Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
National Geographic №194, ноябрь 2019
National Geographic Traveler №72, ноябрь 2019 – январь 2020
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Природа

Мекка пещерного дайвинга: Ординская пещера

Виктор Лягушкин
03 сентября 2011
/upload/iblock/54d/54d1cc70aac18db73499bde05a46bc71.jpg
Левый ход, скала Парус. Первым Ординскую пещеру посетил в январе 1993 года пермский спелеолог Андрей Самовольников. После этого началось ее активное исследование.
Фото: Михаил Семенов
/upload/iblock/1fd/1fdb9d1d236fa0ab25f9e36cf2a6bbee.jpg
Карстовый ландшафт в долине реки Кунгур. Карстовыми называют процессы, связанные с растворением и разрушением водой горных пород, в результате которых образуются специфические формы рельефа как на поверхности (воронки, рытвины), так и под землей (пещеры).
Фото: Виктор Лягушкин
/upload/iblock/97e/97e02c88287e536e46e0fdbb4b167c35.jpg
Вход в Ординскую пещеру. Несколько шагов по шаткой лестнице – и вы в другом мире. На фото: Михаил Семенов (в оранжевом гидрокостюме).
Фото: из архива Михаила Семенова
/upload/iblock/e8a/e8a569a1697b3d65ba13e4718875b99f.jpg
В Сухом зале. Редкий участок пещеры, где можно всплыть и обсудить дальнейшие планы. Зал образовался в результате крупного обрушения потолка.
Фото: Виктор Лягушкин
/upload/iblock/590/590f7caf3353907721229e7e674cea75.jpg
Сростки игольчатых ледяных кристаллов образуются в зимнее время в зале Ледяной дворец в сухой части пещеры.
Фото: Михаил Семенов
/upload/iblock/9d0/9d04da374b09c5f198805b312e7edb74.jpg
В Ординской пещере.
Фото: Михаил Семенов
/upload/iblock/065/0653907d82ed147f0c84162d700eac73.jpg
Обвальный зал находится в самом конце Ординской пещеры – плыть до него более часа. На дне – гигантские гипсовые плиты.
Фото: Виктор Лягушкин
Только самые опытные дайверы рискуют погрузиться в Ординскую пещеру, скрывающую узкие тупиковые коридоры и километровые тоннели, небольшие гроты и огромные залы гигантского подводного лабиринта.
Невероятные путешествия под землей могут совершать лишь герои фильмов и... кейв-дайверы, воплощающие в реальность самые смелые фантазии – в подводных пещерах. Любопытство и страх. Именно эти чувства охватывают ребенка (а иногда и взрослого), случайно попавшего в заброшенный древний замок. Холодная темнота и просторные залы, в которых живет Тайна. Бешеный стук сердца. Ты не обращаешь внимания на здравый смысл и следуешь по коридорам, вздрагивая от каждого шороха. Тебя распирает от желания познакомиться с Тайной лично, совершить подвиг. Я уже давно взрослый, но страсть к подвигам у меня осталась, как у девятилетнего мальчишки. Разница лишь в том, что теперь древние замки с привидениями не прельщают меня. Другое дело – подводные пещеры...
Спелеологи верят, что пещеры живые: могут пускать или не пускать, портить оборудование, не давать погружаться. По легенде, в зале Майского хода живет Хозяйка Ординской пещеры: обычно она добрая, но иногда посторонних пускать не торопится.
