Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Природа

Морские волки: аномалия или отголоски прошлого?

Текст: Сьюзан Макграт Фото: Пол Никлен
14 октября 2015
/upload/iblock/23f/23f62d1d0c9eed0f94a0c18ba777e3e5.jpg
Один из волков, отдавший должное икре сельди, заинтересовался наполовину торчащим из воды предметом – камерой фотографа.
Фото: Иан Макалистер/Pacific Wild
Западное побережье Канады давным-давно завоевали необычные волки: любители даров моря, они регулярно прочесывают береговую линию и без труда преодолевают проливы между островами.
«Как думаешь, нам повезет?» – кричит мне Иан Макалистер. Мы работаем на клочке суши в 13 километрах к западу от Британской Колумбии, на одном из тысячи островов, растянувшихся вдоль изрезанного побережья Канады. Налетевший порыв ветра стремительно уносит мой ответ: «Удачи нам, скорее всего, не видать».

Тем временем Макалистер – эколог, фотограф и «повелитель волков» – забирается на одну из выброшенных на берег коряг, прямо на линии прилива. Я следую его примеру. Теперь наши взгляды прикованы к стометровой гряде гравия, соединяющей наш остров с соседним. Поудобнее устроившись на своих бревнах, мы всматриваемся в зеленые с золотистым отливом заросли ситхинской ели, в выброшенные из моря комья водорослей – пузырчатого фукуса и морского взморника. И наконец, вот она – удача! Из зарослей салала проступает силуэт поджарого волка. Зверь движется к пляжу прямо напротив нас, по пути то и дело тычась мордой в клубки водорослей в поисках пропитания. Вдруг он останавливается и, прижав что-то лапой, начинает грызть. Вскоре рядом появляется волчица. Деловито обнюхав друг друга, оба поворачивают к соединяющей острова косе и направляются к нам.

Обычно, когда речь заходит о волках, воображение рисует их несущимися по тундре в погоне за оленями или поджидающими отбившихся от стаи овечек. Обитающие на материковой части волки и вправду ведут себя именно так. Но населяющие побережье Британской Колумбии хищники отличаются от своих сородичей: многие поколения в жизни не видели ни оленей, ни овец.

…Парочка волков уже преодолела половину соединяющей острова косы. Один из хищников почти совсем седой. «Это альфа-самка», – бросает Макалистер. Шерсть на морде волчицы изрядно потрепана, словно у видавшей виды мягкой детской игрушки. Во взгляде не удается прочесть ни одной эмоции: на тебя уставились не глаза, а две безжизненные пуговицы. Ее спутник – альфа-самец – холеный Адонис волчьего царства: шерсть рыжеватого оттенка, на шее роскошный черный воротник.

Вскоре оба они оказываются на нашем пляже. Вдруг самка останавливается. Очень быстро, что-то прорычав и враждебно фыркнув, она отправляется по своим делам и пропадает из виду. Адонис же, подняв голову, принимает защитную позу, и, словно впиваясь в нас взглядом своих янтарных глаз, направляется в нашу сторону. Медленно, но уверенно, игнорируя Макалистера, он приближается прямиком ко мне.
/upload/iblock/896/896dd29f68ea182056c3d07602a816db.jpg
Береговые волки живут в практически не тронутой человеком среде - по крайне мере, такой она была до самого недавнего времени. Около 60% территории "Дождевого леса Великого Медведя" отведено под разведочное бурение скважин, а крупнейшие нефтяные компании планируют транспортировку нефти и сжиженного газа танкерами. Пути пройдут и у этого побережья.
/upload/iblock/94b/94b00b83f534fc8bbe4eb7eb4e3dea92.jpg
Волки обычно поглощают лососевых целиком, но иногда выедают лишь богатый питательными веществами мозг. По словам биолога Криса Дэримонта, в рыбе больше белков и жиров, чем в оленине. К тому же рыба не лягается.
/upload/iblock/646/646d21a271aeb4567612106e71592177.jpg
От приливов и отливов на островах Британской Колумбии зависит рацион береговых волков. Что принесет очередным штормом? Крабов, моллюсков, усоногих рачков и другие лакомства? А если повезет, то и китовую тушу – она может кормить стаю волков целую неделю.
/upload/iblock/6c7/6c7231a779f739afdacd1b381bb8bc39.jpg
Волки вроде этого, чуть менее крупные, чем их обитающие вдали от моря сородичи, когда-то были распространены на всем западном побережье. Сегодня их можно встретить только в Британской Колумбии и на юго-востоке Аляски.

