Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Экомарафон «#ЯБерегуПланету»
Заповедные места

Прокормить семью или защитить природу? Репортаж с полуострова Оса

Текст: Джейми Шриф; Фото: Чарли Гамильтон Джеймс
16 февраля 2021
Minden_90841265.jpg
Пара красных ара резвится на древовидном папоротнике на коста-риканском полуострове Оса. Практически во всем ареале этот вид находится под угрозой из-за утраты естественной среды обитания и нелегальной торговли, но на Осе популяция процветает – яркое свидетельство истории успеха здешних заповедников.
Фото: Дэвид Пэттин, NPL/Minden Pictures
Коста-риканский полуостров Оса был образцом в организации охраны природы. Сейчас COVID-19 проверяет его на прочность.

Селедония Тейес не припомнит ни года своего переезда на полуостров Óса, ни сколько ей было лет, но зато твердо знает, что стало стимулом для принятия такого решения: бесплатная земля. В то время полуостров площадью в 1800 квадратных километров на южном Тихоокеанском побережье Коста-Рики представлял собой неосвоенный лесной массив, отделенный от основной части страны узкой полоской практически непроходимых мангровых зарослей. Добирались туда в основном на лодках. Беременная Селедония привезла с собой пятерых детей, шесть цыплят, собаку и 700 колонов, порядка одного доллара. Еще она взяла своего парня, но тот, вспоминает женщина, «ненавидел природу и бегал от насекомых». Пришлось вооружиться топором и расчищать землю самой.

«Я рубила лес и думала о том, что деревья, должно быть, долго росли тут, а я беру и просто уничтожаю их», – рассказывает Тейес.

Добрых 40 лет спустя донья Селедония, как ее здесь все уважительно называют, все еще живет на том же участке в городке Ла-Пальма. В нашу встречу в июне 2019 года она была одета в джинсы и кофточку с бело-голубым цветочным принтом. Хозяйка показывала мне свой дом, сад, и за уверенной походкой было не угадать, что женщина почти слепая.

Для доньи Селедонии это был день искупления: вместо уничтожения леса она начала его спасать. По ее приглашению организация Osa Conservation заручилась поддержкой местных и правительственных групп, чтобы высадить 1700 деревьев на девяти гектарах фермы вдоль ручья, по которому проходит граница участка. В День дерева (этот праздник проводится в Коста-Рике каждый год) на «делянку» пришли многие из шести детей, 16 внуков и 14 пра­внуков доньи, а также соседи. Около полудня все собрались у ручья, чтобы посмотреть, как донья Селедония сажает символическое последнее дерево. Ее внук Пабло выкопал яму.

«Возможно, эта ферма снова станет лесом», – задумчиво сказала донья Селедония, отирая руки от грязи.

MM8978_190710_32039.jpg
Ботаник Рутмери Пилько Уаркайя собирает плоды дикого мускатника в сохранившихся на Осе старых рощах. Деревья, выращенные из этих семян, посадят в истощенных районах в надежде привлечь туда обезьян-коат и других животных, распространяющих семена. «Посаженные нами деревья могут умереть, – объясняет Уаркайя, – но деревья, выросшие из посеянных животными семян, восстановят первоначальный лес».

Оса – один из самых изобильных регионов на земле. Притом что полуостров занимает менее тысячной доли процента суши, на нем удивительным образом встречается 2,5 процента всех форм жизни, существующих на планете.

Местные биотопы – тропический лес, болота, мангры, пресноводные и морские лагуны – дает укрытие тысячам видов, включая процветающие популяции красных ара, коат и других животных, которые исчезли или находятся под угрозой вымирания.

Пять видов диких кошек рыщут по здешним лесам, четыре вида морских черепах выходят на местные тихоокеанские пляжи откладывать яйца. Акулы-молоты и горбатые киты собираются в заливе Гольфо-Дульсе, чтобы произвести на свет потомство.

При этом экосистема Осы весьма хрупкая. И уже дважды была на грани разрушения. Причина – накопительный эффект от жизнедеятельности человека, который вырубает леса, моет речной песок, чтобы найти золото и выручить несколько долларов. В последние годы жители некоторых поселений Осы встали на сторону защитников окружающей среды, той самой, которую еще недавно эксплуатировали. Они не вырубают деревья, а прокладывают тропы для экотуристов. Не охотятся нелегально, а ловят браконьеров.

Но недавно регион столкнулся с новой угрозой. Пандемия COVID-19 уничтожила экономику Коста-Рики, перекрыв поток туристических долларов, поддерживавший местные экофермы. Умом и сердцем люди за охрану природы, но у них все еще есть желудки.

«Местные жители ценят природу, – говорит Хилари Брамберг, сотрудница Osa Conservation, руководившая проектом восстановления леса на ферме доньи Селедонии. – Но если встает вопрос: прокормить собственную семью или защитить природу, на первом месте, понятно, окажется семья».

MM8978_190728_43324.jpg
Лес подступает к берегу на южной оконечности полуострова Оса в Кабо-Матапало, на знаменитом пляже серфингистов. Работа по защите природы привязана к доходу от сферы туризма, а доход этот практически иссяк из-за пандемии.

Энди Уитворт, 37-летний исполнительный директор Osa Conservation, своей любви к природе не скрывает: татуировки змей, ящериц, гавиалов и колибри украшают его руки, а на груди пасется носорог. Энди вступил в местную природоохранную организацию в 2017 году, после шести лет изматывающей борьбы за перуанскую Амазонию.

«Приехав на Осу, я почувствовал, что мои труды не напрасны, – рассказывал мне Уитворт за завтраком на биологической станции Osa Conservation на юго-западе полуострова. – В Амазонии обезьяну коату хорошо, если увидишь один-два раза в год, а здесь – один-два раза в день».

