Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Природа

Домашняя дикость

Текст: Андрей Боцманов Фотографии: Елена Дзюбанова
24 марта 2012
/upload/iblock/195/195c333652e0dafaf6ab878dc4c9bada.jpg
Абиссинская кошка – одна из самых старых пород, хотя появилась она в середине XIX века. Древнее ее – корат, сиамская и бирманская кошки.
/upload/iblock/196/196771fa7c263ba42c3be3e6acd18092.jpg
Бенгал – самая известная гибридная порода. На ее основе выведено несколько новых «дизайнерских» кошек: рыжий и полосатый тойгер (буквально: «игрушечный тигр»), похожий на гепарда чито, а также серенгети, пантеретт, уссури.
Кошка живет бок о бок с человеком настолько долго, что трудно сказать, кто у кого перенимает привычки.
Люди, например, при встрече целуются: сами научились или у кошек подсмотрели? Те при встрече непременно тыкаются друг в друга носами, а не лезут сразу под хвост, как собаки. Так, не кошка ли способствовала становлению человека? С этим согласны не только кошатники, но и ученые, скажем, палеонтологи. Формированию человека как существа разумного могли помочь мощные саблезубые представители семейства кошачьих. «Два – два с половиной миллиона лет назад человек занял нишу падальщика, подбиравшего остатки трапезы саблезубых кошек, – рассказывает палеонтолог Алексей Лопатин, член-корреспондент Российской академии наук. – Чтобы успешно соперничать за еду с гиенами, сопутствовавшими крупным хищникам, древним людям приходилось оперативно разыскивать добычу, разделывать ее и уносить в недоступное конкурентам место. Сотрудничество, орудийная деятельность, совершенное двуногое хождение, скорость мышления – все эти важные качества вырабатывались при таком образе жизни». А может, саблезубые кошачьи даже не столь яростно отгоняли людей от своей добычи, как гиен? Опрос, проведенный английскими учеными из Антрозоологического института при Университете Саутгемптона среди сотрудников 71-го зоопарка, ухаживающими за малыми кошками 16 видов и подвидов, показал: не только ливийский подвид лесного кота, но и бархатный кот, и каракал, и рысь, и даже совсем дальние родственники домашней кошки – южноамериканские оцелот, марги и кот Жоффруа – не прочь приласкаться, потереться о ноги человека, а при случае и в нос лизнуть. И наблюдения эти статистически достоверны.
Домашние породы кошек появились, судя по данным генетиков, менее тысячи лет назад.
Однако в домашнюю кошку превратился ливийский подвид лесного кота (Felis silvestris lybica). «Изучение как митохондриальной, так и ядерной ДНК у большой выборки домашних кошек со всего света – 979 особей включая 112 породистых котов – выявило, что их генотипы неотличимы от такового ливийской кошки», – говорит Стивен О’Брайен из Лаборатории геномного разнообразия при Национальном институте исследования рака во Фредерике, штат Мэриленд. Почему геномом кошки заинтересовались в центре исследования рака? Потому что кошки страдают примерно 250 генетическими заболеваниями, близкими человеческим, в том числе кошачьим синдромом иммунодефицита, вирусными формами рака, птичьим гриппом. Не исключено, что и некоторыми вирусами мы обменялись друг с другом за тысячи лет жизни по соседству. В любом случае, изучая болезни кошек, можно найти средства борьбы с вирусами, которые помогут и им, и нам. То, что именно ливийская кошка стала спутником человека, объясняется и ее природными склонностями, и тем, что она оказалась в нужное время в нужном месте: в Плодородном полумесяце около 10–12 тысяч лет назад. С генетиками согласны и археологи, обнаружившие в этом регионе захоронения кошек возрастом 9,5 тысячи лет. Из пяти подвидов лесного кота именно ливийская кошка населяет эту часть Ближнего Востока, где человек одомашнил основные породы скота – коров, овец, коз и свиней – и культивировал главные сорта хлебных злаков – ячмень, пшеницу-однозернянку и полбу, а также бобовые (нут, горох, чечевица). За зерном в поселения человека слетелись воробьи и сбежались мыши. За