Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №191, август 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Природа

Саргассы – морские «пастбища» Северной Атлантики

Текст: Джеймс Просек; Фото: Дэвид Дубиле и Дэвид Лииттшвагер
08 августа 2019
NGSF000003_180526__33413.jpg
Кашалот проплывает под золотистым саргассовым «полем». Эти водоросли дают пристанище множеству живых существ, от одноклеточных до круп-нейших млекопитающих. В свою очередь, экскременты животных обеспечивают саргасс питательными веществами.
Фото: Брайан Скерри
Вокруг плавающей водоросли – саргасса – сложилась целая морская экосистема, поражающая разнообразием.

«Ни в одном другом океане нет ничего похожего, – уверен морской биолог Брайан Лапойнт. – Нигде больше на планете не найти такого разнообразия организмов прямо посреди океана – и все благодаря вот этой водоросли».

Лапойнт имеет в виду саргассы, давшие название Саргассову морю, области Атлантического океана. У этого моря нет четких границ: таковые тут определяются не береговыми линиями, а пятью крупными течениями, которые образуют круговорот в Атлантике к северу от экватора. Здесь, вдали от обширных участков суши, вода бедна питательными веществами, и оттого она очень чистая и необыкновенно голубая.

Antarctica_iPad.jpg

Саргассово море часто называют океанской пустыней – и это было бы справедливо, если бы не скопления плавучих водорослей.

На первый взгляд эти слизистые клубки могут показаться ничем не примечательными. Однако, как доказал своими исследованиями Лапойнт, саргасс – основа сложной экосистемы, дающей приют самым разным организмам: можно сказать, передвижное убежище, совмещенное с рестораном.

Лапойнт, работающий в Океанографическом институте Флоридского атлантического университета (Форт-Пирс), 30 с лишним лет прочесывал Саргассово море: изучал спутниковые снимки и наблюдал его «изнутри», погружаясь с аквалангом. Брайану хотелось выяснить, где саргассы зарождаются, как движутся, какие виды кормят и чем питаются сами, – то есть распутать все нити, которыми они связаны с другими формами жизни, от морских коньков до больших белых акул. Только узнав как можно больше об этом сложном сообществе, говорит Лапойнт, мы сможем защитить его от потенциальных угроз, таких как загрязнение и повышение кислотности океана.

Когда понадобится защита, разумеется.

MM8063B_150823_04004.jpg
Аквалангист проплывает под скоплением саргасса, пронизанным лучами солнца, вблизи мексиканского острова Косумель. Огромные массы этих водорослей в последнее время выносит на берега Мексиканского залива и островов Карибского моря (и не только), отчего страдают привлекательные для туристов пляжи.

В последние несколько лет СМИ если и пишут о саргассе, то, прямо скажем, вовсе не как о манне небесной, а как о биче божьем: груды этих водорослей загрязняют пляжи на островах Карибского моря и в Мексике. Никому больше не приходит в голову, что саргасс надо защищать, сетует Лапойнт. «Теперь всех волнует вопрос: как от него избавиться?»

Матросы на «Санта-Марии», каравелле Христофора Колумба, думали о том же. «Иногда водоросли становились такими густыми, что мешали кораблям плыть», – читаем мы в корабельном журнале запись за 20 сентября 1492 года. Первые европейцы, попавшие в эти воды, отмечали, что воздушные пузыри, удерживающие водоросли на поверхности, напоминают им гроздья ягод, которые они называли sargazo – отсюда и научное название.

Несколько видов саргасса растут и в богатых питательными веществами прибрежных областях обеих Америк, в частности в Мексиканском заливе. Однако именно Саргассово море уникально. Океанограф Сильвия Эрл, одна из специалистов, предложивших превратить его в первую в мире заповедную зону в открытом океане, сравнивает заросли саргасса с дождевым тропическим лесом, только эти джунгли не зеленые, а буроватые. Это вполне уместная метафора, поскольку саргасс образует на поверхности океана подобие лесного полога.

MM8063B_130712_0149.jpg
Клубок водорослей размером с футбольный мяч плавает неподалеку от Бермудских островов в Саргассовом море. В таком небольшом скоплении саргасса могут обитать тысячи живых существ, включая морских коньков.

Спутанные локоны саргасса поддерживают жизнь великого множества разнообразных морских существ, которые укрываются среди них и питаются ими: мальки рыб (согласно недавнему исследованию, 122 вида), свежевылупившиеся из яиц морские черепахи, голожаберные моллюски, крабы, креветки и улитки. Экскременты этих животных, в свою очередь, служат источником питательных веществ для саргасса, как помет травоядных – для трав саванны. Животные покрупнее (например, взрослые рыбы и черепахи) находят среди водорослей много чего съедобного, а сами привлекают крупных хищников: спинорогов, лоботов, макрелей, каранксов, тунцов, колючих пеламид, марлинов и акул. А фаэтоны, буревестники, крачки, олуши и другие пернатые, которых можно встретить в открытом океане, отдыхают и кормятся на слоевищах.

Два наиболее распространенных в этом море вида саргасса – единственные многоклеточные водоросли, которые не начинают свое развитие на морском дне. Следствие жизни без якоря, руля и ветрил – полная зависимость этих полупрозрачных, то золотистых, то янтарных, водорослей от воли ветров и течений. Скопления саргасса могут занимать несколько квадратных километров, а могут быть не больше ладони. «Но даже в таких комочках обитают живые существа», – говорит Джим Фрэнкс.

Фрэнкс изучает саргассы в лаборатории Оушен-Спрингс, принадлежащей Университету Южного Миссисипи. Саргасс, по его словам, представляет собой одну из самых динамичных морских сред обитания, какие только можно себе представить: все его многочисленные обитатели должны приспосабливаться к тому, что дающие им приют «острова» то объединяются, то вновь расходятся.