На окраине села Орда (Пермский край) на склоне Казаковской горы есть совсем непримечательная карстовая воронка. Сначала нужно спуститься на 50 метров по вертикальной лестнице до маленького озерца. А дальше, за прозрачными голубыми воротами – целый мир, доступный только профессионалам. Нас приветствует самая длинная в России подводная пещера – Ординская. Под водой установлена табличка, предупреждающая о том, что проход открыт лишь для сертифицированных кейв-дайверов. Нас трое: Дима картографирует пещеру уже шесть лет, потому что Андрей примерно столько же ищет и находит новые ходы, а я эти ходы фотографирую. Мы передаем эти материалы в Пермский университет, где из снимков делают интерактивную карту. Сегодня уже нанесено на карту 4750 метров подводных лабиринтов. И это не предел: с момента открытия пещеры в начале 1990-х поток дайверов, желающих полюбоваться ее красотами, растет с каждым годом в геометрической прогрессии. Ординскую даже окрестили «новой Меккой пещерного дайвинга». От других подводных пещер «новая Мекка» отличается очень прозрачной водой (температура которой не поднимается выше семи градусов), большими просторными залами и, самое главное, манящей экзотической красотой. Правда, возможность почувствовать себя первооткрывателем другой галактики стоит немалых усилий. За спиной у меня спарки из двух двадцатилитровых баллонов с воздухом, на левом боку прикреплены запасные баллоны. Все оборудование дублируется: два независимых регулятора дыхания, минимум три фонаря, запасная маска и небольшие катушки с веревками, необходимыми для выхода из пещеры в случае потери видимости или для поиска потерявшегося напарника. Общий вес оборудования превышает 80 килограммов. Наш путь лежит в Челябинский ход, находящийся в конце пещеры. Мы погружаемся в мутный и тесный лабиринт Подвала, и вскоре нам открывается Большой зал. Гипсовые плиты, которые вполне подошли бы для фундамента жилой многоэтажки, хаотично разбросаны на дне. Над ними возвышается 10-метровая остроконечная скала – Зуб дракона Войдакова. Пещера – нереальный, потусторонний мир. Это Космос, неземные пейзажи. Воды не видно, и ты летишь в невесомости. Наверное, так себя чувствовал первый человек на Луне, так будет чувствовать себя первая экспедиция на Марсе. Страха уже нет – лишь восторг и трепет. Вообразите зал размером с футбольный стадион и представьте, что вы летите в этом огромном гроте, – подобные ощущения у меня бывают только во сне и в Ординской пещере. Вода, заполняющая пещеру, поступает из напорных пульсирующих источников, то есть заполнение происходит не сверху вниз (например, за счет речной воды или осадков), а снизу вверх. Видимо, источники берут начало в известняковых пластах Уфимского плато, подстилающих гипсовые породы пещеры. Известняки – карбонаты – насытили воду содой (гидрокарбонатом натрия), которая агрессивно ведет себя с сульфатами (в том числе с гипсом). Поэтому вода постепенно разъедает пещерные трещины, превращая их в огромные тоннели. Спелеологи верят, что пещеры живые: могут пускать или не пускать, портить оборудование, не давать погружаться. По легенде, в зале Майского хода живет Хозяйка Ординской пещеры – четкий силуэт женщины на стене. Обычно она добрая, но иногда посторонних пускать не торопится. Сам я только однажды был готов поверить в эту легенду: во время одного из погружений потянулась череда мелких проблем, которые стали перерастать в крупные. Говорят, если пещера не хочет тебя пускать, то лучше отказаться от погружения, чтобы не остаться там навсегда… У Андрея возникли серьезные проблемы: погас основной фонарь, замерз регулятор, прокрутилась ходовая катушка, костюм встал на поддув. Мы здорово испугались: любая мелочь может стоить жизни, особенно при ограниченном запасе воздуха и невозможности всплыть. Многое зависит от напарника (в одиночку погружаться вообще крайне рискованно). Однажды во Флориде не очень опытный кейв-дайвер решил совершить одиночное погружение. Погасли все фонари. В полной темноте дайвер пошел на выход, держась за ходовик. В какой-то момент ходовик выскользнул у него из рук. Воздуха в баллоне оставалось еще минут на 40. Бедняга сел на дно, взял подводный блокнот и на ощупь стал писать прощальное письмо маме... Когда его нашли, он находился в нескольких метрах от выхода.
В мутной воде ощущаешь себя комаром, случайно залетевшим в молочный коктейль.
