Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
National Geographic №195, декабрь 2019
National Geographic Traveler №72, ноябрь 2019 – январь 2020
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Природа

Сувенирный вулкан

Текст: Александр Грек Фотографии: Андрей Каменев
23 декабря 2011
/upload/iblock/04d/04d6d42e712652adea3bf10dc2f74337.jpg
Извержение 2000 г. Вулкан привлекает туристов и вулканологов.
Фото: SPL/East news
/upload/iblock/b92/b92474d96e267e92e149610bcad1c171.jpg
Уже 245 лет назад извержения Этны, подобные тому, что изображено на гравюре Жана-Батиста Шапуя с картины Алессандро Д’Анны 1766 года, служили визитной карточкой Сицилии.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/564/564672b73b1b1b6dd64b14af9b3fa8b8.jpg
Без опытного проводника-чичероне среди многочисленных побочных кратеров Этны и вулканических бомб в человеческий рост, а то и выше легко заблудиться.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/03b/03b7077a0a675f7c4cc80a975cc4eb8f.jpg
Конус начал расти 35 тысяч лет назад в результате частых излияний лавы и выбросов пепла, как в январе этого года.
Фото: НАСА
/upload/iblock/e32/e3263455636e770fa3ee6d42662c91f1.jpg
Люди используют ее плодородные почвы, привлекательность для туристов и даже вулканический пепел, из которого лепят сувенирную керамику.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/d15/d15948d114a907d51f799e1416ff73fb.jpg
Окрестности Этны выглядят как после бомбежки – только бомбы здесь падали и рвались вулканические.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/a80/a80e4ead8b3328d27804b5099843aea2.jpg
Туристы собирают кусочки вулканических бомб на сувениры и переживают, что не могут унести горсть жидкой лавы.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/a26/a26d65629a3b8407a030ce68b1eb21e3.jpg
Более четверти сицилийцев живет в окрестностях пылающей, как 13 января этого года, Этны.
Фото: Reuters/Vostock-Photo
Начиная с 1500 года до новой эры вулкан Этна давал о себе знать более 200 раз. В последние годы его активность особенно увеличилась.
Европу в последнее время, конечно, трясет, но все равно она все еще остается оплотом незыблемости и постоянства. Даже вулканов в Европе нет. «Как нет? – спросите вы. – А Везувий, Стромболи, Этна да и сам Вулкан, давший родовое имя всем огнедышащим и жаропышущим горам?» Все равно нет. Потому что Сицилия с Этной – это Африка. И даже окрестности Неаполя с Везувием, а также Помпеями и Геркуланумом, с трудом расчищенными от его пепла и лавы, – тоже Африка. Именно здесь Черный континент уперся своим крутым лбом – Апеннинской грядой – в Европу. Жар этой схватки и выходит на поверхность вулканическими выбросами.
Последние 40 лет Этна извергается в среднем каждые полтора года. Люди привыкли к постоянству извержений настолько, что вулкан стал своего рода сувениром.
В плену стереотипов. Впрочем, профессиональный вулканолог назовет этот регион не Европой и не Африкой, а микроплитой Адрией – небольшим отторженцем древнего суперконтинента Гондваны. Что касается самих итальянских вулканов, то, несмотря на почти двадцативековую – со времен Плиния Старшего, погибшего при извержении Везувия, – историю исследований, секреты их происхождения ученые так до конца и не раскрыли. Тайны характеров тоже. А они все на удивление разные: Стромболи, не затухая, светит морским маяком, Везувий извергается крайне редко, но метко, как это ни печально, а Этну можно назвать самым дружелюбным вулканом в мире. Конечно, и он далеко не безобидный, но люди привыкли к постоянству извержений настолько, что вулкан стал своего рода сувениром. Так что главная достопримечательность Сицилии не мафиози в белых носках, не Сиракузы с античными руинами, не катакомбы Палермо с развешанными по стенам покойниками, а Этна. Круглосуточный гигантский суператтракцион. И самый активный вулкан в мире: последние 40 лет он извергается в среднем каждые полтора года. Но слухи о его кровожадности опять же для доверчивых туристов: кто ж добровольно откажется побывать «на волоске от смерти»? Письменные источники свидетельствуют об обратном: за все время сосуществования людей и вулкана погибло 77 человек. Если принять во внимание многие тысячи путешественников и сотни вулканологов, всеми правдами и неправдами стремящихся попасть в самое жерло вулкана, эта цифра поражает. Более того, гибнут любопытствующие особы, как правило, не романтично в раскаленной лаве, а буднично и глупо. Например, в сентябре 1997 года четыре человека надышались ядовитыми вулканическими газами, хотя их предостерегали от похода на гору в неурочное время. Случалось, что туристы пропадали на туманных склонах – среди десятков потухших и похожих друг на друга побочных кратеров заплутать немудрено. Вот и мы сейчас карабкаемся в нулевой видимости, точнее невидимости, утопая в тонкой вулканической пыли. Зачем? Вокруг унылый внеземной пейзаж. («Внеземной» – не игра слов. В 1970-х прототипы луноходов и марсоходов испытывали у подножия камчатского вулкана Толбачик – там, где раскинулись