Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №192, сентябрь 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Природа

Хрупкий мир парка Ергаки

Текст: Данил Литвинцев Фотографии: Михаил Вершинин
24 июня 2011
/upload/iblock/af9/af9594f4ae35a981c6c17edceb35fe0e.jpg
Чиновники и депутаты Красноярского края преодолевают маршрут от Тармазаковского моста к озеру Нижнее Буйбинское в составе экологической экспедиции. Её руководитель Владимир Лебедев привлёк внимание государственных организаций к проблемам парка.
Фото: Михаил Вершинин
/upload/iblock/f5b/f5b55f8fc59b82f0cb287e59b72176d5.jpg
Алексей Моисеев прыгает с 500-метровой скалы (отрицательная часть - около 230 метров) вершины Зуб Дракона (2176 метров). Во время полёта перед бейсером открывается прекрасный вид на Цветные озёра.
Фото: Михаил Вершинин
/upload/iblock/2c5/2c5d71637d687f4ed3256490c7d30cd9.jpg
От реки Буйба в районе Тармазаковского моста начинается большинство туристических маршрутов, проложенных по природному парку.
Фото: Михаил Вершинин
/upload/iblock/4f3/4f312107ea1adbf224f9d420dae79047.jpg
Белые куропатки меняют окраску оперения в зависимости от сезона: от рыже-бурой летом до совершенно белой зимой, поэтому их трудно заметить на снегу.
Фото: Михаил Вершинин
/upload/iblock/5fd/5fde750d11857296bd81649a1fcdb98f.jpg
К традиционному рациону пищух нередко добавляются украденные у туристов продукты.
Фото: Михаил Вершинин
/upload/iblock/25c/25c4f882349e2cfbb653c2152628c304.jpg
Вид с озера Нижнее Буйбинское на пик Красноярских Спасателей. Слева от вершины - залитый солнцем Араданский хребет.
Фото: Михаил Вершинин
/upload/iblock/3d8/3d8c34a4d4c58469b8e566e9dd2bff7b.jpg
Туман укрывает вершину пика Звёздный, самой высокой горы хребта. Справа - скала Кит (её очертания напомнили первым путешественникам морского млекопитающего). Название парка Ергаки, скорее всего, происходит от схожего по звучанию древнетюркского слова и означает "пальцы".
Фото: Михаил Вершинин
/upload/iblock/26e/26e3bae1b0f5f9745afed0190757a77d.jpg
Чем выше горы, тем скуднее растительность: хвойные леса у подножия хребта сменяются кустарниками, а затем голыми скалистыми пространствами, которые в Сибири называют гольцами.
Фото: Михаил Вершинин
Горный массив Ергаки в Западном Саяне стал первым истинно популярным природным парком России. Ежегодно его посещают десятки тысяч туристов. Как долго сибирские горы смогут выдерживать такой наплыв путешественников?
Берег таежной реки. Нижняя Буйба по выходным становится похожа на парковку гипермаркета: сотни автомобилей стоят плотными рядами в ожидании своих хозяев. Людей не видно – они бродят где-то в густом белом тумане, который укрывает окрестные горы, словно вата. К вечеру, когда туман рассеется, пейзаж станет и вовсе фантастическим: горы здесь – сплошь острые скалистые пики каких-то невообразимых форм, врезающиеся не только в низкое серое небо, но и в человеческое сознание. Трудно поверить, что открывающиеся взору диковинные картины – реальность, а не кадры из фильма «Властелин колец». Это – Ергаки, горный массив в Западном Саяне и первый действительно популярный природный парк России, которому только предстоит решать проблемы, связанные с нашествием армии людей в штормовках и туристических ботинках. Западный Саян – обширная горная система на юге Сибири, простирающаяся на 600 километров с юго-запада на северо-восток от Алтая до Иркутской области. Места эти всегда были по-настоящему глухим сибирским краем.
Сегодня дирекция природного парка «Ергаки» пытается совместить, казалось бы, несовместимое: развивать туризм и защищать природу от туристов.
