Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Природа

Кладовая Мирового океана

Текст: Мел Уайт Фотографии: Дэвид Лииттшвагер
12 сентября 2011
/upload/iblock/6e4/6e4f642ac86517628eb12b7d106dc91b.jpg
Красные кораллиновые водоросли, оранжевые и лиловые морские звезды, фиолетовые морские ежи и зеленые актинии и другие обитатели приливно-отливной полосы приспособились к жизни, полной постоянных перемен.
Фото: Дэвид Лииттшвагер
/upload/iblock/5a5/5a55e60ffcfb496c2c127a65fb51629c.jpg
Фото: Дэвид Лииттшвагер
/upload/iblock/4da/4da5e8591d74a118dcb10c6a760b553d.jpg
Приливы и отливы постоянно преобразуют прибрежную полосу Тихого океана в морском заповеднике Фицджеральд, Калифорния: во время прилива она скрыта под водой.
Фото: Дэвид Лииттшвагер
/upload/iblock/ce1/ce1a73575534bb4466883015deb16432.jpg
Отлив обнажает скалы, и возникают отдельные водоемы, изобилующие жизнью.
Фото: Дэвид Лииттшвагер
/upload/iblock/885/885e40ce496b6ea71f6a2c142c268154.jpg
Размер этих обитателей калифорнийской литорали колеблется от 0,6 до 3,8 сантиметра. Сверху вниз: гроздь икринок; креветка; голожаберный моллюск; актиния с двумя отпочковавшимися отпрысками; моллюск разлинованный хитон; сидячий многощетинковый червь (его многочисленные щупальца служат для захвата пищи); морская звезда с похожими на трубочки амбулакральными ножками; ракообразное с семью парами конечностей.
Фото: Дэвид Лииттшвагер
/upload/iblock/5d3/5d395d16361266e0db84a26d1171c993.jpg
Это ракообразное за время эволюции приобрело такую форму и цвет, что может легко прятаться в зарослях морской травы.
Фото: Дэвид Лииттшвагер
/upload/iblock/dc9/dc92a90eaa5d22f06656b7c7c95a9637.jpg
Краб-паук маскируется, прицепляя к панцирю кусочки водорослей. Рыба маслюк бывает самых разных цветов: от красноватого и зеленого до коричневого, в зависимости от условий обитания. Если их камуфляж сработает, хищные обитатели литорали не заметят потенциальной добычи.
Фото: Дэвид Лииттшвагер
Тысячи жильцов держатся за свою каменную недвижимость на границе суши и океана – узкой прибрежной полосе, называемой литоралью, или приливно-отливной зоной.
Морские звезды – одни из самых ярких обитателей богатейшего зверинца, каковым является прибрежная зона залива Бодега. (Залив, к слову, вполне оправдывает свое испанское название «кладовая»: он буквально напичкан всевозможными диковинами.) Больших и вызывающе цветастых – одни оранжевые, другие фиолетовые, и никто не знает, почему цвета разные, – морских звезд можно обнаружить в трещинах между камнями, где они лежат недвижно, словно брошенные игрушки. Однако мирный внешний вид не должен вводить в заблуждение – это самые грозные хищники литорали, хотя и лишенные в нашем понимании мозга (центрального нервного узла).
«Глядите, она уже убила двустворку, – говорит Томпсон, держа морскую звезду и ее жертву в одной руке, а другой слегка раздвигая створки раковины. – Она вывернула свой желудок наружу через рот и сейчас переваривает моллюска вне своего тела».
Сара Энн Томпсон, морской биолог из Института Фараллона (Петалума, Калифорния) ведет меня по зазубренным камням и приливным водоемам мыса Моллюска на полуострове Бодега-Хед, в 105 километрах к северу от Сан-Франциско. На мне плащ, резиновые сапоги и наколенники, я изо всех сил стараюсь не поскользнуться на блестящих бурых водорослях – того и гляди упадешь и пойдешь на корм рыбам.

Томпсон наклоняется, чтобы подобрать оранжевую морскую звезду. Это иглокожее обладает удивительным свойством, заставляющим вспомнить о голливудских супергероях: тело морской звезды, обычно мягкое, способно мгновенно затвердеть, словно камень. Это происходит благодаря изменению свойств волокон из белка коллагена, расположенных в ее покровах. Затем с помощью своей гидравлической системы, управляющей сотнями оснащенных присосками ножек, морская звезда может схватить какого-нибудь двустворчатого моллюска и силой разжать створки его раковины.

