Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №191, август 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Природа

Панголины: хрупкая надежда на выживание

Текст: Рейчел Бейл; Фото: Брент Стиртон
06 августа 2019
MM8725_180624_00644.jpg
Степной ящер, или панголин, Тамуда собирается полакомиться муравьями или термитами в реабилитационном центре в Зимбабве. Его спасли от дельцов черного рынка – скорее всего, те перепродали бы его чешуйчатую броню в Азию для приготовления народных снадобий.
Эти чешуйчатые создания высоко ценятся в традиционной китайской медицине – и на черном рынке.

Вытянув хвост и подняв передние лапки, этот зверек напоминает тираннозавра.

Только маленького. Это Тамуда – панголин.

Смотритель осторожно подводит юное создание к холмику земли и начинает разгребать землю киркой. Гляди-ка, объясняет он Тамуде: муравьи. Тамуда ловит намек и принимается за трапезу, обследуя щели языком немногим короче тела и орудуя длинными когтями, будто киркой. Подкрепившись, Тамуда топает дальше. Смотритель показывает ему новый муравейник. Но панголин не проявляет интереса. Он плюхается на бок, как ребенок, готовый закатить истерику, и обвивается тельцем вокруг ботинка наставника. Наклонившись, тот осторожно пытается высвободиться, но не тут-то было: Тамуда требует внимания. Заглядывая другу в лицо, он тянет вверх лапки – просится на руки. Смотритель пытается проявить строгость – он ведь должен приучать Тамуду к самостоятельности, – но устоять невозможно. Как сделала бы любая хорошая мать, он сгребает «детеныша» в охапку и прижимает к груди.

Урок Тамуды проходил в фонде Тикки Хайвуда – спасательном центре в окрестностях Хараре, столицы Зимбабве, возглавляемом Лизой Хайвуд.

Хайвуд дама пылкая, даром что миниатюрная, – только что она тихонько напевала колыбельные подопечным, а в следующую секунду уже яростно клеймит людскую жестокость. С 2012 года она и ее команда вызволили из лап подпольных торговцев дикими зверями более 180 панголинов, или ящеров. Фонд стал приютом и для спасенных черных антилоп, одного бойкого козла и пары осликов по имени Иисус и Мария (Иосиф отошел в мир иной).

Малыши-панголины обожают высоту. Пока ящерам не исполнится несколько месяцев от роду, мамы носят их на спине, чтобы отпрыски смотрели и учились себя вести. Наверняка и Тамуда частенько разъезжал верхом на собственной маме, пока их не поймали браконьеры. Когда самка панголина напугана, она сворачивается в клубок, пряча и детеныша, и собственный мягкий, покрытый персиковым пушком живот под чешуйчатой броней. Это хорошая защита от льва, но горе панголину, если хищник – человек: тому проще простого взять беднягу голыми руками.

MM8725_180812_01980.jpg
В Камеруне молодая хозяйка закусочного ларька готовится зарезать белобрюхого панголина за домом. Камерунцы всегда употребляли этих животных в пищу, хотя недавно власти запретили ими торговать. Чешую ящеров, которую раньше попросту выбрасывали, теперь продают торговцам дикой фауной и флорой в городах.

Тамуда с мамой попали в Центр в начале 2017 года: на границе с Зимбабве задержали мужчину из Мозамбика, который пытался пронести их в мешке. По данным Traffic, организации, отслеживающей торговлю дикими животными и растениями, с 2000-го по 2013 год браконьеры добыли около миллиона панголинов – главным образом из-за чешуи, используемой в восточной медицине.

Из всех млекопитающих главным объектом незаконной торговли считаются именно панголины. А сотрудники правоохранительных органов Зимбабве уже знают: конфисковал ящера – вези его к Хайвуд. Она одна из немногих, кто может выходить в неволе панголинов, весьма чувствительных созданий и привередливых едоков, предпочитающих лишь определенные виды муравьев и термитов, – рацион, который очень сложно обеспечить. Несмотря на все сложности, позволяя подопечным по несколько часов в день разгуливать по территории под присмотром заботливой «мамы», фонд Тикки Хайвуда помог многим ящерам – в том числе Тамуде и его родительнице – набраться достаточно сил, чтобы вернуться на волю.

«Каждый раз, когда к нам приносят панголина, я думаю, не последний ли он в Зимбабве», – вздыхает Хайвуд, основавшая спасательный центр в 1994 году и назвавшая его в честь отца.

