Поиск
x
Журнал №190, июль 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Природа

Гепарды: бежать, чтобы выжить

Текст: Рофф Смит Фотографии: Франс Лантинг
23 ноября 2012
/upload/iblock/79e/79e7bca838a8f68860bda38fc7cde677.jpg
Спрятанная камера ловит расплывчатый силуэт азиатского гепарда. Последние представители этого вида (их всего несколько десятков) скрываются от людей в труднодоступном уголке Ирана. Численность общемировой популяции гепардов всех видов упала со 100 тысяч в 1900 году до 10 тысяч сегодня.
Фото: Франс Лантинг
/upload/iblock/655/655b626dd05b97bc8070e27a5b6c97f5.jpg
В кенийском заповеднике Масаи-Мара юный гепард пробирается сквозь лабиринт автофургонов для сафари. Этого подростка можно считать везунчиком: гепарды редко доживают даже до такого возраста, уровень смертности среди котят – 95 процентов. Туристы, львы и фермеры – вот основные враги гепардов.
Фото: Франс Лантинг
/upload/iblock/46d/46dc6eaf6d33e6b0054a541f25ed271f.jpg
Пятилетний Кошки, котенком спасенный от браконьера, вырос в заповеднике на северо-востоке Ирана. Он один из двух азиатских гепардов, живущих в неволе. От африканских гепардов его отличает густой мех, необходимый на плоскогорье Центрального Ирана в суровые зимы.
Фото: Франс Лантинг
/upload/iblock/334/334b22e3f70ce844e987e800e74757da.jpg
Молодая мать, которой исследователи дали имя Этта, охраняет 12-недельных детенышей, устроивших между собой потасовку. Многолетние исследования показали, что большинство котят в Серенгети выращивают немногочисленные супермамы, героини невидимого фронта.
Фото: Франс Лантинг
/upload/iblock/50d/50dac77b93d3566350ee4a19e88eb67e.jpg
Этот самец занял прекрасный наблюдательный пост на фиговом дереве в кенийском национальном заповеднике Масаи-Мара, но открывающиеся перед ним перспективы безрадостны. Скрытным гепардам требуются обширные пространства для жизни и охоты. Самые быстрые спринтеры планеты сегодня вступили в финальный этап гонки на выживание.
Фото: Франс Лантинг
Это самое быстрое наземное животное планеты. Может обогнать спортивный автомобиль. Легко приручается. Так почему же гепардов осталось всего несколько тысяч?
Люди встрепенулись: наконец-то! Руки потянулись к биноклям и фотокамерам. В танзанийском национальном парке Серенгети не меньше десятка набитых туристами автобусов для сафари с брезентовыми крышами сбились в стаю у одинокой акации. Последние полчаса гепардиха Этта сидела в тени дерева с четырьмя своими детенышами, наблюдая за стадом газелей Томсона, бредущих по склону холма.

Вот Этта встала и лениво двинулась в сторону стада, изображая безразличие, которое никого не может обмануть, и меньше всего – газелей, тревожно косящихся на нее. Внезапно один из гидов, сопровождающих туристов, издает резкий крик, – и газели бросаются прочь, а Этта молнией кидается за ними. Взрывной спринт настолько стремителен, что за большой кошкой не уследить: она проносится сквозь высокую траву, словно пуля.
В Африке численность гепардов за ХХ век сократилась более чем на 90 процентов.
В какие-то секунды драма заканчивается гибелью юной газели. Этта волочит тушу детенышам, и те выходят из зарослей кустарника ей навстречу, нетерпеливо ожидая пиршества. Автобусы подъезжают буквально через пару секунд, водители маневрируют, ища лучший ракурс для фотокамер своих клиентов.

