Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Насекомые

Российский ученый открыл новый вид бабочек на Тянь-Шане и Памире

18 сентября 2019
Eudiaphora
Фото: fciarctic.ru
Фауна этого региона хорошо изучена, поэтому здесь редко находят новые виды живых существ.

В ходе экспедиции в тянь-шаньском высокогорье Киргизии был обнаружен ранее неизвестный науке вид бабочки Eudiaphora tienshanensis (Эудиафора тяньшаньская). В среднегорье Памира на территории Таджикистана учёный обнаружил новый подвид Eudiaphora turensis nozimdjoni (Эудиафора Нозимджона).

Оба открытия сделал младший научный сотрудник Российского музея центров биоразнообразия Федерального исследовательского центра комплексного изучения Арктики РАН Виталий Спицын. Как отметил ученый, экспедиция длилась более 40 дней и была достаточно трудной. В Таджикистане ему помогал местный житель Нозимджон Махмудов. В его честь и был назван новый подвид.

«Поймать новый вид бабочки-медведицы в Средней Азии – большая удача. Этот регион был хорошо изучен, но, как оказалось, и там ещё можно найти новые виды», – рассказал Спицын.

Одной из задач экспедиции было изучение процессов эволюции, видообразования и фауногенеза в экстремальных горных экосистемах Азии, которые являются высотными аналогами Арктики. Условия в высокогорьях Памира для насекомых еще более суровые, чем в Арктике, но фауна там богаче в десятки, если не в сотни раз.

«За два века исследований фауны чешуекрылых (бабочек) Новой Земли ученым удалось обнаружить всего 30 видов. За два дня в высокогорьях Памира, на высоте 4 000 метров, мне удалось насчитать 100 видов бабочек, при этом условия в высокогорьях были намного экстремальнее, чем на том же Южном острове Новой Земли, где местами растут ивы по пояс.

Этот пример нам наглядно показывает, что в Арктике видов мало не потому, что там холодно, а потому что экосистемы в высоких широтах очень молодые. Таким образом, главный фактор фауногенеза и эволюции – время. Какими бы суровыми ни были условия, к ним можно приспособиться, если есть достаточно времени», – заключил Спицын.