MM8725_180626_01316.jpg
Обычно панголины предпочитают уединение, но фотограф запечатлел редкий момент: Тамуда и Лулеко примостились бок о бок напиться из лужи. Степные панголины могут ходить на задних лапах, удерживая равновесие при помощи хвоста и передних конечностей. Их липкий язык – почти такой же длинный, как тело – крепится у основания грудной клетки.

Все восемь видов панголинов – четыре в Африке и четыре в Азии – оказались под угрозой вымирания, и виной тому черный рынок. Именно поэтому смотритель Тамуды предпочел остаться неизвестным: они с Хайвуд опасаются, что, если дельцы вычислят сотрудников фонда, те могут стать мишенями для преступников, которые наверняка захотят заполучить спасенных животных.

Внешне панголины напоминают чешуйчатых броненосцев. Когда-то зоологи считали их родственниками, но теперь выделяют ящеров в самостоятельный отряд, который генетическими узами связывают с хищными. И если панголины исчезнут с лица Земли, на планете не останется никого похожего на них.

Международная торговля четырьмя видами азиатских панголинов запрещена с 2000 года. В 2017-м был введен запрет на торговлю всеми восемью видами. За него проголосовали 183 страны – участницы Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (СИТЕС) – соглашения, которое регулирует куплю-продажу диких животных и фрагментов их тел на мировом рынке. Согласно данным Traffic, в торговлю панголинами втянуто не менее 67 стран на пяти континентах, но самые крупные партии чешуи поставляются из Камеруна, Нигерии, Сьерра-Леоне и Уганды. Главный рынок сбыта – Китай.

«За последнее десятилетие объем межконтинентальной торговли панголинами, особенно их чешуей, значительно вырос», – рассказывает Дэн Челлендер, возглавляющий группу специалистов по панголинам в Международном союзе охраны природы. По его словам, раньше браконьеры и контрабандисты промышляли в основном в Азии. Перемены говорят о том, что раздобыть азиатских панголинов становится все сложнее, но ценность их чешуи настолько высока, что заказчики не жалеют денег на контрабанду животных из Африки.

STOCK_MR7A6180.jpg
Пол Хилтон Панголины ценятся на черном рынке из-за чешуи и мяса, которое считается деликатесом. В апреле 2015 года в Индонезии в транспортировочном контейнере, где якобы хранилась замороженная рыба, обнаружили более 4000 тушек ящеров, а также чешую и почти сотню живых зверьков.

Мясо панголинов употребляют в пищу жители Западной и Центральной Африки, а также некоторые коренные народы Южной и Юго-Восточной Азии. Части их тел используются в традиционной медицине Ганы, Нигерии, ЮАР и ряда других африканских стран. А во Вьетнаме и Китае мясо панголинов считается деликатесом. Но на грани вымирания они оказались из-за чешуи.

Как правило, высушенная и измельченная в порошок чешуя панголинов добавляется в традиционные китайские снадобья. Ей приписывают целый ряд целебных свойств – так, считается, что она стимулирует лактацию у матерей и приносит облегчение при артрите и ревматизме. Чешую можно найти на медицинских рынках по всей Азии, в том числе во Вьетнаме, Таиланде, Лаосе и Мьянме.

В Китае, где такая медицина узаконена, больше 200 фармацевтических компаний производят около 60 разных снадобий, содержащих чешую панголина, о чем в 2016 году сообщал Китайский фонд сохранения биоразнообразия и экологичного развития. Ежегодно все китайские провинции выдают компаниям разрешения использовать около 26,6 тонны чешуи – для чего требуется добыть примерно 73 тысячи ящеров. К середине 1990-х популяция китайских панголинов заметно сократилась – по некоторым сведениям, из-за непомерных аппетитов охотников. А поскольку спрос был по-прежнему высок, китайские компании продолжали изготавливать свою продукцию, заявляя, что чешуя поступает из двух якобы законных источников: запасов, скопившихся за годы охоты на местных панголинов до сокращения их популяции, и импорта, ввезенного в страну до введения запретов.

Согласно данным СИТЕС, с 1994-го по 2014 год Китай импортировал почти 15 тонн чешуи панголинов, но этого слишком мало, чтобы удовлетворить запросы фармацевтических компаний. К тому же, рассказывает Чжоу Цзиньфэн, директор Китайского фонда сохранения биоразнообразия в Пекине, расследующего торговлю панголинами, власти провинций зачастую не удосуживаются проверить, откуда берется товар: из накопленных запасов или из партии недавно – и незаконно – пойманных панголинов. Чжоу делится сомнениями: вряд ли запасы чешуи в Китае настолько велики, что их хватает по сей день, – все-таки с тех пор как ящеры в стране практически исчезли, минуло больше двух десятилетий.