обширные пепловые поля Большого трещинного извержения, мало чем отличающиеся от инопланетной поверхности.) Отдав должное романтике и вымокнув в тумане, мы поворачиваем – заглянуть в жерло вулкана не удастся, а посмотреть на побочные кратеры можно, и не уподобляясь скалолазам – они рассыпаны по всей Этне. Битвы с огненной горой. Столетия назад 25 километров, отделяющие приморский город Катания от вершины Этны, туристы преодолевали пешком, или, в лучшем случае, на муле. Сегодня почти половину пути можно проехать на автомобиле, дальше – на горнолыжном подъемнике, хотя до центрального кратера канатка не доходит. Этна ревностно оберегает свою вершину: периодически заливает лавой верхние опоры канатной дороги. Однако, отгоняя назойливых посетителей от самого сокровенного, вулкан делает это весьма корректно: лавовые потоки редко движутся быстрее пешехода: всегда можно успеть посторониться. Или вступить с лавой в схватку. Одна из грандиозных битв между жителями Катании и Этной разыгралась в 1669 году, когда из нового кратера, прорвавшегося в километре от прежнего, на городок потекла лава, выжигая по пути виноградники, сады и поля. Бесстрашные сицилийцы обули кожаные сапоги, завернулись в мокрые бычьи шкуры и погнали повозки, груженные бочками с водой, к фронту потока, где яростно принялись за дело, подбадривая себя пением и громкими криками. Люди отгоняли огненные ручьи дроковыми метелками, окуная их поминутно в бочки с водой: так они рассчитывали охладить поверхность лавы и остановить ее (насколько успешно – история умалчивает). Рыли обводные траншеи, стремясь пустить поток по безопасному руслу. Возможно, поле битвы и осталось бы за катанийцами, если бы на помощь Этне не подоспели жители другого вулканического городка, Патерно. Дубинами и вилами они обратили в бегство борцов с лавой. Ведь в случае победы жителей Катании над вулканом лава поглотила бы Патерно: огненный поток нельзя остановить, его можно только перенаправить в другую сторону. В итоге лава достигла стен Катании, постояла перед ними, набираясь сил, перемахнула через верх и прошла до моря сквозь город… Закон есть закон. С тех пор существует неписаное правило, запрещающее препятствовать естественному течению лавы. Склоны Этны со временем заселялись все теснее, и отвод раскаленных потоков от своего дома неизбежно вел бы к гибели соседнего. Впрочем, спустя 323 года, когда опасность нависла над Дзаффераной Этнеей, Гражданский департамент по спасению предпринял «Операцию Этна», и огненная река с помощью земляных валов и канав была развернута в 700 метрах от городских домов. Конечно, в борьбе со стихией не обходилось без помощи богов. Тем более что античным жителям возносить молитвы выпало совсем недалеко: мастерская Гефеста – бога огня и покровителя кузнечного ремесла – располагалась на вершине Этны. Там же молва поселила и его римского коллегу – Вулкана. Почему никому из древних не пришло в голову взобраться на вершину и убедиться в наличии там загородной резиденции богов, остается загадкой. Может быть, опасались гиганта Полифема? Одноглазый отпрыск сотрясателя земли Посейдона жил на Сицилии, пугая всех громовым голосом и разбрасывая скалы, из-под которых вытекали кроваво-красные реки. Миф, кстати, очень точно описывает огнеокую гору в поэтичном образе одноглазого гиганта. Врача и философа Эмпедокла ни боги, ни великан не испугали, и он поселился на склоне горы в неказистой каменной лачуге. Ведь из четырех основ материи этот философ за основу почитал огонь. А почему бы и нет? Именно огонь Этны создает плодородные почвы Сицилии: нет лучшего удобрения, чем вулканический пепел. Потому люди, пережившие десяток мощных извержений до начала новой эры и еще больше – за последнюю пару тысячелетий, начиная с 79 года, когда Этна пробудилась за компанию с Везувием, не желают покидать обжитые места. Сегодня на смену ставшему убыточным земледелию, пришел вполне оправдывающий себя туристический бизнес. Этна, как может, старается помочь землякам и разнообразит жизнь туристов, извергая почти каждый год то один поток лавы, то сразу три. И расцвечивает огненные потоки когда белой (при 1150С), когда темно-красной подсветкой (до 475С). Потряхивает остров (бывает до 270 толчков в сутки), но несильно – до 3–4 баллов по шкале Рихтера. Иногда рассыпает вулканическим пеплом до самой Ливии и бросает вулканические бомбы, но недалеко. Единственная незадача: если вдоль набережных Сены стоят ряды лотков с сувенирными Эйфелевыми башнями на память о Париже, сувениры в виде действующих вулканчиков делать еще никто не научился… Но долго ли продлится идиллия? «Был в истории Этны и менее вегетарианский этап, когда извержения сопровождались взрывами и обрушениями, – рассказывает вулканолог Мария Васильева из Института рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии РАН. – С тех пор состав вулканических продуктов изменился, и жидкие базальтовые лавы давно не устраивают никаких каверз, но однажды все может повернуть вспять». Подождем еще тысячу лет. А вдруг не больше года?