Поиск
x
Журнал №189, июнь 2019
Журнал №69, апрель - май 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Природа
Новая Зеландия: земля зеленого камня
Текст: Кеннеди Уорн
20 марта 2014
/upload/iblock/c32/c32576ea59892c62f903460e127ff395.jpg
Ветви бука склонились над поверхностью озера Эйда на популярном пешем маршруте «Тропа Милфорда» на острове Южный.
Фото: Майкл Мелфорд
/upload/iblock/f26/f2686fdccafcfeccfe1a30c1be81f726.jpg
Горные озера — замерзшие драгоценности зимой, прозрачные водоемы летом — рассыпаны по зеленым высокогорьям национального парка Маунт-Аспайринг.
Фото: Майкл Мелфорд
/upload/iblock/56e/56e5536e5e7fa7d737fec16aa0dd8260.jpg
Найденный на пляже близ Хааста (и отнесенный обратно на берег для этой фотографии) кусок пунаму – известный нам как нефрит – дал название этой части Новой Зеландии: Те-Ваи-Поунаму, «Земля зеленого камня».
Фото: Майкл Мелфорд
/upload/iblock/bc4/bc4227db17a8b2dd96498aa13a1b839e.jpg
Распаханные ледниками земли к северу от бухты Джексона остались в наследство от ледовых щитов плейстоценовой эпохи. На фото: река Вайатото прорвала гравий береговой линии, чтобы слиться с Тасмановым морем.
Фото: Майкл Мелфорд
/upload/iblock/eb3/eb397389a04361702d9eae3fbc1feab4.jpg
В фантастическом влажном климате Фьордленда со средним годовым уровнем осадков выше 6 метров стволы деревьев обрастают косматыми мхами, лишайниками, печеночниками и другой свисающей зеленью.
Фото: Майкл Мелфорд
/upload/iblock/764/7643e40e3ef06bb9c81c6b0e1f436cb9.jpg
Новозеландский горный попугай, более известный как кеа на языке маори, – птица довольно дерзкая и очень любопытная. Занесен в список видов, находящихся под угрозой вымирания.
Фото: Майкл Мелфорд
/upload/iblock/48a/48af1c5c7a3dad88609a052f5512294b.jpg
Ледникам грозит другая беда – изменение климата. Площадь ледников Франца-Иосифа и Фокса продолжает сокращаться.
Фото: Майкл Мелфорд
/upload/iblock/5c3/5c34bcea553a0a9ec8c5aeae67e4edaf.jpg
Побережье к северу от городка Хааст усеяно древними скалами.
Фото: Майкл Мелфорд
/upload/iblock/150/1501fcda8ea9e434a81df7fa83ee8629.jpg
В Те-Ваи-Поунаму можно погрузиться в атмосферу древней Гондваны, суперконтинента, распавшегося на современные части суши Южного полушария. Рощи хвойных деревьев риму, растущих только в Новой Зеландии, были очень распространены в Гондване.
Фото: Майкл Мелфорд
/upload/iblock/bdb/bdbf2150632a1bf5f1aa7753a45fef6b.jpg
Гора Маунт-Кук (Аораки на языке маори) – самая высокая, 3724 метра, вершина Новой Зеландии. В честь нее назван национальный парк Маунт-Кук, на территории которого расположены 19 пиков высотой более 3000 метров. 
Фото: Майкл Мелфорд
/upload/iblock/5a7/5a71c878dd9c09ff43624cd89425fc18.jpg
Звезды оставляют царапины на ночном небе над Милфорд-Саунд во Фьордленде. Фотограф склеил несколько снимков, чтобы получить это изображение.
Фото: Майкл Мелфорд
/upload/iblock/aa0/aa08dd59fbbad758b2f10ad9a353e628.jpg
Крутые подъемы, длинные переходы вдоль побережья, сказочные виды на густые заросли южного бука, украшенные свисающими гирляндами растущих на деревьях лишайников, – все это тропа «Горбатый хребет», трехдневный пеший маршрут, проложенный в 2001 году.
Фото: Майкл Мелфорд
Мы находимся в царстве жада на юго-западном побережье острова Южный в Новой Зеландии. На его территории располагаются четыре национальных парка с самыми большими горами и крупнейшими ледниками. Название этого места на языке аборигенов, народа маори, звучит как Те-Ваи-Поунаму – «земля зеленого камня».
Джеф Махуика неожиданно резко наклонился – прямо у наших ног среди тысяч мелких камней он заметил то, что ускользнуло от моих глаз. Через мгновение Джеф аккуратно извлек из сырой гальки зеленый камень. Наша добыча размером с палец – осколок пунаму – так маори называют «зеленый камень», или жад. Джеф поднял камешек к солнцу, и мы увидели, что он светится прохладным серовато-зеленым светом.
Те-Ваи-Поунаму – царство жада, местность в юго-западной части новозеландского острова Южный, в 1990 году вошедшая в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.
