Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
National Geographic №195, декабрь 2019
National Geographic Traveler №72, ноябрь 2019 – январь 2020
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Природа

«Мой главный учитель – дикая природа»: плато Путорана в объективе Сергея Горшкова

Партнерский материал
27 ноября 2017
/upload/iblock/880/880693e912b8796461998da6e67aecc6.jpg
Снято объективом AF-S NIKKOR 14−24mm f/2.8G ED.
Фото: Сергей Горшков
Сергей Горшков, русский фотограф с мировым именем, рассказывает о самой сложной фотоистории в своей карьере.
Меня часто спрашивают, где я больше всего люблю снимать. Ответ у меня один — в России. А конкретнее — на Севере. Север у меня в крови, я родился и вырос в Сибири, вся моя жизнь связана с Севером. Много лет я путешествую по Российской Арктике, фотографируя дикую природу этого сурового мира. Почему я выбрал плато Путорана? Меня притягивают забытые богом места, мне физически необходимо оказываться там, где мало кто бывал до меня и фотографировать то, чего еще никто не фотографировал. Поэтому, попав на плато Путорана, я понял, что должен заняться созданием как можно более полной фотоисторией этого региона – самой сложной в моей карьере.

Plato Putorana_15835.jpg

Земля водопадов

Давайте спросим у людей разных возрастов на улице: «Какие водопады вы знаете?». Ответ предсказуем: назовут Ниагарский и Викторию в Африке, самый высокий – Анхель в Венесуэле. Из наших, возможно, вспомнят Кивач в Карелии, в лучшем случае назовут еще Кинзелюкский в Красноярском крае, а про путоранские водопады вряд ли кто вспомнит. Ничего удивительного: нам крайне мало известно о них, до сих пор никто не назовет их точное количество, и не все нанесены на карту.

При этом благодаря своему уникальному ступенчатому рельефу плато Путорана занимает первое место по числу водопадов в России. Их здесь тысячи, и все они разные: одни падают с вершин плато, другие перегораживают русла рек, третьи прячутся в каньонах. Когда весной летишь на вертолете внутри каньона, создается впечатление, что на тебя со всех сторон падает огромное количество воды. По сравнению с мировыми рекордсменами водопады плато Путорана достаточно «приземистые» – обычно от 10 до 50 метров. Самые высокие водопады, как правило, каскадные: они стекают ярусами в несколько этажей. Длинные потоки, сбегающие с утесов высотой более 400 метров, порой выглядят небольшими струйками.

Жизни не хватит на то, чтобы посетить и снять их все. Я выделил для себя список «самых-самых» и сконцентрировал все свое внимание на них: Иркинда, Мая-Ачин, Дулук, Оран, Дулисмар-Яктали, Курейка, Амнундакта, Кугэн, Лангама, Бельдунчанский и наконец Канда – не такой уж полноводный, зато самый высокий в России (108 метров) водопад с прямым падением воды.

Есть множество рейтингов водопадов: по высоте, ширине, мощности. Главные технические параметры любого водопада – высота и расход воды. Комбинируя эти критерии, можно определять «самый-самый» водопад, но это все сухие цифры. Водопады непостоянны – их внешность и параметры меняются из года в год, от сезона к сезону. Весной, в половодье, объем сбрасываемой воды возрастает в десятки раз; иные водопады, радующие глаз своей полноводностью, к осени и в засушливые годы сильно «худеют», а иногда и вообще исчезают. Есть даже термин «эфемерные водопады» – однодневные. Стаял снег на плато, кончился осенний дождь – и водопад исчез.

Попытки классификации водопадов лично для меня не имеют значения. Когда я, окруженный брызгами и грохотом, стою у края глубокого разлома, дна которого не видно, все технические параметры вылетают из головы. Мои критерии – красота и фотогеничность.

Как сфотографировать водопад правильно, как передать состояние водопада, его мощь и красоту в одном кадре? Мне хотелось все снять с первого раза, но это не сработало. Я приезжал на плато и зимой, и весной, и летом, и осенью, чтобы увидеть и передать разные состояния жизни водопадов. Первые мои попытки были неудачными. В первую очередь мне нужно было понять, в какое время водопад лучше всего освещен. Меня всегда пугает солнце – именно оно убивает снимки. Мне нужен слегка приглушенный свет, не дающий глубоких теней. Поэтому, когда я сейчас отправляюсь к водопадам, я строю график их посещения. Сейчас я почти всегда заранее знаю, когда водопад особенно фотогеничен, и на это понадобились годы работы. Остальное — дело техники.

