Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Природа

Сады Королевы: подводный рай для туристов

Дэвид Дубиле и Дженнифер Хейс
14 ноября 2016
/upload/iblock/461/461000c5bded485e9a34f400bab2e665.jpg
Острорылый крокодил (Crocodylus acutus), пробудившись от вечернего сна на ложе из морской травы – талассии, устремился в непроходимые мангровые дебри. Растущие популяции суперхищников вроде крокодилов и акул – главный признак здоровой экосистемы.
Фото: Дэвид Дубиле и Дженнифер Хейс
/upload/iblock/b61/b616128435b2d5ef612f5a5bee3aba0a.jpg
В мангровых зарослях закручивается водоворот мальков. Рыбешки в палец величиной прячутся в корнях и держатся большими косяками, чтобы сбить с толку хищников. Мангры защищают рифы, создавая «инкубатор» для уязвимых видов и осаждая глинистую взвесь, угрожающую кораллам (те нуждаются в прозрачной воде). Кроме того, они удерживают углерод, который «захоранивается» в бескислородной толще донного ила вместе с древесиной.
Фото: Дэвид Дубиле и Дженнифер Хейс
/upload/iblock/b10/b10509a55ce85e9f601ba64c636c2465.jpg
Закат окрашивает золотом коралловый оазис у южных берегов Кубы. Названная Христофором Колумбом в честь королевы Изабеллы, эта россыпь островков, мангровых лесов и рифов на краю Земли кажется неподвластной ни времени, ни человеку.
Фото: Дэвид Дубиле и Дженнифер Хейс
Коралловый оазис в национальном парке «Сады Королевы» поражает обилием морских обитателей. Среди оленерогих кораллов мелькают стайки ронок и луцианов, в мангровых зарослях проплывают серебристые облачка мальков. А если отправиться дальше, в открытое море, можно встретить карибских рифовых и шелковых акул.
С тех пор как мы наведывались в «Сады Королевы» – на острова Хардинес-де-ла-Рейна, – прошло 15 лет. Тогда среди отмелей, мангровых островков и рифов в 800 километрах от берегов Кубы перед нами предстал морской Эдем, поразивший обилием видов.
/upload/iblock/717/717ca95f61c46272dc408ba31d804ff5.jpg
Дэвид Дубиле и Дженнифер Хейс Трио шелковых акул (Carcharhinus falciformis) буквально сияет в синеве Карибского моря. Здоровые рифы способны прокормить множество видов морских организмов. Помимо шелковых акул здесь, например, промышляют карибские рифовые акулы (Carcharhinus perezi).
И вот мы снова здесь. Минули годы, климат изменился. Что стало с национальным парком, занимающим без малого 2200 квадратных километров? Первое погружение: мы спускаемся в лабиринт оленерогих кораллов, или акропор, – эти полипы, исчезающие по всему Карибскому морю, оказались на грани вымирания. Но к нам со всех сторон тянутся широкие коралловые ветви, среди которых снуют ронки и луцианы. Наши смелые надежды оправдались – мы, словно в жидкой капсуле времени, снова перенеслись в коралловые джунгли, кишмя кишащие рыбой. Именно такими запомнились нам карибские глубины в прошлый раз. В сопровождении Ноэля Лопеса, профессионального дайвера, два десятка лет изучающего здешние воды, мы спускаемся глубже. Здесь находится другой риф, где мы обнаружили сразу четыре вида груперов, среди которых была и гуаса размером с небольшой шкаф. Нам показалось, что рыбы здесь стало даже больше, чем прежде.
/upload/iblock/349/349cefd3459f3280c1bee99044251ced.jpg
Восьмисантиметровый детеныш черепахи бисса (Eretmochelys imbricata), которой грозит исчезновение, под покровом спасительной тьмы уплывает прочь от берега. Фото: Дэвид Дубиле и Дженнифер Хейс
/upload/iblock/2d0/2d01c11dc322d081cda2a30aea00747e.jpg
Эскадрон карибских рифовых кальмаров (Sepioteuthis sepioidea) – известных своей прожорливостью и способностью общаться, стремительно меняя цвет и рисунок кожи – ищет, чем бы поживиться. Фото: Дэвид Дубиле и Дженнифер Хейс
/upload/iblock/0ef/0ef9b2e8a8b41c0a4a2d3369a26923aa.jpg
Морские черви, устремляясь к подводному свету, мерцают живой завесой. Фото: Дэвид Дубиле и Дженнифер Хейс
В другое утро мы проникли в мангровые заросли и проплыли сквозь погруженный в воду лес, среди серебристых облачков рыбной молоди. Мы даже отважились заплыть в открытое море и понырять в хороводе десятков шелковых акул. А в сумерках вернулись в мангры и, вооружившись мощной подсветкой, ушли в глубину, где бесшумно, будто субмарина, охотился острорылый крокодил. Мы не верили своим глазам: все морское сообщество жило полной жизнью, не утратив ни одного вида, – это было настоящее чудо! Как считает эколог Фабиан Пина Амаргос, этот океанский оазис процветает благодаря усилиям кубинцев, взявших заповедник под охрану. До сих пор эту морскую экосистему не затронуло обесцвечивание кораллов, хотя и ей грозит та же опасность, что и другим рифам, – ведь океан теплеет и окисляется, а уровень его растет. [Стоит отметить, что первопричина болезней кораллов – не столько потепление, сколько загрязнение. – Примечание российской редакции.]
/upload/iblock/eee/eee204a82dfb58b26a73f1d86395a72b.jpg
Стайки ронок (Haemulon sciurus) и кахи (Lutjanus apodus), заполоняют все пространство между широкими ветвями оленерогих кораллов (Acropora palmata). Быстрорастущие, но чувствительные к изменениям среды акропоры находятся на грани вымирания. В большей части карибских вод они практически исчезли – но в Садах Королевы пока сохранились.
С отменой торгового эмбарго против Кубы многие американцы захотят окунуться в девственные воды. Поэтому необходимо найти баланс между интересами экотуризма и нуждами охраны природы. Кубинцы знают, что поставлено на карту – живые сокровища Карибского моря.