым вредит рыболовство в промышленных масштабах. Среди синих акул были как взрослые, так и малыши: судя по всему, воды в окрестностях Хуан-Фернандеса очень привлекательны для размножения и выращивания потомства. Рыбаки Хуан-Фернандеса, туристическая ассоциация и местное сообщество несколько раз встречались, чтобы обсудить результаты экспедиции. Здоровые дебаты вылились в единодушное решение: жители Хуан-Фернандеса твердо намерены и дальше заниматься рыболовством без ущерба для экологии и охранять виды, которым грозит опасность. С учетом долго-срочной перспективы они подали тогдашнему президенту страны Мишель Бачелет еще одну петицию, прося расширить рыболовную зону и пообещав, что только они будут рыбачить в этих водах, используя традиционные, экологичные методы. Кроме того, рыбаки призвали к созданию морского парка. 1 июня 2017 года в своем обращении к нации Мишель Бачелет заявила, что в Чили будут созданы два новых морских парка: один к югу от мыса Горн площадью 140 тысяч квадратных километров и другой у берегов архипелага Хуан-Фернандес с территорией в 263 тысячи квадратных километров. На конференции ООН по океану 7 июня 2017 года Эральдо Муньос приветствовал это решение, отметив, что чилийские власти преподнесли «дар Чили, а также всему миру, поскольку океан играет ключевую роль в борьбе с изменениями климата». Три морских парка, созданных администрацией Бачелет, пополнят список, в котором уже значатся Морской парк Франсиско Колоане (2003 год) и Морской парк Моту Мотиро Хива (2010-й). Этот исторический шаг сделает Чили мировым лидером в охране океанов, ибо заповедный статус обретет акватория площадью свыше миллиона квадратных километров – 24 процента принадлежащих стране вод. Уникальные экосистемы могут восстановиться и будут процветать, помогая пополнять близлежащие рыболовные зоны и сохранять важный промысел. «Я уверена, что развитие человечества окажется возможно лишь в том случае, если оно не будет наносить вреда окружающей среде, – заявила Бачелет. – Мы, конечно, должны развивать экономику, но оберегать природу тоже необходимо».