 Гепарды – животные особые. Красивые и экзотические, быстрые, как спортивные автомобили, и при этом легко поддающиеся приручению, они не просто обитатели дикой природы, но и медиазвезды, любимцы кинематографистов и рекламщиков всего мира. Наберите в поисковике «фото гепарда», и вы получите сотни тысяч результатов – от съемок коллекций модной одежды до кадров с ручными гепардами на заднем сидении «мерседеса» с откидным верхом. При этом у вас может создаться впечатление, что в дикой природе гепардам живется столь же вольготно, как во всемирной паутине.
Сто метров за 5,95 секунд: как бежит гепард
На самом деле гепарды – самые уязвимые из больших кошек. Несколько веков назад гепарды водились на территориях от Индийского субконтинента до берегов Красного моря и на большей части Африканского континента – но, как бы быстроноги они ни были, им не удалось уйти от человека на длинной дистанции. Грациозный азиатский гепард, подвид, который некогда украшал дворы владык Индии, Персии и Аравии, сегодня практически вымер. В Африке численность этих больших кошек за ХХ век сократилась более чем на 90 процентов: земледельцев, скотоводов и владельцев ранчо становилось все больше, и они вытесняли гепардов из их среды обитания; охотники истребляли великолепных зверей ради забавы, а браконьеры отлавливали детенышей, чтобы за большие деньги продать желающим обзавестись экзотическим питомцем. В итоге сегодня в дикой природе осталось в общей сложности менее 10 тысяч гепардов.

 Даже в больших национальных парках Африки гепардам приходится нелегко. Изящно сложенных, единственных из больших кошек не умеющих рычать, их атакуют более крупные и гораздо более многочисленные львы. Взять, например, танзанийский национальный парк Серенгети и примыкающий к нему кенийский заповедник Масаи-Мара.

На этой территории обитает более трех тысяч львов, около тысячи леопардов – и всего лишь несколько десятков гепардов. Несмотря на свой звездный статус, гепарды проигрывают львам даже в состязании за интерес туристов. «Люди обычно вспоминают про гепардов на своем втором сафари, – говорит гид Элияху Элияху. – А в первый раз все хотят видеть только львов. Но там, где есть большая популяция львов, никогда не будет много гепардов».

 Гепарды не просто не похожи на других больших кошек, а относятся к отдельному роду, единственными представителями которого и являются. Название рода, Acinonix, происходит от греческих слов, означающих «шип» и «коготь». Дело в том, что когти у гепардов втягиваются только наполовину – такого нет ни у одной другой кошки. В отличие от львов и леопардов, чьи полностью втягивающиеся когти предназначены для раздирания добычи и лазанья по деревьям, когти гепарда похожи на шипы на кроссовках спринтера и служат для выполнения спринтерских функций: сцепления и быстрого ускорения.
Гепард способен разгоняться с места до 100 километров в час менее чем за три секунды.
В теле гепарда все подчинено скорости – чистой, неукротимой, взрывной. Попробуйте устроить соревнование между гепардом и «ламборгини» на шоссе – шансы первым превысить скоростное ограничение у машины и зверя будут равны. Оба могут разгоняться с места до 100 километров в час менее чем за три секунды – но гепард способен превысить 70 километров в час и за первую пару прыжков. И что это за прыжки! Благодаря гибкому позвоночнику и длинным подвижным лапам зверь может нестись чуть не восьмиметровыми скачками. Спортсмен, способный прыгнуть на такое расстояние даже всего один раз после хорошего разбега, мог бы рассчитывать на участие в Олимпийских играх – гепард, бегущий во всю прыть, способен совершать до четырех таких прыжков в секунду.

 В древности из-за этих сверхспособностей дикие большие кошки были окружены мистической аурой. Египтяне, которые первыми стали приручать их, изображали гепардов на стенах гробниц и храмов почти четыре тысячи лет назад. В Индии, Иране и Аравии конная охота с гепардами – «охотничьими леопардами», как их называли, – была излюбленным занятием знати. При дворе Великих Моголов гепардов запечатлевали на картинах и коврах, о них пели песни и слагали стихи. Любимцы повелителей носили ошейники, усыпанные драгоценными камнями, и гордо шествовали в царских процессиях. Даже сегодня иметь ручного гепарда считается престижным – например, в Саудовской Аравии стоимость котенка могла достигать там десяти тысяч долларов. «Богатый молодой человек покупает гепарда в дополнение к спортивному автомобилю», – говорит Мордекай Огада, кенийский биолог, изучающий отношения между человеком и гепардом и ситуацию с незаконной торговлей дикими животными.

 В некоторых странах, например, в Объединенных Арабских Эмиратах, гепарды имели довольно неопределенный статус – вплоть до 2017 года. «Ввоз осуществлялся нелегально, но после того как животное оказывалось внутри страны, его можно было продать. Ввезенного из-за рубежа гепарда легко “отмыть” и представить дело так, будто он был рожден в неволе. Определить, откуда взялся котенок, сложно, если только не провести генетический анализ и не выяснить, что он принадлежит к подвиду из определенного района», – объясняет Огада.