MM8725_181106_06786.jpg
Во Вьетнаме потомственный врач, в шестом поколении практикующий традиционную медицину, демонстрирует, как приготовляет травы для смешивания с сушеной чешуей панголина, которую растирает в порошок его жена. Считается, что такие снадобья помогают бороться с разными недугами, хотя это не доказано.

Никто точно не знает, сколько тонн чешуи ежегодно провозят контрабандой – на то он и черный рынок. Известно лишь, что цифра велика – и что самые крупные поставки осуществляются в КНР. Так, в 2017 году китайские таможенники изъяли 11,9 тонны чешуи, ради которой было убито 30 тысяч панголинов (на сегодня это одна из самых крупных конфискованных партий). А в минувшем году власти Гонконга перехватили семь тонн чешуи в одной-единственной поставке, тоже направлявшейся в Китай.

В целом, свидетельствует Traffic, с 2010-го по 2015 год на долю КНР пришлось без малого 30 процентов конфискованных во всем мире партий чешуи. Учитывая, что изъятые дериваты – по самым скромным оценкам – могут составлять около четверти объема всей незаконной торговли, эти цифры указывают на то, что ежегодно истребляются сотни тысяч панголинов. (National Geographic обратился за комментарием к нескольким правительственным организациям КНР, но ответа от них не последовало.)

 

В Китае больше 200 фармацевтических компаний производят около 60 разных традиционных снадобий на основе чешуи панголина

Говорят, китайские компании всерьез вознамерились разводить панголинов, чтобы регулярно пополнять запасы «лекарственных ингредиентов». По данным Китайского фонда сохранения биоразнообразия, к 2016 году власти выдали десять лицензий на разведение панголинов различным организациям, от спасательных центров до инвестиционных компаний. В 2014-м еще два десятка фармацевтических компаний – совместно с фирмами из Уганды, Лаоса и Камбоджи – объединились в «союз питомников».

Проблема, однако, в том, что никто еще не придумал, как разводить панголинов в крупных масштабах. «Это просто невозможно – разведением спрос не удовлетворить, – считает Пол Томсон, специалист по охране окружающей среды и соучредитель некоммерческой организации “Спасем панголинов”. – Панголины очень подвержены стрессу. И медленно восстанавливаются». По его словам, в неволе большинство панголинов живут не больше 6,5 месяца и почти не размножаются.

Но китайских предпринимателей это не остановило: в 2013 году некая Ма Цзинь Ру открыла «питомник» ящеров «Олсеновская восточно-африканская международная инвестиционная компания» в столице Уганды, Кампале, заручившись временным разрешением Управления охраны дикой природы Уганды, а затем и поддержкой одного китайского правительственного фонда. Вскоре в Кампале был зарегистрирован и получил лицензию «Азиатско-африканский исследовательский центр по разведению панголинов».

MM8725_181231_09233.jpg
По словам охотника из одного индонезийского селения, он каждую неделю доставляет панголинов в город Сурабая. В странах, где они обитают, ящеры охраняются законом, а международная торговля этими зверями запрещена. Однако браконьерство и черный рынок – главные угрозы для их выживания.

Однако в 2016–2017 годах на обе компании обрушились с рейдами власти Уганды, заподозрившие, что те служат прикрытием для незаконной торговли дикими зверями. По тем же причинам появившийся в 2016 году в Мозамбике еще один «Азиатско-африканский исследовательский центр по разведению панголинов» вызвал подозрения природоохранных структур. В Китае защитники природы пытались наведаться в несколько подобных компаний, но везде получили от ворот поворот.

Содержать панголинов в неволе – колоссальный труд. Вдобавок к уникальному рациону им требуется особый уход: бич ящеров – язва желудка и легочные заболевания, обычно вызванные стрессом.

С этими проблемами не могут совладать даже оснащенные всем необходимым оборудованием организации. Так, в 2016 году шесть зоопарков и одна некоммерческая организация США завезли из Того 46 панголинов, чтобы изучать животных в контролируемых условиях и создать самоподдерживающуюся популяцию. Два года спустя из них осталось только 30.

MM8725_180626_01056.jpg
В спасательном центре Фонда Тикки Хайвуда в Зимбабве к каждому панголину – как и к Тамуде на фотографии – приставлен смотритель. Зверьки привязываются к своим наставникам, которые помогают им овладеть искусством поиска муравьев и термитов. По словам смотрителя Тамуды, ящер, спасенный совсем крохой, оказался своенравным шалуном.