своей естественной добычей пришли ливийские кошки. Так появилась домашняя кошка. Впрочем, домашняя ли? Мышь в шутку тоже называют домашним животным. Если сравнить поведения кошек с повадками настоящих домашних животных, то кошка – полная им противоположность: хищник, причем (в отличие от собак) одиночный, животное территориальное (с этим связано стремление кошки вернуться, иногда за сотни километров, в то место, где она родилась; привязанность к хозяевам сразу забывается) и независимое, ведет скрытный образ жизни. А если, в редких случаях, кошки все-таки образуют социальные группы (львиный прайд, стая помоечных котов), то верховодят в них самки, а не самцы, как у стадных животных (баран, козел). Генетические особенности мурок и васек подтверждают: от своего дикого предка они ничем не отличаются. Более того, если породы скота или собак тысячелетиями выводились для определенных целей, связанных с главными человеческими потребностями (мясо, молоко, шерсть, охота), то домашние породы кошек появились, судя по данным генетиков, менее тысячи лет назад. В основном, подобно диким животным, кошки эволюционировали путем естественного отбора, а не за счет искусственной селекции, как домашние породы. Результат: более длинный, чем у исходной формы, кишечник (вследствие питания пищевыми отходами) и способность жить в стае. Лишь позднее люди решили преобразить своего давнего, но отнюдь не одомашненного спутника и взялись за создание кошачьих пород в основном за счет сочетаний 12 генов, отвечающих за цвет. Более половины из примерно 60 пород, признанных той или иной всемирной организацией, появилось в последнее столетие. И хотя ныне почти каждый десятый землянин (а нас уже 7 миллиардов) является владельцем кошки, нам все мало. Притом что никаким утилитарным целям выведенное разноцветье не служит. Еще в античное время люди заинтересовались другими видами кошачьего семейства – каракалом, гепардом, с которыми можно было охотиться не хуже, чем с борзой или гончей. Охотничьи гепарды были распространены от Египта до Индии, но дошедшие до нас манускрипты времен Великих Моголов свидетельствуют, что гепардов не разводили, а отлавливали на воле. Тому, как заманить зверя в ловушку, не поранить его и отличить молодую, пригодную для дрессировки особь от старой, и посвящены древние тексты. В наши дни интерес к другим кошачьим не пропал. Но из 37 видов кошек большинство стало исчезающими видами, отлов которых категорически запрещен. И тогда попытались воспользоваться «свежей кровью» – генофондом некоторых малых кошек, чтобы вывести новые, «дизайнерские» породы. Некоторые ученые считают, что гибридизация домашних и диких форм позволит сохранить последних хотя бы в виде генов. Удивительно то, что потомков ливийской кошки удалось скрестить отнюдь не с ближайшими родственниками (род Felis). В 1980-е годы в результате гибридизации с азиатской бенгальской кошкой (Prionailurus bengalensis) получился бенгал – очаровательное существо дикой пятнистой расцветки. Прыгучий сервал (Leptailurus serval) породил большеухую и длинноногую красавицу саванну. Правда, с этой породой все очень непросто: беременность сервала длится 74 дня – больше, чем у кошки, и котята рождаются недоношенными; их приходится выхаживать. Но у всех этих видов хотя бы по 19 пар хромосом, в отличие от южноамериканских кошачьих из группы оцелота, у которых таковых 18. Тем не менее, преодолели и этот барьер: при гибридизации кошки с котом Жоффруа (Oncifelis geoff rei) получили сафари, унаследовавшую изящный окрас дикого предка. Однако любителям кошек стоит остерегаться слишком больших успехов на ниве гибридизации. Немало развелось и аферистов, пользующихся научной малограмотностью своих клиентов и выдающих известные породы за новые. А защитники природы высказываются против таких опытов: поддержание гибридных пород требует постоянного привнесения генов исходной дикой породы, а значит, отлова животных, причем, как правило, нелегального.