С января 2017 года в ОАЭ запрещено иметь львов, гепардов и тигров в качестве домашних питомцев (нарушение закона карается лишением свободы на полгода или штраф $136 000).

 Насколько велик ущерб, который незаконная торговля нанесла сокращающейся популяции, неизвестно, однако есть все основания предполагать, что дело было поставлено с размахом. Даже беглый поиск в Интернете давал множество адресов «заводчиков», обитающих, например, в Дубае и предлагающих купить котят.

Однако проблема в том, что в неволе гепарды размножаются крайне неохотно – именно поэтому за тысячелетия они так и не были по-настоящему одомашнены. Новых котят можно найти только в природе. В 2011 году в Танзании и Кении арестовали нескольких торговцев, и ходили слухи, что купить гепарда предлагают даже в Камеруне. В этом бизнесе крутятся огромные деньги, а торговцы объединены в преступные сети.

Власти Эфиопии всерьез взялись за борьбу с контрабандой диких животных, разработали тренировочную программу для пограничников и таможенников. Меры принесли свои плоды: была перехвачена партия детенышей гепарда, направлявшаяся в Сомали. «Проверяя документы на содержимое грузовика, пограничники услышали поскребывание, доносившееся из канистры, в которой якобы был бензин, – рассказывает Йененех Тека, глава эфиопской Дирекции развития и охраны дикой природы. – Когда канистру открыли, внутри оказалось пять крохотных детенышей гепарда в очень плохом состоянии». Один из котят умер. Остальные четверо, пробыв несколько недель в ветеринарной лечебнице, были отправлены в расположенный к северу от Аддис-Абебы приют, принадлежащий фонду «Рожденный свободным». Там они проведут всю жизнь. «Они никогда не смогут вернуться в дикую природу, – вздыхает Огада. – Даже если получится научить их охотиться, люди не смогут научить их остерегаться таких хищников, как львы и гиены, и избегать встреч с ними».

Эти три котенка гепарда поступили в приют Born Free в апреле 2015 года.


И хотя существует пример успешного возвращения нескольких гепардов в дикую природу в больших, огороженных заповедниках в ЮАР, открытая саванна – куда более опасное место. У осиротевших котят нет ни единого шанса выжить в таком месте, как Серенгети.
Известно, что одна самка, семилетняя Элеанор, воспитала по меньшей мере десять процентов всех взрослых гепардов южной части Серенгети.
Даже матерям-гепардам нелегко выращивать детенышей в дикой природе: уровень смертности среди малышей может доходить до 95 процентов. Огромному большинству котят не суждено даже выбраться из укрытия, в котором они появились на свет: их убивают львы, гиены и плохая погода. А еще детенышей бросают матери – слабые охотницы, неспособные прокормить потомство. Многим самкам за всю жизнь не удается вырастить ни одного котенка.

Однако бывают и матери-героини – они каким-то удивительным образом добиваются поразительных успехов в выращивании своих детей и даже берут на воспитание чужих. Этим супермамам, великолепным охотницам, знающим секреты выживания в буше, удается почти ежедневно добывать пропитание и воспитывать малышей в открытой саванне, под самым носом у львов и гиен. Известно, что одна такая героиня, семилетняя самка Элеанор, воспитала по меньшей мере десять процентов всех взрослых гепардов южной части Серенгети.

«Я не знаю ни одного другого вида хищников, чье выживание так сильно зависело бы от успеха столь небольшого количества самок», – говорит Сара Дюрант из Лондонского зоологического общества. Дюрант руководит проектом«Гепарды Серенгети» – эта одна из самых продолжительных программ по изучению диких животных. За 40 лет реализации проекта наблюдатели составили хроники жизни и родословные по материнской линии многих поколений гепардов Серенгети. Это жаркая и пыльная работа, требующая в том числе и многочасовых тряских поездок по саванне на побитых жизнью «лендроверах» в поисках самой скрытной из кошек Африки. Именно кропотливые исследования Дюрант выявили ключевую роль супермам.