А вот в Камеруне панголины не в диковинку: их продают на рынках под открытым небом вместе с мясом других диких животных. На складных столах убитые ящеры лежат рядом с обезьянами и питонами. А прямо у дороги торговцы держат живых зверьков за хвост вверх ногами, завлекая проезжающих водителей. Они так часто попадаются на глаза, что невольно закрадываются мысли: если все эти люди так легко раздобыли панголинов, неужто им и впрямь грозит вымирание?

Загвоздка в том, что никто толком не знает, сколько их вообще осталось. Сосчитать этих ночных отшельников и недотрог не так-то просто. Но, как показывают данные Traffic и других негосударственных организаций, в странах Западной и Центральной Африки панголинов употребляют в пищу и экспортируют в угрожающих масштабах.

Когда прошлым летом мы с фотографом Брентом Стиртоном приехали в Камерун, то созвонились с Анджелией Янг. Южноафриканка, живущая в Яунде – столице Камеруна – с мужем и тремя детьми, она готовилась к открытию первого в стране центра спасения панголинов. Приведя нас в ресторан в Бастосе, районе посольств и беженцев, она раздала нам меню. В списке блюд над кускусом, бананами и стручковой фасолью значились дикобраз, антилопа и панголин. Это обычное меню любого ресторана в городе, пояснила Янг. Мясо диких животных пользуется здесь спросом, и многие предпочитают его мясу домашнего скота. Еще раньше мы наведались на рынок в одном из окрестных сел, где молодая женщина готовила блюда из панголина на продажу, и я спросила, почему она вообще это готовит.

«А почему нет? – удивилась моя собеседница. – Вкусно ведь».

Мы не стали заказывать панголина (ловить, продавать и покупать этих животных в Камеруне запрещено), но нам было интересно, есть ли он в наличии. Повар был рад услужить и вынес на подносе целое блюдо, где были разложены маленькие серые замороженные тельца. Притворившись любопытными туристами, мы вытаращили глаза и принялись щелкать фотоаппаратами.

Янг снова отвезла нас к себе – ее дом, как и все остальные на улице, в целях безопасности был окружен высокой стеной. Когда мы подъехали, я увидела мальчика в школьной форме – это был восьмилетний сын Анджелии, Нейтан, который, как мне показалось, выгуливал собаку. Приблизившись, я поняла, что никакой это не пес, а панголин. Зверек пыхтел, сопел и скреб землю в поисках муравьев. Следом шел смотритель, приглядывая и за мальчиком, и за питомцем. Это был один из нескольких ящеров, которых приютила Янг, пока животные восстанавливали силы.

MM8725_181101_04772.jpg
Организация «Спасем дикую природу Вьетнама» будет опекать этого малыша, пока он не окрепнет настолько, чтобы вернуться на волю. Хотя спрос на мясо и чешую панголина есть и во Вьетнаме, многие из вызволенных животных предназначались для Китая, где фармацевтические компании продают традиционные снадобья на основе чешуи. По мнению экспертов, врачей и пациентов необходимо информировать об альтернативных средствах, чтобы уменьшить спрос на это исчезающее чудо природы.

«Я вечно всех спасаю. Кошек, собак, птиц, кто попадется. В конце концов взяла четырех панголинов, но понятия не имела, как за ними ухаживать, – рассказывает Анджелия о своем первом опыте общения с панголинами в конце 2016-го. – Единственным человеком, который взял трубку, была Лиза в Зимбабве».

Хайвуд тут же отправила Янг посылки с медикаментами и одеялами для панголинов, делясь советами по уходу за ними. Вскоре из их бесед выросла идея создания реабилитационного центра при фонде Тикки Хайвуда в Камеруне, открытие которого теперь готовилось.

Янг сообщила Нейтану, что мы собираемся за луком в магазинчик за углом. Мы оставили ящера на попечении смотрителя, и по дороге Нейтан рассказал, как любит панголинов и как рад, что помогает им. Он явно гордился матерью.

Возле прилавков под открытым небом обедала группа китайцев. Широко улыбаясь, они поприветствовали нас. Мы принялись выбирать зелень, и тут Янг едва заметно дернула подбородком влево. Возле бокового входа в здание, за низкой изгородью, примостился морозильник. Наверху сушились чешуйки панголина, и я подобралась поближе, чтобы рассмотреть их. Это было совсем не трудно: никто и не думал чешую прятать.

«Конечно, это шокирует – вот так, у всех на виду, – сказала потом Янг. – Но для них это пустяк. Тут такое на каждом шагу встретишь».