«Глядите, она уже убила двустворку, – говорит Томпсон, держа морскую звезду и ее жертву в одной руке, а другой слегка раздвигая створки раковины. – Она вывернула свой желудок наружу через рот и сейчас переваривает моллюска вне своего тела». Значит, эта липкая субстанция внутри раковины… «Да, это желудок морской звезды. Закончив трапезу, она втягивает желудок обратно и отправляется по своим делам», – объясняет мне биолог, и мы идем дальше вдоль узкой береговой полоски.

/upload/iblock/a3a/a3a4088da8f75c87c8383aecd753a2e0.jpg
Джим Зипп, Photo Researchers Inc Морские уточки (вверху) плотно покрывают скалы в средней литорали, в то время как актинии (внизу) благоденствуют ниже. Хищные морские звезды бродят и там, и там.


Приливные водоемы образуются на каменистом берегу, на грани миров, где океан встречается с сушей. Пограничная полоса, ширина которой порой составляет всего несколько метров, ежедневно уходит под воду во время приливов. По знаменитому выражению писателя Джона Стейнбека, здесь «все рождается для яростной жизни». Действительно, множество событий случается в приливных водоемах на сравнительно небольшом участке, и происходит все очень быстро, между приливами. Для биологов литораль представляет огромную ценность как легкодоступная для наблюдений модель масштабных экологических процессов. Ученым, изучающим изменения растительного и животного мира при переходе от одних природных сообществ к другим, например, от густых лесов до горных гольцов, приходится преодолевать многие километры; а на литорали биологические зоны – от морской травы до поясов актиний, двустворок и усоногих раков – расположены в нескольких шагах друг от друга. Заметно сокращены здесь и временные масштабы: так, для восстановления леса после торнадо должно пройти несколько веков… Когда же выброшенное на берег бревно сметает все живое до самого дна в каком-нибудь приливном водоеме, экологи могут воочию наблюдать возобновление первичной экосистемы – весь процесс занимает не более нескольких лет.
В природе, как и на нефтяном рынке, обладание месторождениями решает все, а литораль – это своего рода Самотлор.
Удачное сочетание гидрологических и климатических условий сделало западное побережье США одним из самых богатых видами приливно-отливных районов мира: восходящие холодные течения Тихого океана выносят на поверхность обильные питательные вещества; зимы редко бывают морозными, а значит, не образуется и лед, соскребающий со скал жизнь; частые туманы смягчают солнечные лучи, опасные для морских обитателей, вынужденных полжизни проводить вне водной среды. Выступы и углубления в скалах создают бесчисленное множество природных микрозон и предоставляют прибежище такому количеству существ, что могут потягаться в разнообразии видов с дождевым тропическим лесом. Морские звезды – всего лишь немногие из них.

Различие форм и поведения здешних обитателей кажется поистине бесконечным. Чего здесь только не увидишь: маленького червячка, выпускающего из головы гарпун в свою добычу; улитку, оберегающую свой небольшой участок от посягательств соседей; водоросль, выделяющую кислоту, чтобы защититься, если ее попытаются съесть; голожаберного моллюска (похожего на приодевшегося для вечеринки слизняка), который поедает ядовитых актиний и использует их стрекательные клетки, чтобы отпугивать хищников. Откуда столько агрессии? Все дело в том, что слишком много растений и животных борется за ресурсы на очень благоприятном для жизни, но ограниченном пространстве.

b0e06bb2ddcf362da3ec9c541b9a58fd.jpg

В природе, как и на нефтяном рынке, обладание месторождениями решает все, а литораль – это своего рода Самотлор. Эрик Сэнфорд любит проделывать со своими студентами из Морской лаборатории Бодега один фокус. Он начинает занятия с небольшой вступительной речи в аудитории, а развязка наступает на скалистом берегу. Прежде всего слушатели должны уяснить концепцию типов – основных подразделений всего животного царства. Помогает разобраться в этом вавилонском столпотворении немецкое понятие bauplan, то есть «план тела», поскольку животных относят к определенному типу, исходя из плана строения их организма. Так, все живые существа, обладающие хордой (которая у трески, питонов, пеликанов и у нас с вами стала позвоночником), относятся к типу хордовых. Бабочки, креветки и прочая живность с членистыми конечностями представляют тип членистоногих. В наиболее разработанных системах насчитывается 33 типа.

/upload/iblock/0df/0df70231e698d285d5fd752977b2dac4.jpg
Дэвид Лииттшвагер Полуостров Бодега-Хед на севере Калифорнии: ярко-зеленая морская трава и блестящие бурые водоросли буквально слились со скалами, на которые обрушиваются удары волн.