Познания большинства канадцев об океанском побережье Британской Колумбии весьма скудные. Эту территорию с юга ограничивает остров Ванкувер, с запада – архипелаг Хайда-Гуаи, а на севере рукой подать до юго-восточной оконечности Аляски. Растянувшееся на 400 километров побережье открыто всем штормам и ветрам Тихого океана.

Рельеф местности сформировался во времена последнего ледникового периода: глыбы льда изрезали побережье в глубокие фьорды, превратив его в лабиринт из неприступных скал, похожих на пальцы гигантских рук. Его омывают прохладные воды, богатые планктоном. Благодаря планктону здесь процветает морская фауна: киты, лососевые, морские львы и другие ластоногие, а также множество видов морских птиц. Сушу же облюбовали медведи гризли и барибалы, в том числе представители очень редкого подвида – кермодские медведи с кремовой шерстью.

Все побережье – от пляжей до горных вершин Берегового хребта – окутано туманами, здесь произрастают густые хвойные леса. По площади они занимают территорию около 65 тысяч квадратных километров; это один из крупнейших подобных массивов, сохранившихся на планете, – «Дождевой лес Великого Медведя».
Эти волки ищут добычу на пляже: они едят усоногих рачков, слизывают икру сельди, которую рыбы откладывают на водоросли, и пируют, если на берег выбрасывается кит.
В начале 2000-х Иан Макалистер вместе с канадским биологом Полом Пэкетом, к своему удивлению, обнаружили волков, питающихся рыбой прямо на побережье. При поддержке Ассоциации индейцев Канады они привлекли к исследованиям аспиранта Криса Дэримонта, который сосредоточился на изучении центральной части побережья – земли индейского племени хейльтсук.

Треть этой территории покрыта водоемами, а остальная часть представляет местность со сложным рельефом, кое-где обрывистым, поросшую ситхинской елью и кедром. Дэримонт и Пэкет решили отойти от традиционного научного подхода, предполагающего забор образцов не только шерсти, но и крови у животных. «Мы занялись сбором… испражнений, – рассказывает Дэримонт. – Волчьи экскременты и шерсть – кладезь информации о половой принадлежности, рационе, месте обитания, генетических данных и многом другом».

Анальные железы этих животных добавляют специфические жиры в испражнения, что позволяет оставлять «сообщения» другим волкам. Волки испражняются в определенных местах на своих привычных маршрутах; на хорошо проходимых участках, например на пересечении двух волчьих троп, у таких «посланий» вдвое больше шансов «быть прочитанными». 10 лет работы, 4800 километров пути, 7000 образцов, масса шуток об экскрементах – и вот, отмытые, пропаренные под давлением, разложенные по баночкам и аккуратно помеченные, образцы наконец-то начали приносить долгожданную информацию.
/upload/iblock/65e/65e1f9cb2dfdeb87b9cf6a5f5661f85e.jpg
Пол Никлен Волки помогают друг другу воспитывать потомство – няньки приглядывают за молодняком в отведенных местах. Родители обеспечивают волчатам пропитание, пока те не вырастут, чтобы охотиться вместе со стаей. Рацион береговых волков на 90 процентов обеспечен дарами моря.