Сто лет назад по главным cаянским хребтам проходила граница между Россией и Китаем. Чиновники и военные обоих государств воспринимали дикие вершины горного хребта лишь как стратегически важный рубеж на стыке двух империй. А народы, населявшие окрестные земли еще до прихода русских и китайцев, испытывали перед Саянами священный трепет. Этнограф Монгуш Кенин-Лопсан, один из авторитетнейших исследователей тувинского шаманизма, уверяет, что тувинцы считали саянский хребет Ергаки сакральной территорией, местом посвящения шаманов. Поэтому на всякий случай обходили его стороной. Но в 1940-х годах люди в окрестностях хребта стали появляться чаще. Российско-китайская граница передвинулась на юг, а для сообщения с новой советской республикой, Тувинской АССР, был реконструирован старинный Усинский тракт – 436 километров опасных поворотов, крутых подъемов и умопомрачительных видов. Ощетинившиеся каменными «пальцами» Ергаки, рядом с которым прошла дорога, не остались незамеченными. В 1960-х вместо шаманов сюда потянулась молодежь с рюкзаками и гитарами. Туристы покоряли скалистые пики и давали им романтичные названия, строили в горах приюты, прокладывали в дикой тайге тропы. И все бы ничего, если бы к концу 1990-х горы мусора здесь не стали бы соперничать по высоте со скалистыми вершинами, каждое лето дым от пожаров не заволакивал бы тайгу, а тропы не стали бы похожи на скотопрогонные дороги. Стало ясно: стихийный туризм в Саянах необходимо ограничивать. «Закрыть горы для туристов!» – такое предложение высказывали самые радикальные представители «зеленых». Но не закрыли. В 2005 году при участии Всемирного фонда дикой природы Ергаки получили статус природного парка. Как на любой охраняемой территории, здесь есть заповедная зона, куда туристам вход запрещен. Но большая часть парка отведена под рекреацию. Сегодня дирекция Ергаков пытается совместить, казалось бы, несовместимое: развивать туризм и защищать природу от туристов. С перевала Художников, одного из самых знаменитых среди ергакских, открывается впечатляющий вид на главные вершины массива: пики Птица, Звездный, Зуб Дракона – и сказочной красоты долину реки Левый Тайгиш. Конечно, если горы не скрыты облаками. Но даже в облаках, спускаясь по тропе с перевала Художников к озеру, сложно не заметить развалины хижины, устроенной под выступом небольшой скалы. Рядом на камне выведены краской название стоянки – «Мечта» и дата постройки приюта – 1960 год. Тогда сюда забредали единицы. Сейчас Ергаки посещают около 85 тысяч туристов в год, и это только зарегистрированные группы. В районе проложены десятки маршрутов: от простых троп, по которым могут гулять даже дети, до сложнейших скалолазных трасс, где сутками «висят» люди в касках. И хотя горы относительно низкие (высота доминирующего пика Звездный – 2281 метр над уровнем моря), почти все вершины района могут похвастаться грандиозными скальными обрывами с полукилометровыми перепадами высот. Здесь уже дважды проводились чемпионаты России по альпинизму в скальном классе. «Я думал, Саяны – это так, фитюльки, – делится впечатлениями 50-летний альпинист Владимир Алексеев после двухнедельного пребывания в парке. – Теперь всем буду говорить, что это настоящие горы. С большой буквы!» Владимир – обладатель почетного титула «снежный барс»: так в советском альпинизме именовали спортсменов, покоривших все пять вершин-семитысячников, находившихся на территории СССР. Но на ергакские перевалы все чаще забираются люди без должного опыта и подходящей экипировки. Такие путешественники прибавляют работы спасателям. Несчастные случаи в горах стали происходить так часто, что Министерству чрезвычайных ситуаций России пришлось устроить здесь стационарный пост. «Известность парка растет, как следствие – в горы отправляется все больше неподготовленных людей, экономящих на услугах инструкторов. И если бы они только терялись, так они, зачастую по незнанию, еще и все вокруг портят, – возмущается Валерий из Минусинска, бывший спасатель, а ныне гид. – Стоянки завалены мусором, уносить его с собой догадываются далеко не все. Многие валят живые деревья, думая, что те будут гореть, срубают зеленые хвойные ветви, чтобы постелить под палатки». Все это не лучшим образом сказывается на местной флоре и фауне. По результатам биологических исследований, проведенных в Ергаках в 2002 году, растительные сообщества в местах туристических стоянок находятся на 3-й и 4-й стадиях дигрессии, а тропы – на 4–5-й стадии. Проще говоря, на этих участках вытоптан практически весь растительный покров. Буддийская мантра разносится над Каровым (оно же – Нижнее Буйбинское) озером, лежащим у подножия одного из ергакских отрогов. «Ом мани падмэ хум, Ом мани падмэ хум!» – поет Лада Суранова. Каждый год она приезжает в Ергаки из Иволгинского буддийского монастыря, чтобы провести в горах три летних месяца. Лагерь Лады на берегу озера – своего рода достопримечательность и «информационный центр» для туристов. Нередко сюда захаживают и инспектора парка, узнать, сколько групп вчера ушло за перевал и не шалят ли в долине медведи. «Шалящие» медведи – самая большая проблема парка, и год от года она становится все серьезнее. «Здешние медведи привыкли к людям и их еде, – рассказывает Лада. – Туристы, возвращающиеся из походов, нередко оставляют продукты на стоянках, чтобы не тащить лишний груз. Этими остатками лакомятся звери. Открыть консервную банку для здешних косолапых уже не проблема; они привыкли к вкусу сгущенки и тушенки, успели полюбить печенье и, главное, поняли, что людей можно не бояться».
По подсчетам сотрудников парка, медведей в Ергаках становится все больше. Виноваты, прежде всего, туристы: обилие легкодоступной пищи привлекает косолапых.
