Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №191, август 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Природа

Фолклендские острова: царство природы и предмет территориального спора

Текст и фото: Пол Никлен
26 февраля 2018
/upload/iblock/913/9130c6cc58464f403c4b282bf2e55be9.jpg
Папуанские пингвины плавают с рекордной для птиц скоростью – 35 километров в час. Они целыми днями охотятся в океане, обычно недалеко от берега, чтобы не попасться котикам, морским львам и косаткам. На Фолклендских островах пар этих пингвинов больше, чем в любом другом уголке мира.
Фото: Пол Никлен
/upload/iblock/9e1/9e17e26e32f63f3a3be0de31a5b573ba.jpg
Солнечная морская звезда уцепилась за бурую водоросль в подводных «тропиках» холодных вод в юго-западной части Атлантического океана у берегов острова Бёрд. Горные гряды, образующие Фолклендские острова, богаты минералами, в том числе глубоководными, рождая богатый морской мир, состоящий из всевозможных рыб, млекопитающих и птиц.
Фото: Пол Никлен
/upload/iblock/0d3/0d35709fa6f70d69788d9f794a3b19b1.jpg
Королевские пингвины прогуливаются по белому песку мыса Волонтир-Пойнт на острове Восточный Фолкленд. В 1860-х годах колония этих птиц на островах была немногочисленной, но в 1970-е стала разрастаться. Сегодня на Восточном Фолкленде, без малого полвека назад ставшем частным заповедником, обитает тысяча пар пингвинов.
Фото: Пол Никлен
/upload/iblock/d55/d559b1425d10744b7dee3ab4aac03e05.jpg
На Стипл-Джейсоне, одном из отдаленных островов, обитает крупнейшая колония чернобровых альбатросов. Бывшее пастбище для сотен овец и коров превратилось в природный заповедник, и сегодня около 70 процентов популяции этих птиц гнездится на Фолклендских островах.
Фото: Пол Никлен
/upload/iblock/aaf/aaf6365c59fb916bb528d24252f2ac1b.jpg
Возле острова Нью-Айленд южные белобокие дельфины проплывают мимо водорослей, растущих неподалеку от берега. Эндемики Фолклендских островов и юга Южной Америки, они обычно пускаются в путь группами от двух до двадцати особей. Эти дельфины настоящие акробаты и любители серфинга: их нередко можно увидеть резвящимися в волнах проходящего рядом корабля.
Фото: Пол Никлен
Фолклендские острова – одинокий архипелаг в юго-западной части Атлантического океана, знаменитый самым большим в мире числом овец на душу населения и очень короткой войной – в прямом смысле слова живой пример того, какие чудеса творит охрана природы.
На каменистых берегах острова Стипл-Джейсон на окраине Фолклендского архипелага природа, предстающая во всем своем великолепии, повергает меня в трепет. На крутых уступах скал гнездится более 440 тысяч чернобровых альбатросов – самая крупная в мире колония. Внизу у воды громко перекликаются хохлатые пингвины. Неуемные полосатые каракары высматривают пищу – падаль или зазевавшихся пингвинят. В ледяных водах обитают южноамериканские морские котики, косатки, дельфины Коммерсона, южные белобокие дельфины и киты сейвалы. Под водой я проплываю через величественные заросли бурых водорослей. Надо мной проносятся папуанские пингвины, а за ними – южные морские львы. На дне рачки выстраиваются в шеренгу, подняв клешни, будто готовясь к бою. Картина вполне символичная: я же как-никак на Фолклендских островах – призрак войны словно витает в воздухе. Эта британская территория в 400 километрах от побережья Аргентины состоит из семи с лишним сотен больших и малых островов, где наберется от силы 3200 жителей. Известный бесконечными распрями за земли (в них успели поучаствовать и Франция, и Испания, и Аргентина, и Великобритания), архипелаг не прячет военных шрамов. Последний конфликт, когда в 1982 году на британские заморские территории вторглась Аргентина (в этой стране, предъявляющей на архипелаг свои права, острова называют Мальвинскими), был непродолжительным, но ожесточенным. По сей день по островам разбросано тысяч двадцать наземных мин, там и сям виднеются сгоревшие вертолеты, а Королевские ВВС сохраняют на Восточном Фолкленде действующий аэродром. Но несмотря на все конфликты, острова являют совершенно утопическое зрелище: мне редко доводилось встречать столь девственную экосистему.
/upload/iblock/c6f/c6f510f0c99a9e1ded5a5c27d4d5c206.jpg
Земля усеяна расколотыми яйцами и скорлупой. Это работа хищников (в том числе и антарктического поморника), которые питаются главным образом другими пернатыми. На острове Стипл-Джейсон такие хищные птицы представляют главную угрозу для альбатросов и пингвинов. Взрослые альбатросы и пингвины охраняют свои гнезда, пока птенцы не смогут сами за себя постоять.
Пожалуй, самые яркие истории успеха могут поведать два острова, не тронутые войной: Стипл-Джейсон и соседний Гранд-Джейсон. Добрую сотню лет на здешних необитаемых землях паслись дикие овцы, пока в 1970 году острова не приобрел один британский любитель птиц. Новый хозяин превратил земли в частный заповедник, и мало-помалу растительность стала возрождаться. В 1990-е острова купил один из первых широко известных управляющих хедж-фондами Майкл Стейнхардт, а в 2001 году они с женой Джуди подарили острова Обществу охраны дикой природы: теперь ими управляет эта природоохранная организация. Итак, все тут демонстрирует торжество природы – достаточно сказать, что на восьмикилометровом острове Стипл-Джейсон водится 48 видов птиц. Правда, негативное влияние человеческой деятельности заметно: загрязнение океанских вод, разрушение среды обитания, нефтяные пленки, крючки с наживкой, волочащиеся за рыболовными судами. Но опаснее всего – климатические изменения. Океан может стать прохладнее вокруг островов и потеплеть в более отдаленных зонах, разрушая пищевую цепочку, в которую входят морские птицы и млекопитающие. Активизировавшаяся разведка нефтяных месторождений возле островов грозит возможными утечками нефти – у местных жителей все больше стимулов поддерживать охрану природы: им есть что терять. В год сюда наведывается больше 60 тысяч туристов – среди источников дохода населения экотуризм стоит на втором месте, после рыболовства.
/upload/iblock/5f0/5f00eda2c0f878b5f5be7f3681cc795c.jpg
Самец южного морского льва длиной около 2,5 метра и весом 350 килограммов возвышается над самкой и двумя детенышами на острове Stick-in-the-Mud (англ. «отсталый, косный человек»). Популяция сократилась в середине XX века, когда эти животные стали объектом охотничьего промысла и с трудом находили пропитание из-за потепления океана. Сегодня это самый многочисленный вид млекопитающих на юге Южной Америки. На Фолклендских островах обитает порядка 7500 особей.
Как профессиональный биолог, я не могу не обращать внимания на разницу между нетронутыми островами и теми, где успела поорудовать рука человека. Какой урок нам может преподать остров Стипл-Джейсон? Надежда на возрождение появляется, только если оставить природу в покое. Когда исследуешь здешние луга и горы, кажется, будто ты шагнул на тысячу лет назад. Экосистема девственна. Природа изобильна. Животные не боятся человека. Если мы не перестанем относиться к окружающему миру исключительно как к поставщику самых разных ресурсов, и его, и нас ждут одни страдания. Для меня Стипл-Джейсон – свидетельство стойкости нашей хрупкой планеты, но в то же время и призыв о помощи. Нам нужно больше Стипл-Джейсонов, больше уголков, где мы не будем воевать против природы, а позволим ей процветать.