Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Экспедиция «9 Легенд Русского Севера»
Природа

Шоу с макаками в Японии: мучение или древнее искусство

Текст: Рене Эберсоул; Фото: Яспер Дуст
09 апреля 2020
JDO_20180911_0780.jpg
Дрессировщики из труппы «Сен-дзу Но Сарумаваси», Кавасаки, ежедневно выводят на прогулку своих подопечных в подгузниках. На первых этапах дрессировки для сарумаваси – представлений с обезьянами – детеныши привыкают сидеть на маленьких табуретах. Затем их учат ходить на ходулях и прыгать через препятствия.
За много веков участие японских макак в представлениях стало одним из символов национальной культуры. Однако в современной Японии далеко не все приветствуют подобные шоу.

Обезьяны были одеты в футбольную форму.

Шесть японских макак на поводках ходили совершенно по-человечески на задних лапках и послушно гоняли мяч по газону. Дрессировщики и толпа зрителей болели за игроков пародийного матча Япония–Бразилия, в шортах со специальными прорезями, из которых торчали толстые хвосты. Обезьяны в голубых футболках (Япония) выглядели покрепче, но желтая команда Бразилии действовала проворнее – особенно игрок номер 10, остановившийся, чтобы вылизать ладони. Внезапно получив мяч, он ударил и забил. Гол! Победа. Команда Японии вежливо поклонилась. Толпа зрителей разразилась хохотом.

Описанная сценка была частью «разогревочного» шоу перед основным представлением в крытом амфитеатре японского развлекательного центра «Никко Сару-Гундан», расположенного возле государственного шоссе №121 в городе Никко. Гуляя по двору центра, я могла видеть, как обезьяна в подгузнике и оранжевом спортивном костюме ловко обыгрывала пятилетнего посетителя в аэрохоккей. Каждый раз, когда шайба летела в ее сторону, макака отбивала ее точно в ворота противника. Другая обезьяна раздавала предсказания судьбы. На главной сцене во дворе одетый в кимоно самец вставал в разные позы, изображая мачо, и перепрыгивал через высокие препятствия.

JDO_20170807_0380.jpg
После того как посетители таверны «Каябуки», Уцуномия, отобедали, принадлежащие владельцам заведения обезьяны забираются на самодельную сцену в конце зала и послушно исполняют роли, используя коллекцию масок из папье-маше.

Вскоре люди потянулись в амфитеатр, где начался спектакль – дрессировщица Юриа Судзуки и ее верный примат Рику показывали пародию на популярное японское шоу о полицейских и цирковые трюки. Когда сержант Судзуки притворилась, что отправляет капитана Рику на место преступления, он нырнул за штору и вернулся с разделочным ножом – резиновым реквизитом – в зубах. Завершая представление, Рику, облаченный в голубые штаны в горошек и розовую атласную жилетку, перепрыгнул через «пропасть» между двумя лестницами и сделал стойку на одной руке на высоком качающемся шесте.

Обезьяньи представления уходят корнями в традиционную японскую культуру. И являют собой не что иное, как развитие национальной формы развлечения – сарумаваси, основанного на убеждении, что обезьяны (сару) – это защитники лошадей и посредники между богами и людьми, способные отгонять злых духов и притягивать удачу. Как и театр кабуки, искусство сарумаваси зародилось среди народных театров еще тысячу лет назад.

Но в современной Японии духовная составляющая сарумаваси стала менее значимой: сегодняшние представления с обезьянами больше напоминают цирковые шоу.

STOCK_MM8856_JDO_20160224_4959.jpg
В таверне «Каябуки» посетители смеются и аплодируют обезьянам в масках. Когда выступление заканчивается, они просят сфотографироваться с животными. Владельцы таверны говорят, что размещение снимков в социальных сетях хорошо влияет на доходы. Однако некоторые из тех, кто оставил отзывы онлайн, критически оценили участие обезьян в шоу.

«Многих животных дрессируют, используя положительное подкрепление и привязанности, но некоторых жестоко муштруют и даже мучают», – рассказывает Кэико Ямадзаки, исполнительный директор Исследовательского института по вопросам обращения с животными и член совета директоров Японского объединения по защите животных. И все же обезьянам в подгузниках, вразвалочку разгуливающим по сценам, в Японии уделяют куда меньше внимания, чем, например, медведям-мотоциклистам, выполняющим «смертельные номера» в китайских цирках. Жизнь подневольных обезьян регулируется японским Законом о защите животных, но законодательство в основном касается обращения с обычными домашними питомцами.