Уитворт сразу понял, что политика Осы по восстановлению лесов работает. На протяжении второй половины ХХ века леса, которые некогда покрывали 75 процентов территории Коста-Рики, систематически уничтожались ради древесины, пастбищ, ради того, чтобы выращивать сельскохозяйственные растения (вроде бананов и ананасов). Не успело смениться поколение, как леса стали занимать уже меньше пятой части страны.

В середине 1990-х правительство предприняло шаги, чтобы не просто остановить этот процесс, а повернуть его вспять. Был принят закон, запрещающий вырубку любых деревьев без подробного экологического плана, а также запущена программа, в рамках которой землевладельцам стали платить деньги за помощь в восстановлении лесных массивов и посадку новых деревьев. Источником финансирования стал государственный налог на топливо. Всего за 25 лет площадь лесов Коста-Рики увеличилась более чем вдвое, и страна полным ходом идет к своей цели: к 2030 году восстановить лесной покров на 60 процентах территории.

По словам Уитворта, чтобы срубить одно дерево, электроэнергетическая компания должна предоставить средства для посадки пяти взамен.

«Но мы не просто увеличиваем площадь леса, а стремимся восстановить всю экосистему», – объясняет Энди.

Местное разнообразие биотопов – влажный горный и долинный тропический лес, болота, мангры, пресные и морские лагуны – дает укрытие тысячам видов.

Последние несколько лет Osa Conservation сотрудничает с университетами, частными землевладельцами, экофермами и другими заинтересованными группами, координируя сеть фотоловушек, которые помогают отслеживать, насколько хорошо леса наполняются жизнью. Проведенное в 1990-х исследование почти не нашло на Осе, за пределами Национального парка Корковадо, почти целиком покрывающего западную часть полуострова, никакой живности. Теперь животных можно увидеть и в районах, где они были полностью истреблены.

Все чаще встречаются пумы, которые некогда были редки и в парке, а за пределами и вовсе не попадались. Также восстанавливаются популяции оцелотов и ягуарунди, еще одного вида некрупных кошек. Похожие на кабанчиков ошейниковые пекари в изобилии водятся в Пьедрас-Бланкас, национальном парке на дальнем берегу залива. Родственный им вид белобородых пекари пока не сильно распространен за пределами парка Корковадо, чего, впрочем, следовало ожидать, поскольку у этих животных вкусное мясо, а передвигаются они большими стадами, представляя легкую цель для охотников. Белобородые пекари – излюб­ленная добыча ягуаров, которые тоже пока преимущественно обитают внутри заповедника.

MM8978_190705_26753.jpg
Пума присматривается к фотоловушке – возможно, она услышала щелчок затвора. Сеть подобных приборов, расставленных группами активистов, экологами и местными жителями, помогла определить, что с конца 1990-х на полуострове восстановились популяции пум и трех других видов диких кошек. Ягуары пока по-прежнему редки.

Osa Conservation помогает восстанавливать лес, засаживая частные фермы, расположенные вдоль рек и ручьев, – как у доньи Селедонии. В краткосрочной перспективе такие насаждения в культивированной местности дают тень, в которой отдыхает скот, помогают предотвратить эрозию почвы, там селятся птицы и другие дикие животные.

Долгосрочная цель – создать непрерывный зеленый коридор, который соединил бы Корковадо с Пьедрас-Бланкас и в итоге протянулся бы до обширного международного заповедника Ла-Амистад в горах Таламанка на границе Коста-Рики и Панамы. Для этого необходимо не только принять благоприятную для окружающей среды государственную политику, но и скупить земельные участки, договариваясь – отдельно – с каждым фермером или ранчеро.

До 1960-х годов полуостров населяла лишь горстка золотоискателей, сквоттеров и беженцев; из-за их репутации сорвиголов обычные люди старались держаться от этих мест подальше.

«Ребята были суровые», – вспоминает Патрик О’Коннелл, который юношей перебрался на Осу из Индианы ради охоты и остался здесь, зарабатывая тем, что пробирался по джунглям от одного лагеря старателей к другому, скупая золото. «Тут никто не умирал от старости», – усмехается О’Коннелл.

В то время 80 процентов полуострова еще покрывал старый лес. Все стало меняться в начале 1970-х годов, во время прокладки южного отрезка Межамериканского шоссе. Население резко увеличилось вдвое, до 6000 человек, заняв уже освоенную полосу земли в восточной части полуострова. Большая часть территории принадлежала транснациональной лесопромышленной компании, чье руководство неспособно было вообще что-либо контролировать. Поэтому любой, кто расчистил кусок земли, мог назвать его своим. Между тем станция биологических исследований на полуострове уже стала привлекать иностранных ученых: в 1960-х их приехало больше тысячи. Когда переселенцы начали подбираться к плодородному бассейну Корковадо в западной части полуострова, ученые забили тревогу: если не создать природоохранную территорию, леса Осы исчезнут вместе со всем своим биологическим разнообразием. Альваро Угалде, отец коста-риканской сети заповедников, убедил правительство выторговать у лесопромышленной компании труднопроходимый участок – так в 1975 году появился национальный парк Корковадо.

National Geographic Россия №206, февраль

National Geographic Россия №206, февраль

Полная версия материала доступна подписчикам онлайн-версии журнала. Оформляя подписку, вы получаете доступ к эксклюзивному контенту из журнала на сайте, а также PDF-версию выпуска.

Оформить подписку
рекомендации
Волны

3 вида досуга на природе, которые вы, скорее всего, ещё не пробовали

Звезда

Тысячи морских черепах гнездятся у берегов Коста-Рики: впечатляющее видео

Автомобиль

Московский бит: путешествуем с Gett

Листья

Отдых в гармонии с природой: как развивается Красная Поляна

None