Как только Андрей повернул к выходу, проблемы разрешились: регулятор оттаял, катушку удалось скрутить. Дима отработал штатно: просто плавал и мерил рулеткой бесконечные ходы. А у меня пещера пошла. Так тоже бывает. Я плыл вдоль правой стены, снимал кристаллы гипса, как вдруг заметил довольно крупную трещину, ходовик туда проложен не был. Неужели новый ход? От волнения перехватило дух, волна азарта и восторга пробежала по телу. Я пристегнул фотоаппарат к стационарному ходовику, привязал катушку безопасности и полез в неизвестный мне ход. Взрыв! Восторг! Я танцую под водой, не обращая внимания на перкаляцию – осыпание гипсовой пыли. Этот процесс, между прочим, может быть опасен. Прозрачность воды в пещере обманчива и недолговечна: один резкий взмах ластами – и дальнейшее продвижение будет в нулевой видимости. В мутной воде ощущаешь себя комаром, случайно залетевшим в молочный коктейль. Передо мной большой зал, каменистая осыпь по правую руку и длинный коридор. Этого прохода нет на карте. Ход имеет вид свежего разлома, трещины в Казаковской горе. К сожалению, катушка безопасности небольшая – длиной всего 25 метров, я разворачиваюсь, начиная на ощупь сматывать катушку. Эта спасительная веревка приведет меня к выходу. А пока есть время подумать над названием. Здесь, под водой, мне почему-то кажется, что из-за поворота вот-вот выплывет огромная древняя рыба или появится клыкастая рептилия – голодный динозавр пермского периода. Конечно, я понимаю, что этого быть не может, но в сказочном мире воображение переносит тебя на миллионы лет назад. В пермском периоде на территории современной долины реки Кунгур было море, просторы которого рассекали и 20-метровые ящеры, и микроскопические ракообразные. Раковины морских рачков образовали известняковые слои. Из-за подъема Уральского хребта море обмелело, оставив много больших заливов. Жаркий климат способствовал интенсивному испарению воды, и на дно выпадали сульфаты. Море еще много раз наступало и отступало, известняки покрывались сульфатами и наоборот. Поэтому стены Ординской пещеры слоистые, только жизни в этих стенах нет – если не считать летучих мышей у входного озера. Мы встретились в Сухом зале. Воздушная пазуха, образовавшаяся в результате обвала купольных плит, соединяется по микротрещинам с атмосферой, и воздух в ней пригоден для дыхания. Обычное «Ок?» – «Ок!», и мы поплыли к выходу. 82 метра основного тоннеля, больше похожего на метро, показались мне километровым заплывом – не терпелось рассказать о новом проходе. Возможно, по нему можно будет пройти в еще не исследованные части пещеры. Если это случится, Ординская станет крупнейшей подводной пещерой в Евразии: от французской Ду де Коли ее отделяют сейчас 600 метров подводных ходов. До победы, видимо, осталось недолго. В последние годы в пещеру зачастили зарубежные дайверы, в том числе и всемирно известные. В 2006-м Ординскую посетил британский спелеолог, фотограф и писатель Мартин Фарр. Мартин был поражен гигантскими объемами галерей. «Они могут поспорить по прозрачности с невероятными тоннелями Австралии», – написал Мартин в журнале Diver. В Орде побывала и Джилл Хейнет, один из самых опытных и авторитетных спелеодайверов в мире, кинопродюсер, писатель и фотограф. Постоянным гостем Пермского края стал обладатель действующего мирового рекорда по самому глубокому погружению (330 метров) Паскаль Барнабе. Нет ничего удивительного в том, что Орда стала так популярна. К XXI веку человечество исследовало планету Земля вдоль и поперек, оставив потомкам очень ограниченное число способов почувствовать себя героем, открыть «новый мир». Для кейв-дайверов Ординская пещера – одна из таких возможностей. О других способах предлагаю вам подумать на досуге – если вы знаете что-то более впечатляющее, вы самый счастливый человек в мире.