Если родословные гепардов Серенгети по материнской линии сегодня хорошо задокументированы, то родословная по мужской линии – вовсе нет. Биолог Хелен О’Нилл засела в «лендровере» неподалеку от беланитеса египетского, в тени которого полеживают три брата-гепарда, Мокко, Латте и Эспрессо, которых называют также Кофейными Мальчиками. О’Нилл занимается «патрулированием какашек» – так называется сбор фекалий, оставленных теми или иными конкретными гепардами. В Лондоне ученые Зоологического общества выделяют из собранных образцов ДНК в надежде воссоздать отцовские линии генеалогических деревьев гепардов Серенгети. Проведенные анализы показывают, что самки гепардов ведут весьма распутный образ жизни: не менее чем в половине пометов у котят разные отцы. «Мы подозреваем, что подобное повторное спаривание может быть генетически выгодно в неспокойной обстановке саванн, – говорит Дюрант. – Считайте это попыткой подстраховаться: самки гепардов хотят быть уверенными, что хотя бы часть потомства выживет».
 
Далеко-далеко от залитой солнцем саванны Серенгети ближе к концу холодного, ясного зимнего дня одинокий гепард-самец пробирается по припорошенному снегом гребню горного хребта. Он останавливается, чтобы пометить тамариск, и исчезает из зоны видимости камеры с дистанционным управлением. Спрятанная видеокамера – одна из 80 видеоловушек, установленных в Деште-Кевире, труднодоступном горном районе Центрального Ирана, в надежде хоть мельком взглянуть на одну из самых редких и скрытных больших кошек мира – азиатского гепарда. «Просто счастье, когда нам удается увидеть что-то вроде этого», – говорит иранский биолог Хуман Джокар о 27-секундном ролике.

 Джокар принимает участие в проекте спасения последней популяции азиатского гепарда, начатом иранским Департаментом защиты окружающей среды в 2001 году. «У нас есть егеря, которые живут и работают в этих горах по многу лет, – продолжает Джокар, – но они ни разу не видели живого гепарда». Видеоловушки помогли иранским ученым выяснить, сколько примерно гепардов осталось и где они живут, что позволило разработать стратегию спасения вида. Каждого гепарда с видеозаписи ученые смогли идентифицировать по уникальному узору пятен на шкуре.

Трудные времена для азиатского гепарда начались в дни расцвета империи Великих Моголов, когда охота с этими кошками пользовалась бешеной популярностью. Говорят, что у одного из тогдашних императоров за 49 лет правления было более 9 тысяч гепардов. Сравните с сегодняшним днем. За десять лет наблюдений полсотни камер зафиксировали лишь 192 мимолетных изображения. Запечатлеть удалось 76 поджарых особей – и это практически все, что осталось от благородного подвида гепарда, некогда водившегося на большей части Азии. Уцелевшим приходится непросто. Охотясь на антилоп и горных баранов на крутых каменистых склонах, они вступают в конкуренцию с другими охотниками – волками и людьми. «Они живут на грани, на пределе возможностей, которые предоставляет им экологическая ниша», – говорит Люк Хантер, президент международной природоохранной организации «Пантера», защищающей больших кошек и помогающей в осуществлении иранского проекта.

Однако, несмотря на свою уязвимость, гепарды – одни из лучших в мире специалистов по выживанию. Они способны вынести и морозные зимы иранских степей, и жгучую жару Сахарской пустыни. «Они умеют быстро бегать, – начинает перечисление биолог Фарид Белбачир из Алжира, который устанавливает камеры-ловушки в алжирских горах Ахаггар, пытаясь поймать в них сахарского гепарда, находящегося на грани вымирания. – Они разбираются в ландшафте. Они научились пользоваться узкими местами высохших русел так, чтобы у их жертв не было шансов ускользнуть».

...В Серенгети полдень, в раскаленном воздухе висит привкус пыли, а на горизонте клубятся грозовые облака. Последний час или около того Этта подкрадывалась к большому самцу газели, пока наконец незаметно не подобралась к нему на расстояние метров сорока. «Еще рано говорить, станет Этта супермамой или нет, – считает Дюрант. – Сейчас у нее первый помет. Но то, что ей удалось вырастить котят до того возраста, когда они могут выбираться из логова, – уже хороший признак». Этта делает еще два быстрых, осторожных шажка вперед, потом припадает к земле и ждет, похожая на спринтера на стартовых колодках, ожидающего отмашки. Проходит минута, полная напряжения, затем еще одна. Внезапно и, кажется, без всякого повода, Этта встает и медленно и спокойно уходит прочь. Что-то ее насторожило – может быть, ветер донес запах гиены или львов. Что бы это ни было, в Серенгети для матери четырех беззащитных котят одна жирная газель не стоит риска. Этта подзывает своих детенышей, и вместе они исчезают в фиолетовой дымке.