Во-первых, результаты анализа подтвердили, что попавшие под наблюдение волки едят лососевых, особенно в путину. Во время нереста рыба составляет до 25% рациона хищников. Дальнейшее изучение образцов дало еще больше удивительных сведений. Дэримонт и Пэкет предполагали, что волки, обитающие в прибрежной зоне, ничем не отличаются от своих собратьев, просто мигрируют между островами и материковой частью в поисках добычи. Однако данные говорили об обратном: береговые волки могут на протяжении всей жизни оставаться на дальних островах, в стороне от нерестовых маршрутов лососевых.

Эта популяция довольно замкнутая – спаривания чаще происходят внутри сообщества, а не с чужаками. Основной способ добычи пропитания у этих волков – прочесывание пляжа: они едят усоногих рачков, слизывают икру сельди, которую рыба откладывает на водоросли, заплывают в океан, ловко взбираясь на выпирающие из воды скалы, чтобы внезапно наброситься на греющихся там тюленей, и устраивают настоящее пиршество, если вдруг на берег выбрасывается кит.

Наибольшее восхищение вызывает бесстрашие, с которым хищники пускаются вплавь. Зачастую они преодолевают расстояния в несколько километров. В 1996 году волки появились на островах Дандас, на 13 километров удаленных от ближайшей земли.

Пэкет утверждает, что береговые волки – вовсе не аномалия, а отголоски прошлого. «Похоже, что они когда-то обитали и вдоль побережья, находящегося южнее штата Вашингтон, но люди их полностью истребили», – говорит Пол. В Британской Колумбии нет никаких ограничений на отстрел волков, однако обширные лесные массивы, практически без дорог, низкая заселенность территории и ее принадлежность Ассоциации индейцев Канады, казалось бы, должны сделать жизнь береговых хищников сладкой и безмятежной. Но, к сожалению, будущее местных волков отнюдь не безоблачно.
Идет проектирование трубопровода от нефтяных месторождений провинции Альберта. И это при том, что все помнят о катастрофе танкера Exxon Valdez, когда разлившаяся нефть вызвала экологическую катастрофу.
В стадии проектирования находится новый трубопровод Northern Gateway: две трубы, протянувшись через Береговой хребет, должны соединить нефтяные месторождения провинции Альберта с портовым терминалом на ее северном побережье. Когда система выйдет на полную мощность, танкеры начнут сновать между островами. Одновременно идет проектирование многочисленных портов для отгрузки сжиженного природного газа с канадских газовых месторождений, а это означает, что в здешних водах танкеров будет еще больше. И это далеко не безопасно.

Первый тревожный звоночек прозвенел в 1989 году: судно Exxon Valdez потерпело крушение в проливе принца Вильгельма, разлившаяся нефть вызвала экологическую катастрофу. Проявив невиданную для них сплоченность, племена индейцев Канады в прошлом году единым фронтом выступили против строительства нефтепровода. Но хватит ли им сил противостоять натиску нефтяных гигантов?

…Волк-самец подкрадывается все ближе. Я бросаю взгляд на Макалистера: взял ли он с собой перцовый баллончик? Похоже, нет. Я пытаюсь припомнить все, что знаю о волках. Можно ли смотреть им в глаза? Адонис, как я называю его про себя, уже совсем рядом – нас разделяют какие-то шесть метров.


И тут вдруг из валяющихся коряг прямо передо мной вырастает еще один волк – копия моего визави, только помоложе. Он резко тыкается в Адониса носом, радостно повизгивая, чтобы продемонстрировать особую симпатию. Еще на миг старший волк задерживает свой взгляд на мне, а затем поворачивается к молодому отпрыску, чтобы его поприветствовать. Формальности позади, и вот волчонок уже вальяжно бредет к воде и плюхается на песок.

Пока я отвлеклась на мальца, его папаша оказался слева от меня, с подветренной стороны. Я затаила дыхание, а он, понюхав воздух, вдруг полностью потерял ко мне интерес, спустился на пляж, лег рядом со своим отпрыском и стал задумчиво смотреть в даль – в серые воды Тихого океана, дающего пропитание ему и его стае.