Поиск
x
Журнал №190, июль 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Природа

Царство лотосов

Текст и фотографии: Андрей Каменев
20 апреля 2012
/upload/iblock/c0d/c0df09eb2cb699f9e92a53fcbaeaf9f0.jpg
Лотосам приписывают чудодейственные свойства: они снимают стресс, укрепляют иммунитет и даже способствуют омоложению.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/c1a/c1aa46b6d48bcecef9f51b517112c59f.jpg
Европейские садоводы открыли для себя лотосы в конце XVIII века и стали украшать ими оранжереи и водоемы.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/d3f/d3f7edc8637867d78499fd8b620fc853.jpg
Бутон лотоса. После окончания цветения лепестки лотоса опадают, а в углублениях цветоложа созревают орешки около полутора сантиметров длиной (на следующем снимке).
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/d21/d21fc944e593607185fccedc5bb799f0.jpg
Орешки очень долго сохраняют всхожесть. К примеру, семена лотоса, которые хранились в музеях, прорастали и через 150, и через 200 лет после сбора.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/c3a/c3a6b30efcddbc16331cac249b5d3d4c.jpg
В лотосовых зарослях водится много видов околоводных насекомых, в том числе и эти стрекозы-стрелки.
Фото: Андрей Каменев
Эти цветы ассоциируются с экзотикой и Востоком. Но выяснилось – они давно живут и у нас на Волге. Как они там оказались?
Я давно занимаюсь фотосъемками живой природы и «по долгу службы» успел посетить более 70 стран. Cнимал множество водных растений – но ни одно из них не произвело на меня такого сильного впечатления, как лотосы. Их необычная, сдержанная красота вызывает бурю эмоций, и не у меня одного. Работая в Юго-Восточной Азии, я узнал о культе лотоса, особо распространенном в Китае и Индии. Индийские мудрецы говорили: «Цветок лотоса – это корабль, на котором утопающий среди океана жизни может найти спасение». И нашу Землю они представляли в виде огромного лотоса, цветущего на воде. Лотос для индусов – символ чистоты: вырастая из грязи, он остается девственно чистым. Не случайно с ним сравнивают целомудренного человека, к которому не пристает никакая скверна. Многие индийские боги часто предстают нашему взору стоящими или сидящими на цветке лотоса. В Египте изображения этих цветов украшали колонны дворцов и храмов. Даже скипетр фараонов делали в виде цветка лотоса на длинном стебле, и на гербе Египта с древнейших времен красуются пять цветов лотоса. В 1881 году в гробнице фараона Рамзеса II и принцессы Нси-Хонсу археологи также обнаружили несколько засушенных бутонов лотоса, пролежавших в земле целых три тысячи лет и сохранивших цвет. Я видел лотосы в Индии и в Таиланде, в Австралии и в Америке – но никогда еще в Европе. Оказалось, одно из немногих мест в нашей части света, где встречаются эти удивительные создания природы, – дельта Волги. Как они сюда попали? В доисторическую эпоху лотос был распространен в Европе и даже в некоторых местах Сибири – и, возможно, на Волге он сохранился с третичного периода. Либо уже гораздо позже из Азии его завезли купцы, монахи-буддисты или занесли перелетные птицы. Лотос орехоносный (Nelumbo nucifera), растущий в дельте Волги, называют еще каспийской розой, астраханской розой или чулпанской розой – в честь Чулпанского залива, где его впервые обнаружили. Растет он на мелководьях с хорошо прогреваемой водой, а в годы обмельчания реки выживает и на суше. В прикаспийском климате эти цветы никогда не вымерзают, даже в холодные зимы. Правда, сто лет назад Волга чуть не лишилась своих лотосов, но вовсе не из-за капризов природы. Все дело было в их вкусных плодах – орешках около полутора сантиметров длиной. Волгари исстари не только лакомились ими сами, но и кормили домашнюю птицу, свиней. В процессе сбора плодов часто повреждались корневища. Лотос сильно пострадал от такой любви к орешкам, и к началу XX века оказался на грани полного исчезновения.
Удивительно, но факт. Самые большие в мире лотосовые поля – на Каспийском взморье.
Спасло цветок то, что в 1919 году в дельте решили основать Астраханский заповедник. Благодаря ему восстановилась численность представителей многих видов флоры и фауны, к тому моменту почти истребленных. Площадь зарослей лотоса в дельте Волги увеличилась чуть ли не в тысячу раз и продолжает расширяться. В 30-х годах его с Каспийского взморья даже пытались пересадить в дельту Кубани. Начало эксперимента было удачным, но растения все-таки не выжили. Сегодня снова пытаются повторить эксперимент. Может, на этот раз Кубань зацветет лотосами? Дельта Волги уникальна еще по одной причине: на Каспийском взморье цветут самые большие лотосовые поля планеты, они достигают 15 километров в длину и трех – в ширину. Я и прежде часто здесь бывал, фотографируя птиц, которых в заповеднике почти 300 видов: большие колонии белых цапель и бакланов, фазаны, пеликаны, лебеди, орланы (гнезда некоторых из них выдерживают вес человека). Но в этот раз я впервые приехал летом: ради лотосов, которые цветут в июле-августе. От Астрахани 80 километров на машине – до ближайшей протоки дельты, где расположена рыболовная база и живет мой знакомый егерь. Вообще, при желании посмотреть лотосы надо обращаться к егерям – они знают не только все красивые места, но и саму дельту, где без проводника легко заблудиться в бесконечном количестве проток, заводей и островов. Проплыв на моторной лодке полтора-два часа, мы добрались до култуков – заболоченных участков воды. В них нет течения, и потому растет лотос, а также тростник, белая лилия, кубышка желтая и другие водные растения, которые в протоках смывает течение. Мы заглушили путающийся в водорослях мотор и поплыли, отталкиваясь ото дна огромными волжскими шестами по четыре метра длиной. Наконец-то мы приблизились к цели нашего путешествия. Лотосы стояли в воде, сияя своими бледно- и ярко-розовыми лепестками. Высота стебля лотоса – до двух метров, а диаметр его листьев – до метра. Один цветок лотоса держится трое суток, но их много, и чудесное цветение может длиться долго. Самое поразительное в этом цветке его величина – до 40 сантиметров в диаметре – и одновременно какая-то трогательная хрупкость и незащищенность. Но только кажущаяся. Понял я это очень скоро, когда начал фотографировать. Стоя в лодке, сделать хорошие снимки невозможно, так что мне пришлось выйти и двинуться по мелководью, продираясь сквозь настоящие прикаспийские джунгли, сплошные заросли, большей частью из тростника. А среди них – и «беззащитные» лотосы, на поверку оказавшиеся коварными и вредными растениями: под прекрасными бутонами прятались стебли с мелкими шипами. Едва тронешь стебель – шипы обламываются и надолго застревают в коже, вызывая зуд. Вытащить же их все почти невозможно. При этом идти приходилось по грудь в воде с фотокамерой в руке. Ноги обволакивали цепкие гирлянды водорослей, что также не способствовало легкому передвижению. В течение последующих нескольких дней мне пришлось проводить по пять-семь часов в этом «болоте», а также периодически нырять, делая подводную съемку. В итоге я получил около тысячи фотографий, шесть из которых публикуются в этом очерке.