Затем Сэнфорд предлагает своим слушателям (в данном случае – одному мне) прогуляться на берег бухты Хорзшу, все на том же полуострове Бодега-Хед. Проведя небольшую разведку в густых зарослях бурых водорослей и морской травы, он поднимает камень, напоминающий слегка сдувшийся футбольный мяч. «Ну-ка, интересно, что нам здесь удастся найти… – говорит Сэнфорд. – Эта желтая корочка – губка, представитель одноименного типа. Это актиния, тип стрекающие, а эта крошечная морская звезда представляет тип иглокожих. Улитка и голожаберник относятся к типу моллюски, а несколько червей – к типу кольчецов. Вот здесь у нас притаились создания, похожие на губки, но это совсем другой тип – мшанки. Асцидия принадлежит к типу хордовых, хотя хорда у нее наблюдается только на стадии личинки, а это краб – тип членистоногие. – Сэнфорд замолкает, углубляясь в поиски, которые наконец увенчиваются успехом: – А вот это создание принадлежит к типу плоские черви».

В этом и заключается фокус. Эрик Сэнфорд держит в руке представителей почти трети всех основных планов строения на планете: девять типов на одном камне. На поверхности суши всей Земли насчитывается немногим больше типов! Но Сэнфорд слегка разочарован, поскольку ему не удалось найти ни одной сипункулиды, чтобы набралось круглое число – десять типов. Впрочем, такая находка доставила бы нам радость с чисто арифметической точки зрения. Мне случалось видеть сипункулиду – должен сказать, что привлекательности в ней не более, чем в выплюнутой жевательной резинке. Справедливости ради отмечу, что этот червячок замечательно умеет вытягивать длинный, в несколько раз длиннее его тела, гидравлически управляемый хоботок с щупиком на конце, которым он захватывает плавающие в воде кусочки всякой падали.

Чтобы узнать, каких обитателей можно найти на литорали, разверните и приблизьте картинку. 
/upload/iblock/49d/49d4f066c60d88ca9840286448bf1c0b.jpg
Разнообразие обитателей литорали


«Этот феномен в значительной степени объясняется тем, что жизнь возникла в море, – возвращает меня к теме многообразия жизненных форм Сэнфорд, – а приливно-отливные экосистемы – это микрокопия всего океана. Заглянув в такой водоем, за несколько часов между двумя приливами вы сможете получить доступ к образчикам всех богатств Мирового океана». Через пару дней я отправляюсь прыгать по камням бухты Хорзшу вместе с Джеки Соунз, координатором исследовательских программ морского заповедника Бодега. «Это, – говорит она, поднимая бледное существо размером с ноготь, – пикногонида, или морской паук».

Если посмотреть на него в лупу, малыш и в самом деле напоминает паука, только очень похудевшего, поскольку почти все его органы расположены не в туловище, а в конечностях. «С помощью своего хоботка он прокалывает стенки актиний и высасывает из них все соки», – рассказывает Соунз. Однако в душе этого крошечного хищника есть место и для нежных чувств. Соунз переворачивает паучка и показывает мне гроздь мельчайших шариков, похожих на белую икру. «Самцы заботятся о потомстве: собирают яйца от разных самок и вынашивают их на специально приспособленных для этого конечностях». Морские пауки восхищают ученых, поскольку они – одни из очень немногих животных, у которых о потомстве заботятся исключительно самцы.

5a55e60ffcfb496c2c127a65fb51629c.jpg
Некоторых здешних обитателей разглядеть легко, но только очень острый глаз заметит маленьких – меньше полутора сантиметров в длину – морских пауков.

Сейчас биологи задаются вопросом, как легко приспосабливающиеся к разным условиям обитатели приливно-отливной зоны справятся с угрозами сегодняшнего дня. Местные неприятности вроде загрязнения и заиливания, вызванные сточными водами, или чрезмерный сбор некоторых видов водорослей, обусловленный увеличением спроса на натуральную пищу, преодолимы за счет создания заповедников. Куда большую опасность представляет вызванное ростом содержания углекислого газа в атмосфере подкисление океанской воды. Многие моллюски, ракообразные, кораллиновые водоросли используют карбонат кальция для строительства скелета, и, если уровень кислотности океана возрастет, они просто растворятся. Серьезную угрозу несет и потепление морской воды: растворимость кислорода в ней ниже, чем в холодной, и животные гибнут от удушья. Конечно, нам хочется верить, что прибрежные лужицы, эти маленькие вселенные, уцелеют. Размышляя об удивительной взаимосвязи природных явлений, Джон Стейнбек писал: «Очень полезно бывает посмотреть сначала на приливный водоем, потом поднять взгляд на звезды – и снова перевести его на приливный водоем».