Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Экспедиция «9 легенд Русского Севера»
Природа

Спасти океаны: проект «Первозданные моря» на страже акваторий

Текст: Кеннеди Уорн; Фото: Энрик Сала
27 октября 2020
PRISTINESEAS_Galapagos 2015 UW-1597.jpg
Косяк ксеноцисов расступается перед морским львом у Исабелы, одного из Галапагосских островов. После экспедиции «Первозданных морей» в 2015 году близ островов Дарвина и Вулфа открылся новый заповедник, и площадь охраняемых районов, где запрещена рыбная ловля, увеличилась почти на 40 тысяч квадратных километров.
Проект спасения океанов расширяет задачи: он должен помочь увеличить запасы рыбы и стабилизировать климат.

В 2007 году Энрик Сала уволился с должности профессора в Институте океанографии Скриппса – потому что устал писать некрологи. «Я понял, что веду все более подробный поминальный список океана», – объясняет он.

Вместо того чтобы продолжать регистрировать вымирающие виды, Сала решил попытаться защитить существующие – в тех участках океана, куда еще не добралась Смерть.

Эти последние первозданые уголки пока не пострадали от чрезмерного вылова рыбы, загрязнений и изменения климата. «Нам нужно было отправиться туда, где океан все еще выглядит так же, как и 500 лет назад, – говорит Сала. – Нужно было вернуться к исходным показателям здоровых морей. Возможно, мы не сумеем вернуть весь Мировой океан в первозданное состояние, но эти места вселяют надежду».

Чтобы защитить такие зоны, в 2008 году Сала и Национальное географическое общество запустили проект «Первозданные моря» (Pristine Seas). За 12 лет он помог создать 22 морских заповедника, от царства гигантских водорослей к югу от мыса Горн до питомников горбатых китов в Габоне. Эти заповедники составляют две трети особо охраняемых акваторий мира, общая площадь которых превышает 5,5 миллиона квадратных километров.

Теперь Сала и его команда поставили еще более масштабную цель: добиться охраны более трети Мирового океана не только для поддержания биоразнообразия, но и для пополнения запасов рыбы и сохранения углерода.

PRISTINESEAS_COCOS4888.jpg
Бронзовые акулы-молоты, остров Кокос
PRISTINESEAS_TDF-278.jpg
Южный морской лев, остров Эстадос
PRISTINESEAS__HEN8190.jpg
Крупночешуйный кудрепер, остров Хендерсон, острова Питкэрн
PRISTINESEAS__SG20027.jpg
Гигантский коралл, возможный возраст – несколько сотен лет, остров Пасхи
PRISTINESEAS_NC2_9045.jpg
Рыба клоун, Новая Каледония

Один из самых приятных аспектов работы для Сала – это сотрудничество с местным населением в тех регионах, которые он и его команда хотят сделать заповедниками. На острове Питкэрн, Британской заморской территории в южной части Тихого океана, команда «Первозданных морей» работала в тесном сотрудничестве с пятью десятками местных жителей.

«Мы показали им подводный мир, которого они никогда не видели, – вспоминает Сала. – Мы сказали: “Питкэрн – одно из нетронутых уголков планеты, и он принадлежит вам. Но остров находится под угрозой из-за иностранных рыболовных судов, которые незаконно ловят рыбу в ваших водах. Вы можете решить эту проблему”».

Жители Питкэрна поняли, что могут защитить свой дом, вспоминает Сала, и в 2015 году по просьбе островитян британское правительство создало морской заповедник площадью 834 тысячи квадратных километров вокруг Питкэрна и необитаемых соседних островов: Дьюси, Оэно и Хендерсона.