Мой спутник передает мне находку со словами: «У моего народа есть традиция не забирать первый встретившийся камень. Лучше отдать его тебе». Я ощупываю отшлифованную рекой поверхность, и в голову приходит мысль: а ведь Махуика умеет мастерски обрабатывать пунаму. Я возвращаю ему «зеленый камень» с просьбой: «А можешь проделать отверстие, чтобы я смог носить его на шее?». Те-Ваи-Поунаму – царство жада, местность в юго-западной части новозеландского острова Южный, в 1990 году вошедшая в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Почти вся территория представляет собой четыре национальных парка и несколько небольших земельных участков, где живет местное немногочисленное население. Если говорить о всей стране, то именно сюда меня тянет вернуться снова и снова – подышать чистым горным воздухом, перейти вброд реку. За час пути от того места, где кончается дорога, тянущаяся по побережью к югу от городка Хааст, мы с Джефом добрались до Каскадной долины. Позади остались Красные горы, сияющие багрянцем в солнечных лучах. Жад, который находят в окрестных реках, родом из этих гор, воздвигнутых теми же тектоническими силами, что сотворили и сам «зеленый камень». Склонив головы, словно птицы, мы продвигаемся по берегу реки, но камень мы не ищем. Маори верят, что пунаму невозможно найти: когда захочет, сам себя покажет. Правда, невзначай распознать «зеленый камень», или нефрит, как его называют геологи, среди множества других камней зеленого цвета не так-то просто. Как выяснилось, мне нет равных в обнаружении фальшивого жада. И вот в очередной раз я склоняюсь, чтобы поднять обычную дымчато-зеленую гальку. «А может, вот этот, Джеф? Нефрит?» «Нет, – разочаровывает меня спутник. – Оставь его, где нашел». Во времена, когда здешними землями владели маори, ничто из природных ресурсов не ценилось так, как пунаму. Его дороговизна отчасти объяснялась тем, что на превращение камня в орудие труда или украшение требовались многие часы упорной работы, ведь пунаму тверже стали. Обрабатывая камень на протяжении недель или даже месяцев, мастер «прикипал» к нему, пунаму становился частью его жизни. Согласно традиции, самые ценные камни, принадлежавшие умершему маори, хоронили вместе с ним, а позже выкапывали и передавали наследнику как фамильную реликвию. Так пунаму переступал границу времени и превращался в сакральный мостик, связывавший разные поколения маори. В наши дни, держа в руках настоящие сокровища – в виде зубил, сережек и булав, – ощущаешь связь не только с предыдущим владельцем и ремесленником, но и непосредственно с физическим происхождением камней. В мире маори все объекты неразрывно соединены со своими истоками: китовый ус с китом, древесина с деревом, а пунаму – с рекой и горами, давшими ему жизнь. Вода и лед точат горные породы, откалывая от них отдельные камни, а реки несут осколки дальше, к морям. «Камень находится в постоянном движении, – рассказывает Махуика. – У него свой путь, как и у каждого из нас». Балансируя в бурном потоке воды, мы переходим Каскадную реку вброд. Каждой весной мальки местных рыб устремляются из моря вверх по течению, чтобы подрасти и нагулять вес в прохладных лесных заводях рек Те-Ваи-Поунаму. Маори называют самых распространенных мальков инанга, это же слово используется и для пунаму жемчужно-серого цвета, иногда с пятнышками, напоминающими рыбий глаз, – будто рыбка заплыла внутрь камня и застыла в нем. Для маори все предметы связаны между собой, а потому их обозначают похожими друг на друга словами. Так, на их языке название Южных Альп – горной гряды, словно позвоночник протянувшейся сквозь Те-Ваи-Поунаму, – используется и для описания изрезанной гребнями волн поверхности океана. Именно Южные Альпы формируют облик территории. Западные штормовые ветра, хозяйничающие в этих широтах, встречая на своем пути горы, обрушивают всю накопленную в облаках влагу обильными дождями на побережье. Тут настолько влажно, что мох растет прямо на асфальте. Здешние чащи – своеобразная капсула времени, заложенная еще в древней Гондване – суперконтиненте, впоследствии распавшемся и образовавшем современные части суши в Южном полушарии. Новая Зеландия, в свое время отколовшаяся от нынешней Австралии и ступившая на независимый путь по Тихому океану, оказалась в экологическом уединении, продлившемся 80 миллионов лет. Это сделало из Новой Зеландии павильон, собравший в себе представителей флоры и фауны Гондваны. Немногочисленная популяция маори все так же населяет эти места. В 2005 году произошло знаменательное событие – был открыт высеченный из камня молельный дом, первое за 140 лет ритуальное сооружение маори. Так они смогли заявить, что по-прежнему живы и полны надежды, но одновременно осознают бренность человеческой жизни – одну из истин, отражающуюся в местной народной мудрости: «Человек приходит и уходит, а земля живет веками».