«Как правило, защитники животных отстаивают права котят и щенков, борются за приюты без усыпления. У любителей котиков больше последователей, – сетует Ямадзаки. – А мы боремся за то, чтобы закон применялся ко всем животным: и на фермах, и в лабораториях, и в зоопарках».

JDO_20180913_3542.jpg
Тиэми Сиина, дрессировщица обезьян – артистов сарумаваси, принимает ванну с тремя детенышами макак, самыми младшими членами «актерского» коллектива «Сен-дзу Но Сарумаваси». Дрессировщики из «Сен-дзу» часто спят с малышами – так они формируют привязанность у животных, с которыми в дальнейшем будут выступать.

В Японии существуют давние традиции использования зверей для развлечения, но, по мнению Ямадзаки, трепетное отношение к культуре не должно мешать защите обезьян-артистов от жестокого обращения. «Точно то же самое и с цирком. Если обратиться к истории этого зрелищного искусства, мы увидим, что животные подвергались чрезмерно жестокой дрессировке, и представления с обезьянами – не исключение. Но культура развивается, ведь она не высечена в камне», – уверен он.

В XXI веке вариантов сарумаваси много: от уличных фестивалей, на которых обезьяны в цветастых костюмах делают обратные сальто, до «Никко Сару-Гундан», где обезьяны-ученики притворяются, что делают математические вычисления, и играют на пианино в видео для YouTube. За 19 дней погружения в культуру сарумаваси я видела множество постановок, а в городе Уцуномия, расположенном примерно в двух часах езды к северу от Токио, посетила бар, где обезьяны в масках из папье-маше (одна из них напоминала Дональда Трампа) раздавали холодное пиво и теплые полотенца для рук.

В природе японские макаки, также известные как снежные обезьяны, довольно неприхотливы. Сегодня ни один из видов приматов, за исключением человека, не продвинулся так далеко на север. Природный парк обезьян Дзигокудани расположен на высоте 850 метров над уровнем моря в трех с половиной часах езды к северо-западу от Токио. Там и стали делать известные снимки для журналов и документальные фильмы, запечатлевшие покрытых инеем обезьян, нежащихся в термальных источниках. Было это еще до того, как толпы туристов принялись фотографировать диких животных и делать с ними селфи.

STOCK_MM8856_JDO_20070313_0967.jpg
В национальном парке Дзёсин-Эцу-Коген, в вулканической области на острове Хонсю, снежные обезьяны нежатся в термальных источниках. Когда-то люди начали кормить обезьян, чтобы те жили подальше от ферм и домов, и уже давно здешние макаки стали популярной достопримечательностью. Служащие парка кормят их и сегодня.

Несмотря на свое «холодное» прозвище, японские макаки встречаются по всей стране, включая субтропические леса на юге области их распространения. Они по-настоящему всеядны, питаются чем придется: от растений и фруктов до насекомых, коры и отбросов. Вот за эту неразборчивость в еде макак терпеть не могут некоторые фермеры.

Каждый год энгаи, то есть ущерб, причиненный обезьянами, исходя из оценки поврежденных посадок – в основном фруктов и овощей, составляет миллионы долларов. Фермеры используют ограждения, пугала и пиротехнику, чтобы отвадить обезьян, и подают жалобы в службы, занимающиеся отловом и истреблением животных-вредителей. В итоге, по данным министерства окружающей среды Японии, в стране ежегодно гибнет более 19 тысяч обезьян. Результат: в лесах остаются осиротевшие детеныши, которых сознательные граждане иногда ловят и передают в центры развлечений.

JDO_20161215_5523.jpg
Туристы наблюдают, как сотрудники парка обезьян Иватаяма на окраине Киото кормят диких японских макак. Хорошее питание способствовало росту популяции. Сейчас их развелось так много, что ежегодно более 19 тысяч обезьян в природе погибают от рук людей, пытающихся оградить крестьянские хозяйства от опустошения.

В один из вечеров неподалеку от Ямагути, на склоне холма, где мужчина приводил в порядок свой пруд с карпами кои, мы прогуливались по сельской дороге с 72-летним Сюдзи Мурасаки. Он остановился и жестом указал на большую – размером с четыре автобуса – пустую металлическую клетку, стоящую в поле. Перед нами была ловушка, смастеренная, чтобы с помощью еды заманивать внутрь обезьян, опустошающих посадки.

По словам Мурасаки, на прошлой неделе в поселении поймали с десяток обезьян. Он не знает, что с ними сделали, – скорее всего, застрелили, хотя, сказал мой спутник, лучше бы отправили в зоопарк. Два малыша были спасены и теперь останутся жить у его сына, Кохэи: тот будет дрессировать их для выступлений.