В 2008 году медведи дважды нападали на людей, а их визитов в туристические лагеря в поисках вожделенных консервов просто не сосчитать. Так, на Радужном озере молодой медведь облюбовал место для отдыха рядом с одной из палаток. Заметив лохматого соседа, туристы предпочли покинуть свое матерчатое жилище в надежде, что зверь скоро уйдет. Но когда вернулись, обнаружили, что медведь выволок из палатки рюкзаки и с интересом изучает их содержимое. Нервы одного из путешественников не выдержали: с криками он кинулся на хищника, чтобы отбить имущество. Косолапый такой реакции не ожидал, на всякий случай огрел пару раз крикуна лапой и ретировался в кусты. Рюкзак был спасен, только вот его 35-летнего хозяина с рваными ранами на боку и плече пришлось спускать на лошади к Усинскому тракту. А на Радужное озеро были вынуждены подняться охотники с заданием дирекции парка: выследить и убить ставшего опасным зверя. Та же участь постигла и неравнодушного к сгущенке медведя, обитавшего на берегах популярного у туристов Светлого озера. «Вообще-то, мы стараемся не отстреливать животных, – рассказывает Татьяна Кондратенко, руководитель отдела экологического просвещения природного парка. – Для отпугивания тех же медведей часто применяем так называемую канадскую технологию: в зверя сначала стреляют ампулой со снотворным, а после пробуждения пугают сильным шумом, криками, иногда травят собаками, чтобы встреча с людьми надолго отложилась у него в памяти и не ассоциировалась с чем-то приятным. Но здесь особый случай: считается, что медведь, однажды напавший на человека, обязательно сделает это снова». По подсчетам сотрудников парка, медведей в Ергаках становится все больше. И привлекает их сюда отнюдь не чувство защищенности на охраняемой природной территории, а обилие легкодоступной пищи. В дирекции парка прекрасно понимают, что в нашествии косолапых виноваты, прежде всего, туристы. При этом отстрел медведей в самых посещаемых местах не панацея. Во-первых, это противоречит главной идее парка, во-вторых, не факт, что на месте убитых зверей не окажутся еще более агрессивные особи. «Может быть, имеет смысл вообще закрыть на какое-то время парк для туристов, – горячится Лада Суранова, узнавшая о событиях на Радужном озере. – Тогда медведи отвыкнут от людей, от еды, которую те оставляют, и проблема будет решена». Но оградить Ергаки от вторжений любителей природы не так просто. Рекреационно- туристическая зона парка – это почти 160 тысяч гектаров гор, тайги, альпийских лугов и болот, территория, сравнимая по площади с Санкт-Петербургом. Полностью исключить проникновение людей невозможно. Поэтому в администрации парка надеются на то, что посетители будут проявлять сознательность. Чистота ради безопасности. Егеря, как могут, убеждают путешественников не оставлять в горах лишнюю еду, штрафуют за брошенный мусор. Забирать ли мусор со стоянки – вопрос не только экологии, но и, как показывает практика, личной безопасности. В последнее время к этому доводу стало прислушиваться все больше путешественников. Чтобы снизить нагрузку на горно-таежные ландшафты, в дирекции парка планируют регулировать число людей, отдыхающих на самых популярных озерах района: Светлом, Радужном и Каровом. На их берегах планируется выделить территории, за пределами которых устраивать лагеря будет запрещено. Поддерживать чистоту на ограниченных участках станет гораздо проще. Тропы в местах с особо уязвимым растительным покровом пробуют закрывать деревянными настилами (обычная практика во многих национальных парках мира). В дирекции надеются: эти меры помогут справиться с ожидаемым ростом числа туристов. А рост этот, без сомнения, будет. Сегодня полным ходом идет прокладка главной парковой тропы, по которой летом можно будет ездить на велосипедах, а зимой – на лыжах и снегоходах. В Ергаках уже оборудованы полноценные горнолыжные трассы, где с октября по апрель трамбуют снег лыжники и сноубордисты со всей Сибири. Принято решение о создании здесь федерального центра по подготовке спортсменов-олимпийцев, ведутся переговоры о строительстве новых отелей. Однако отношение к столь бурному развитию спортивно-развлекательной индустрии в Саянах неоднозначное. «Создание инфраструктуры, прокладка нормальных троп, обустройство стоянок – все эти начинания трудно не поддерживать, – рассуждает красноярец Андрей Мухамедзянов, который ездит сюда более 20 лет. – Главное, чтобы в пылу преобразований чиновники и бизнесмены не забыли, что здесь, прежде всего, природный парк. Я был на Ниагарском водопаде на границе США и Канады и видел, что природа там изуродована коммерческой деятельностью. Будет горько, если у нас тоже появятся многотысячные парковки, торговые центры, казино и аквапарки». Если это произойдет, то любителям дикой природы придется искать новые Ергаки. Но поклонники парка уверены: других таких гор в России нет.