Далеко к западу от Питкэрна, в Микронезии, проект «Первозданные моря» работал с коренными жителями островного государства Палау, поддерживая древние традиции охраны природы современными методами. Веками жители Палау, чтобы сохранять и восстанавливать запасы рыбы на рифах, выделяли зоны – так называемые булы – где рыболовство было на время запрещено. Постепенно они создали 35 заповедников, которые защищают морскую фауну вокруг островов, и в некоторых из них лов запретили навсегда. Президент Палау Томми Ременгесау попросил команду Сала сравнить популяции рыбы внутри и за пределами заповедников. Выяснилось, что промысловых видов в охраняемых зонах почти вдвое больше.

Команда снимала свои погружения и показывала видеоматериалы по всему острову. «Мы хотели, чтобы жители Палау увидели, насколько хорошо работают их традиционные методы охраны природы, осознали, что они не только защищают рифы, но и создают условия для туризма», – рассказывает Сала. В 2015 году Национальный конгресс Палау учредил морской заповедник, охватывающий 80 процентов исключительной экономической зоны страны, подтвердив то, что давно поняли ее жители: процветание экономики зависит от здоровья окружающей среды.

PRISTINESEAS_Gabon0383.jpg
Стайка мальков прячется среди двухметровых щупалец медузы у берегов Габона. Сеть морских охраняемых районов Габона охватывает 28 процентов вод страны, обеспечивая защиту 20 с лишним видам китов, дельфинов и черепах.
PRISTINESEAS_Galapagos_2015_UW-3717.jpg
Мангровые заросли в неглубоких мутных водах у побережья острова Исабела – прекрасные ясли для черноперых акул. Этот вид акул размножается живорождением, самки приносят от четырех до десяти детенышей за раз.
PRISTINESEAS_Palau2014_ES-4026.jpg
Золотые медузы, озеро Медуз, Палау
PRISTINESEAS_Gabon0224.jpg
Мурена на коралле, Габон
PRISTINESEAS_COCOS3398.jpg
Зеленая черепаха, остров Кокос, Коста-Рика
PRISTINESEAS_Palau_2014_ES-5676.jpg
Луциан бохар, Палау

Пока эту истину осознали не все. В большинстве стран охрана морской природы приносится в жертву интересам рыболовства, нефтеперерабатывающей и горнодобывающей промышленности. Всего 7 процентов Мирового океана находятся под охраной – впрочем, часто весьма условной – и только 2,5 процента по-настоящему защищены от эксплуатации. За пределами этих зон ресурсы океана продолжают истощаться. Каждое следующее поколение людей растет с новой нормой, с более низким уровнем разнообразия морских видов и количества рыбы. И абсолютное большинство даже не знает, что потеряло.

Это происходит из-за повреждения или уничтожения среды обитания видов, чрезмерного вылова рыбы и изменения климата, которое приводит к одновременному повышению температуры и окислению океана. Сегодня проект «Первозданные моря» корректирует свою миссию, чтобы противостоять всем трем угрозам. Сала считает, что создание сети морских охраняемых районов (Marine Protected Areas, МОР) пойдет на пользу и биоразнообразию, и продовольственной безопасности, и климату.

Выгода для биоразнообразия очевидна – то же происходит и на суше, где в заповедниках и национальных парках тысячи видов получили шанс на выживание. Польза МОР для рыболовства менее очевидна. Считается, что уменьшение рыболовных зон вредит отрасли. Но это не так, уверен Сала.

«Рыболовная промышленность заявляет, что мы не можем создавать новые особо охраняемые акватории, потому что нужно ловить больше рыбы, чтобы накормить почти 10 миллиардов человек – такова прогнозируемая численность населения Земли к 2050 году, – говорит Энрик. – Но злейший враг рыболовства – чрезмерный вылов».

