Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №192, сентябрь 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Природа

Самая большая лягушка

Текст: Дженифер Стайнберг Холланд Фото: Женевьева Ренсон
03 января 2012
/upload/iblock/00b/00bbbabd8cd402f09f83243fee6ba23b.jpg
Охотник с добычей. Голиаф - самая большая лягушка на нашей планете.
/upload/iblock/979/979af38ca3e19999f04bd812be63be18.jpg
Охотник с добычей. Голиаф - самая большая лягушка на нашей планете.
Лягушка-голиаф под угрозой вымирания.
Ее лапы больше мужской ладони, а весом она с домашнюю кошку. Те, кто держал ее в руках, говорят, что физически она ощущается как воздушный шарик, набитый мокрым песком. Лягушка-голиаф (Conraua goliath) живет исключительно по берегам рек в глубине тропических лесов Камеруна и Экваториальной Гвинеи. Но эти леса быстро исчезают, грозя унести с собой в небытие и самую большую лягушку на планете.

Быть большой непросто. «Рост» и вес (тридцать сантиметров, три килограмма) делают голиафов медлительными, неповоротливыми созданиями. Сделав несколько прыжков, они устают.

Из-за своего размера голиафы уже около десяти лет назад стали объектом внимания частных коллекционеров и зоопарков: множество лягушек было поймано и увезено в США, где их выставляли на «соревнования» по прыжкам (одно время это было в моде), а также пытались разводить в неволе (эти планы потерпели фиаско).

В наши дни главные опасности поджидают лягушек у них дома. Районы, где они когда-то находили себе убежище, опустошили лесозаготовки. «Около половины их естественной среды обитания потеряно или находится в серьезной опасности», – говорит Крис Уайлд из Центра репродукции видов, находящихся под угрозой исчезновения (CRES) при зоопарке Сан-Диего.

Агрохимикаты, используемые для браконьерской добычи рыбы, отравляют реки. Для голиафа – животного, зависящего от состояния бассейнов десяти центральноафриканских рек, отдыхающего в струях водопадов и откладывающего икру в скалистых водоемах, – это экологическая катастрофа. Наконец, по мере того как охотники вслед за лесозаготовками продвигаются глубже в чащи, все больше лягушек отлавливают для продажи на местных продуктовых рынках.

«Они ассоциируются с духами чистой воды, их считают чистыми тварями и хорошей пищей для беременных женщин. А еще они сладкие на вкус», – говорит Уайлд.

Местные рестораторы платят по пять долларов за большую лягушку (на снимке охотник с добычей).

CRES и WWF (Всемирный фонд дикой природы) пытаются сохранить ареал голиафов, сокращающийся каждый год более чем на 80 тысяч гектаров. В начале этого года созданы три заказника в провинции Литораль, на очереди – проект экологического контроля над бассейнами ряда рек. Если природоохранное законодательство будет претворено в жизнь, это сможет изменить ситуацию. И все же, говорит Уайлд, основную угрозу популяции лягушек представляют коммерческие лесозаготовки, а их не так-то легко ограничить.