/upload/iblock/17e/17e41d6e96dd076af4940899854ec751.jpg
Сергей Горшков Снято объективом AF-S NIKKOR 14−24mm f/2.8G ED.


Техника Nikon ни разу не подводила меня. Я нечасто пользуюсь суперширокоугольными объективами, потому что они включают в кадр много информации, которая часто бывает лишней. Но бывают случаи, когда нужно показать масштаб природного явления, впустив в кадр как можно больше пространства. Подчеркивая масштаб каскада водопадов, я использовал суперширокоугольник объективом AF-S NIKKOR 14−24mm f/2.8G ED — он оптимален для такой серьезной задачи. А еще я ценю его за замечательную резкость по всему кадру.

/upload/iblock/e48/e484f105962fbfef5695ec6a4c51c0d8.jpg


Объективы NIKKOR f/2.8 специально разработаны для того, чтобы передавать качественное изображение в диапазоне широкого фокусного расстояния 14-200мм.

Китабо-Орон: жизнь одного водопада

Водопад Китабо-Орон на реке Иркинда к рекордсменам не относится. Ето высота – 27 метров, но он настолько масштабен, что поначалу даже непонятно, способна ли фотография в принципе передать эту неукротимую энергию падающей воды.

Как и большинство путоранских водопадов, Китабо-Орон непостоянен. В середине июня он работает на «полную мощность», и шум падающей воды стоит такой, что не слышно собеседника, стоящео рядом. Вся масса падающей воды превращается во что-то наподобие водяной метели, заслоняющей все вокруг. Но стоит подняться ветру, как с края обрыва водопад открывается во все своей невероятной красе. Летом и осенью его силы тают, и вода разделяется на два потока: отвесный и двухкаскадный. Внизу оба потока вновь встречаются в гигантском грохочущем котле. В октябре эти струи замерзают.

Иркиндинский водопад дает возможность рассмотреть себя в разных ракурсах: можно подойти вплотную к падающей струе, отойти на противоположную сторону, а если вода низкая, то можно спуститься вниз – туда, где бурлит кипящий от брызг и водоворотов бассейн.

И, наконец, с высоты птичьего полета, с борта вертолета, Иркинда раскрывается во всей своей грандиозной красе. Виды открываются такие, что только успевай снимать.

Из Норильска до Иркинды можно добраться только на вертолете за час и десять минут. Какой сезон выбрать для визита? Всем нравится время большой воды, когда в середине июня водопад полон первобытной неукротимой энергии. Я не спорю – это потрясающе. Но, если приехать сюда в конце апреля, то можно увидеть красивую стену льда: каждый год она разная по размерам и рисунку. По фактуре и красоте струй и насыщенности окружающих красок хорош сентябрь. Но начало октября – это просто волшебство. Такое видели единицы: при морозе в минус 30 градусов вода, падая, превращается в сосульки невероятных форм и размеров прямо на глазах! На мой взгляд, это лучшее время для посещения водопада. Но важно успеть в короткий промежуток времен, пока Китабо-Орон не замерз совсем.

/upload/iblock/ffe/ffe1e316a92eebf987c465d0113fe14f.jpg
Сергей Горшков Снято объективом AF-S NIKKOR 14−24mm f/2.8G ED.

Время остановки воды

В разное время года путоранские реки ведут себя по разному. Во время снеготаяния и обильных дождей они вздуваются, скорость течения увеличивается. К осени все реки мелеют, часть их пересыхает. Зимой большинство рек промерзает до дна, и сток грунтовых вод по руслу становится невозможен. Тогда вода выступает на поверхность, растекается и замерзает, образуя обширные наледи толщиной до двух метров и более. Наледи на реках – одна из особенностей плато Путорана. Летом наледи тают, питая реки, и все повторяется.

С первыми морозами мелкие ручейки, все лето стекавшие по стенкам каньонов, замерзают. На вертикальных стенах нарастает лед, образуя каскады невероятной красоты, цвета и размеров. Замерзают водопады, превращаясь в ледопады. Замерзание не происходит за один день, падающая вода застывает медленно, образуя огромные по размеру и необычные по форме и по красоте сосульки, а цвет льда может быть белым, зеленым, голубым.

***
Сергей Горшков – русский фотограф с мировым именем. Никто не умеет снимать суровую дикую природу Камчатки или Крайнего Севера так, как он. Его работы отмечены многочисленными премиями, в том числе самой престижной – Wildlife Photographer of the Year. «Я не оканчивал каких бы то ни было курсов фотографии, у меня не было педагогов и советчиков. Мой главный учитель – дикая природа».