Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №192, сентябрь 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Заповедные места

Что ждет старейшую тайгу Европы: 4K-видео

WWF Россия
26 октября 2017
/upload/iblock/2ab/2abd310795ef7f6f4035a63a46838297.jpg
Фото: WWF Россия
/upload/iblock/478/478318b1f02adccab2ba8756a97d7e87.jpg
Закат на реке Пинега
Фото: Евгений Ширипин
Летом 2017 года команда WWF провела несколько дней в тайге, снимая короткометражку о Двинско-Пинежском междуречье. Делимся ею с нашими читателями.
На Русском Севере находится одних из старейших лесов Европы – 4,5 млн гектаров тайги, окруженные руслами Северной Двины и ее притока Пи́неги. Возраст местных сосен достигает 450 лет (для сравнения – примерно такой же возраст деревьев в реликтовой Беловежской пуще).

Этот лес не считается заповедным и активно вырубается. Вдобавок охота и собирательство остаются единственными источниками пропитания для коренных жителей. Споры о том, можно ли осваивать Двинско-Пинежское междуречье или нет, длятся не одно десятилетие. WWF предлагает «Увидеть лес» глазами эколога Андрея Щеголева и местного охотника из деревни Кушкопала Виктора Худякова.


Для Виктора, как и многих других деревенских жителей, охота и рыбалка, сбор грибов и ягод остаются основным способом прокормить семью. Он обеспокоен тем, что лес, который играет в его жизни такую большую роль, скоро может исчезнуть из-за промышленных рубок.

Эти опасения разделяют и специалисты WWF России: «Эти леса регулируют климат, поддерживают чистоту и полноводность рек, служат прибежищем для многих, в том числе, краснокнижных, видов растений и животных. Mы подсчитали, что при современных темпах и методах лесозаготовки, через 15-20 лет этой тайги может просто не быть», – рассказал Андрей Щеголев.

«Сохранить остатки дикой тайги проще, чем потом бороться с ураганами, наводнениями и обмелением рек».



Экологи WWF называют этот регион эталоном: он отличается редкой сохранностью флоры и фауны (несмотря на сотни лет охоты и собирательства коренных жителей). Кроме всевозможных видов лишайников и растений, здесь встречаются например, скопа, орлан-белохвост и почти исчезнувший из этих краев лесной северный олень.
/upload/iblock/ac8/ac8172ff9e4b87e06a4cb2716ad3c065.jpg
Фото: Олег Знобищев
/upload/iblock/3eb/3eb2b46e23e7992f0798caaaf31b3fe5.jpg
Фото: Алексей Левашкин

Плюс эти леса участвуют в регуляции климата: во-первых, поглощают углекислый газ, а во-вторых, являются естественным буфером на пути холодных ветров с севера и западных циклонов, несущих дожди со стороны Атлантики.

Наблюдения показали, что промышленная вырубка прямо связана с переменами климата: происходит «перегрев поверхности, иссушение воздуха, и <…> заметно возрастает скорость ветров».

Сохранить нельзя рубить

Центральный район Двинско-Пинежского междуречья долгое время оставался нетронутым (лесопромышленников останавливала труднодоступность региона). Однако заготовка древесины здесь продолжается – несмотря на настойчивые и повторяющиеся советы экологов объявить этот регион заповедным (требования звучали еще в 2001 году – после того, как в междуречье снарядили эколого-оценочную экспедицию).

Сохранить лес можно, объявив его особо охраняемой природной территорией (ООПТ). При этом в WWF настаивают, что территория заказника должна остаться открытой для сбора ягод, грибов, законной рыбалки и охоты. Запрет необходим лишь на промышленные рубки, добычу полезных ископаемых и строительство дорог.

Семь лет назад центральный участок тайги (площадью около 350 тыс. га) был включен в список потенциальных особо охраняемых природных территорий Архангельской области под названием «Верхнеюловский заказник».

С тех пор в поддержку создания Двинско-Пинежского заказника выступали крупнейшие арендаторы лесные участков в Поморье — группа компаний «Титан», ЗАО «Лесозавод 25» и АО «Архангельский ЦБК».

Несмотря на усилия Всемирного фонда дикой природы (WWF) и «Гринпис», заказника в этом регионе нет и поныне.