MM8725_180828_03548.jpg
Скрыв лица под масками, сотрудники правоохранительных органов из подразделения по борьбе с организованной преступностью Кот-д’Ивуара восседают на куче чешуи, изъятой в 2017–2018 годах и, вероятно, направлявшейся в Китай или Вьетнам. Поскольку четыре азиатских вида панголинов оказались под угрозой исчезновения, контрабандисты принялись за африканские.

Как сообщили нам сотрудники неправительственной организации «Последняя большая обезьяна», вскоре в Камеруне ожидалась крупная контрабандная поставка чешуи. Организация, помогающая властям следить за соблюдением природоохранного законодательства, уже больше года выслеживала контрабандистов, желая перекрыть канал поставок: и теперь преступников с грузом ждали в портовом городе Дуала.

Я уже уехала из страны, когда полиция и сотрудники природоохранных служб перехватили поставку и арестовали шестерых. По словам Эрика Каба Та из «Последней большой обезьяны», план преступников заключался в том, чтобы переправить партию в Дуалу, где они намеревались перепродать ее дальше – в Нигерию, а затем в Китай, Малайзию или Вьетнам.

Для других объектов фауны и флоры контрабандные каналы из Африки в Азию уже проложены, и это на руку дельцам. Партии чешуи панголинов находили вместе со слоновой костью, зубами бегемотов и другими запрещенными к продаже дериватами животных. Организованные преступные сети, торгующие слоновой костью, продают и чешую панголинов. К такому выводу пришли сотрудники Центра перспективных оборонных исследований в Вашингтоне – неправительственной организации, отслеживающей каналы незаконной торговли дикими животными, каковой обычно сопутствует отмывание денег, налоговое мошенничество, незаконное хранение оружия.

Главный потребитель чешуи ящеров – Китай. Но есть выбор, уверяет Стив Гивен, бывший заместитель декана Американского колледжа традиционной китайской медицины в Сан-Франциско. В фармакопее по восточной медицине он нашел 125 аналогов растительного, минерального и животного происхождения. «На самом деле нет никакой необходимости применения чуань шань цзя», – подытожил он, используя традиционное название чешуи панголина.

Западная медицина по сей день не нашла доказательств тому, что чешуя панголина, состоящая из кератина – того же вещества, которое образует наши ногти и волосы, – имеет какие-либо целебные свойства. Если же верить справочникам по традиционной медицине, чешуя помогает лечить «нарушения равновесия» в организме – например, кровяной застой, вызывающий болезненные менструальные расстройства, проблемы с лактацией и артрит.

В восточной медицине ищут спасения миллионы людей – и их число может вырасти, – если методы китайской медицины войдут в перечень Всемирной организации здравоохранения. А раз так, то медицинских работников и пациентов нужно информировать об альтернативах – это поможет спасти панголинов от вымирания, уверяет Гивен.

 

MM8725_181109_08741.jpg
Панголин выглядывает из ящика на склоне горы во Вьетнаме, где 25 ящеров, вырванных из лап нелегальных торговцев, вернутся на волю. Некоммерческая организация «Спасем дикую природу Вьетнама» со штаб-квартирой в национальном парке Кук-Фуонг участвовала в подготовке первого в стране отряда по борьбе с браконьерами – и спасла больше тысячи панголинов.

По возвращении в Камерун Янг объявила, что собирается выпустить трех панголинов, и позвала нас с Стиртоном за компанию. И вот, подпрыгивая на ухабах грунтовки, я думала о ящерах, свернувшихся калачиками за нашими спинами. Нелегкая им выдалась поездка! Дороги были слишком размыты, чтобы ехать туда, где Анджелия обычно их выпускает, так что мы остановились в открытом поле. Пройдя несколько метров, Янг опустила на землю первого зверька. Он скрылся в высокой траве и был таков. Верхушки трав чуть колыхнулись – и все. Спустя четверть часа двух других панголинов тоже след простыл.

На обратном пути я спросила Янг о мясном рынке, мимо которого мы проезжали. Там продавались дикобразы, а неподалеку сушилась горстка знакомых чешуек. А вдруг освобожденные панголины тоже угодят в лапы браконьеров? «Да, – ответила она, – очень может быть. Выпускать их и радостно, и грустно. Никто не гарантирует им безопасность». Но добавила, что все-таки это шанс. Быть может, прежде чем зверьков снова поймают, они успеют произвести на свет потомство, пополнив тающую на глазах популяцию. Каждый панголин на счету! 

Antarctica_iPad.jpg