STOCK_MM8856_JDO_20170131_4542.jpg
Традиционные представления сарумаваси предполагают, что дрессировщик ассистирует обезьяне при исполнении трюков. На главной сцене в развлекательном центре «Никко Сару-Гундан» показывают блестящие, продуманные, тщательно отработанные номера с многократной сменой костюмов, в которых участвуют до шести обезьян. В мире такие развлечения вызывают все больше споров: противники шоу опасаются за благополучие животных.

Мурасаки – активист-правозащитник и бывший актер; он был одним из немногих, кто решил возродить традиционные представления сарумаваси после того, как в 1960-х древнее искусство практически исчезло. Сейчас он на пенсии, и развивать сарумаваси продолжает Кохэи. Мурасаки пояснил, что их выступления отражают подлинное восточное мировоззрение. Животные, уверен старик, посредники между зрителями и богом, и это не просто шоу с обезьянами, а настоящая церемония.

«Согласно японским поверьям, – продолжил Мурасаки, – любое существо может приносить удачу, и в традиционных представлениях сарумаваси каждое действие обезьяны наделено особым смыслом. Когда дрессировщик вращает животное за руки, он очищает место представления. Когда макака прыгает через два обруча, она дарит здоровье и долголетие, а обезьяна на ходулях, она как бы желает счастья и благополучия детям».

По словам Мурасаки, очень непросто добиться от животных выполнения сложных трюков. Даже на освоение основных номеров сарумаваси может уйти больше года. Первый шаг – приучить макаку сидеть на маленьком табурете. Дрессировщик показывает табурет и дает понять обезьяне, что она должна сесть. Если она подчиняется, дрессировщик хвалит ее и гладит. Затем следует обучение ходьбе на двух ногах. «Это очень нехарактерно для мартышек», – подчеркивает Мурасаки. Поэтому обезьяну в течение нескольких месяцев приходится водить за руки, пока она не начнет ходить самостоятельно, повинуясь команде.

Постепенно дрессировщик и обезьяна переходят к более сложным движениям и упражнениям. Со временем изготавливаются сначала маленькие, а потом и все более высокие ходули. Он с сыном, рассказал Мурасаки, позволяют обезьяне занять место лидера, поскольку иные варианты – крик и физическое насилие – не дают возможности выстроить с животным доверительных отношений.

STOCK_MM8856_JDO_20171002_0291.jpg
Каору Амагаи, живущий в традиционном японском доме в городе Ота, префектура Гумма, содержит трех макак. Каору рас-сказал, что обращается с питомцами как с детьми, одевает их (у него около сотни предметов специальной одежды), купает и кормит каждый день йогуртами. А лежащая на переднем плане цепь, уточнил он, нужна, чтобы обезьяны не растащили подгузники.

Есть и другие подходы. Цуеси Оикава, уже 20 лет работающий дрессировщиком в центре «Никко Сару Гундан», рассказал, что традиционно в процессе обучения использовали доминирование, показывая обезьянам людское превосходство. Чтобы обозначить свое место в иерархии, дрессировщики кричали на обезьян и даже иногда кусали их. Он сказал, что сам пользуется другим методом – через игру: «Мы относимся к ним как к своим детям. Если они выступили хорошо, мы хвалим их. Если нет, то ругаем».

Между тем по всему миру такие центры развлечений, как «Никко Сару-Гундан», все больше осуждают те, кто выступает против содержания диких животных в неволе и использования их для развлечения. «Мир негодует, видя эти трюки, поэтому так много цирков с животными закрываются, и страны вводят на них запреты», – уверен Джейсон Бейкер, старший вице-президент по международным кампаниям из организации «Люди за этичное отношение к животным» (PETA).

Тему развил Оикава. «К сожалению, история показала, что мы не можем рассчитывать на поддержку со стороны государств, особенно в таких странах, как Япония, где плохо работают законы о защите животных, – говорил он. – Никто не проверяет ни условия их содержания, ни то, как их дрессируют перед выступлением, никто не выясняет, как их разлучали с матерями и что происходит со зверями, когда они перестают быть пригодными для индустрии развлечений».

С другой стороны, заметил Оикава, люди, возмущенные неэтичностью использования животных в выступлениях, не понимают японской культуры сарумаваси. «Мы любим обезьян – и мы на их стороне. Мы не применяем жестоких методов дрессировки», – подчеркнул он.

рекомендации
Информация

Как строили самое высокое здание в Центральной Азии

Восклицательный знак

На что способны HONOR Watch GS Pro: узнайте в спецпроекте «Время движения»!

Корзина, продукты, товары, супермаркет

Тест: как не попасть на крючок гринвошинга