PRISTINESEAS_FJ3_4785.jpg
Атлантические моржи кормятся и отдыхают на берегу острова Нортбрук, Земля Франца-Иосифа. В 2016 году архипелаг стал частью национального парка «Русская Арктика» и теперь обеспечивает охрану таких видов, как белые медведи, гренландские киты, белые чайки и атлантические моржи. К началу ХХ века охотники едва не истребили моржей, но сегодня их насчитывается уже более десяти тысяч особей.
PRISTINESEAS__SYG7757.jpg
Ксантихты, остров Пасхи.
PRISTINESEAS_TDF-633.jpg
Десятиногий рак семейства Munididae, остров Эстадос
PRISTINESEAS_Palau2014_ES-250.jpg
Желтополосые зубатые пентаподы, Палау

Запасы рыбы истощаются, для их восстановления нужно время. Именно поэтому МОР – не враги рыболовству. «Наши исследования показывают, что охрана океана может принести индустрии чистую прибыль», – утверждает Сала.

В пользу этого говорит и ситуация с ярусной ловлей тунца на Гавайях после создания и расширения двух охраняемых акваторий США в Тихом океане. Морские национальные памятники Папаханаумокуакеа и Тихоокеанские Отдаленные острова – одни из крупнейших охраняемых природных акваторий на Земле. Здесь прекрасно себя чувствуют кораллы, рыбы, включая акул, птицы и киты. Рыбаки выступали против заповедных акваторий, поскольку их создание означало запрет промышленного рыболовства на территории, равной четверти всей исключительной экономической зоны США. Однако некоторые исследователи обнаружили, что местная рыболовная промышленность не понесла экономического ущерба в долгосрочной перспективе.

OurPristineSeas_color3.jpg

Чем строже природоохранные меры в определенной зоне, тем больше польза для рыбаков, работающих за ее пределами, – такие результаты описаны для разных видов, от тунца до моллюсков. Надежно охраняемые морские заповедники, по словам Сала, похожи на инвестиционный счет с нерасходуемым основным капиталом: они обеспечивают ежегодную прибыль в виде взрослых рыб, мальков и беспозвоночных – те покидают заповедники и пополняют косяки.

Сегодня во всем мире судьба МОР в руках политиков. Например, в США президент Трамп заявил, что намерен открыть для промышленного рыболовства единственный в стране морской национальный памятник в Атлантике.

PRISTINESEAS_DESV_UW2129.jpg
Осьминог, Сан-Амбросио, острова Десвентурадас, Чили
PRISTINESEAS_untitled-1420.jpg
Бычок на мягком коралле, Палау
PRISTINESEAS__SYG7726.jpg
Талассома, остров Пасхи, Чили
PRISTINESEAS_TDF-167.jpg
Крабоид, остров Эстадос, Аргентина

Между тем такие акватории не только помогают сохранить биоразнообразие. Их вклад в регулирование климата связан с тем, что морские отложения – одно из главных хранилищ углерода на Земле; его там больше, чем в почве на суше. Нетронутые отложения могут удерживать углерод тысячи лет. Но в ходе рыбной ловли с помощью донного трала или добычи полезных ископаемых на морском дне отложения разрушаются, и накопленный углерод возвращается в атмосферу.

«Мы сорвем выполнение Парижских соглашений по климату, допустив повышение глобальной средней температуры более чем на 2 градуса Цельсия, – признает Сала, – если не сохраним значительную часть планеты в ее первозданном состоянии».

Сала с коллегами подсчитал, что увеличение площади МОР в 14 раз, с 2,5 до 35% поверхности Мирового океана, позволит сохранить 64% видового разнообразия и задержит 28% углерода; мировой улов рыбы при этом вырастет на 10 миллионов тонн.

Это может показаться невозможным, но все прочие варианты внушают ужас. Мы и дальше хотим писать и читать поминальные списки океана, или же мы хотим передать следующим поколениям океан, в котором кипит жизнь? Нам нужно сделать выбор.  

рекомендации
Айсберг

Путешествие на Ямал: почувствуй гармонию Арктики

Звезда

Море на краю света: новый заповедник Огненной Земли

Фотоаппарат generic icon

Выходные в Рязанской области: куда пойти и чем заняться

Вопросительный знак, вопрос

Безопасно ли оставаться дома? Устраиваем детокс для своей квартиры