MM8063_130722_25530_edited.jpg
Воздушные пузыри держат саргасс на плаву вблизи поверхности воды, а он служит плотом для этой саргассовой креветки (Latreutes fucorum), окрашенной под цвет 
водорослевого убежища.
MM8063B-140908_2832.jpg
Только что вылупившиеся детеныши морских черепах, подобно этому юному логгерхеду, преодолевают путь от песчаных пляжей, где они появляются на свет, до саргассовых зарослей, где находят пищу и укрытие от хищников в первые несколько лет жизни.
MM8063B-140625_0397.jpg
Саргасс, спутавшийся с канатами, дает тень и убежище спинорогам. Мусор, выброшенный человеком, от транспортных поддонов до пластиковых канистр и прочей тары, тоже может образовывать плавучие платформы, на которых кипит жизнь, однако пластик весьма вреден для многих видов живых существ.

Молва издавна связывает Саргассово море с тайнами и загадками. Моряки XVIII века называли эту часть Атлантического океана «конскими широтами», поскольку, как рассказывают, корабли порой попадали здесь в мертвый штиль, и, когда запасы пресной воды начинали подходить к концу, приходилось сбрасывать за борт лошадей (их брали на мясо). Кроме того, часть моря перекрывается загадочным Бермудским треугольником, где, если опять-таки обратиться к легендам, бесследно исчезают корабли и самолеты. Верите вы в эти легенды или нет, но сильнейшие впечатления в Саргассовом море вам в любом случае гарантированы.

Раз за разом мы совершали вылазки в поисках больших саргассовых «островов», но они как сквозь воду провалились. «Иногда этих водорослей нет и в помине, – поделился с нами один пожилой рыбак, – а на следующий день вы просыпаетесь и видите, что бухты и гавани буквально забиты ими».

В другие дни нам везло больше: мы ловили сетями скопления саргасса, искали там морских обитателей и бросали в ведра, чтобы фотограф Дэвид Лииттшвагер их отснял. Однажды, перевернув очередной клубок, я заметил похожее на лягушку существо с большим ртом и отростками как у водоросли на теле. Это был саргассовый морской клоун – одно из доброго десятка животных, приспособившихся притворяться саргассом. Рыбка вцепилась в слоевище крошечными плавниками и была почти невидима. Когда в ведро бросили другую рыбку, морской клоун немедленно раскрыл большой рот и заглотил ее.

Той ночью я остался сидеть с Лиитшвагером, фотографировавшим дневную добычу. В одном клубке саргасса размером с футбольный мяч мы насчитали 900 мальков, 30 рачков-бокоплавов, 50 улиток, четыре актинии, двух плоских червей, шесть крабов, 20 креветок, семь голожаберных моллюсков, более тысячи сидячих червей в известковых трубочках, множество мшанок, малюсеньких веслоногих ракообразных и прочий планктон, который было почти невозможно исчислить.

«Здесь не менее трех тысяч живых существ, видимых невооруженным глазом! – изумился Лииттшвагер, когда мы закончили составлять опись. – Точнее, глазом, вооруженным моими очками для чтения».

4.jpg

(Саргассовый океанариум: Фотограф Дэвид Лииттшвагер запечатлел множество живых существ, обитающих среди саргассов в Мексиканском заливе и вблизи Бермудских островов. Выше – лишь некоторые из его «портретов».

1. Саргассовый морской клоун 2. Осьминог обыкновенный 3. Гавайская каталуфа 4. Веслоногий рачок 5. Абудефдуф обыкновенный 6. Длинноиглая рыба-еж 7. Голожаберный моллюск Scyllaea pelagica 8. Малек сумеречной рыбы-белки 9. Малек желтой морокоты 10. Малек золотистой макрели 11. Малек длинноиглой рыбы-еж 12. Малек большой корифены 13. Разнохвостый длиннокрыл (летучая рыба) 14. Краб Pachygrapsus transversus)

Усилия Лапойнта, желающего поведать всем о том, какие удивительные и полезные это водоросли, сводит на нет нашествие саргассов в Мексиканском заливе, Карибском море, у берегов Бразилии и даже Западной Африки: саргасс душит мангровые рощи, оплетает рифы, забивает бухты, заваливает пляжи.

«Когда чего-то хорошего слишком много, это тоже плохо, – говорит Лапойнт. – Весь кислород расходуется на окисление отмершей органики, и вода начинает вонять». За последние годы на пляжи Мартиники и Гваделупы вынесло столько саргасса, что он образовал трехметровые кучи. «Тамошние жители говорят мне, что, если это не прекратится, придется закрывать курорты», – говорит Лапойнт. А на Тринидаде и некоторых других карибских островах местные жители вынуждены бросать дома и переезжать, чтобы не подвергаться воздействию ядовитого сероводорода, выделяющегося при гниении водорослей.

Никто точно не знает, отчего случаются эти всплески роста. По мнению Лапойнта, в результате глобального потепления, возможно, меняются океанские течения, которые и разносят саргассы от Западной Африки до Бразилии. Согласно другой гипотезе, богатая фосфором пыль из Сахары, которую ветры раньше переносили через Атлантику в Америку, теперь падает в океан, удобряя «луга» в открытом море. Однако основной причиной, возможно, стал сток азотных удобрений из сельскохозяйственных районов США по Миссисипи в Мексиканский залив.

«Вся эта система слишком сложна, чтобы полностью ее понять, – говорит Лапойнт, – но, похоже, дело именно в этом: вы обнаруживаем следы азота, и они ведут в Соединенные Штаты».