Поиск
x
Журнал №189, июнь 2019
Журнал №69, апрель - май 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
NG-клуб
Интервью с финалистами нашего фотоконкурса: часть шестая
Мария Смагина
18 января 2013
/upload/iblock/953/953a4dffdedeb9105792231e0048cbd4.jpg
Мы взяли интервью у финалистов конкурса «Дикая Природа России 2012» - у Александра Семенова, победителя в номинации «ПОДВОДНАЯ СЪЕМКА», Александра Попкова, победителя в номинации «ЮНЫЕ ТАЛАНТЫ», и Ростислава Машина, победителя в специальной номинации «За чистое будущее озера Байкал».
/upload/iblock/735/735be7e78b63e10fcd3b3dd6eb78ca54.jpg

Александр Семенов, победитель в номинации «ПОДВОДНАЯ СЪЕМКА», автор работы «Предзакатная цианея»

Летом 2012 года в Белом море было необычно много медуз. Даже глядя сверху, можно было насчитать несколько сотен медуз, проносимых течением мимо причала. А из-под воды это все выглядело совсем фантастически: десятки парящих на разной высоте медуз, распустивших свои длинные полупрозрачные щупальца или же совсем их растерявших, как эта. Практически каждый день вечером, после работы я снаряжал камеру, надевал гидрокостюм и шел смотреть на эту картину. Этот снимок – один из нескольких десятков, которые могут полностью проиллюстрировать весь жизненный цикл этих медуз, от крохотной двухмиллиметровой эфиры до полуметровых гигантов с 15-20-метровыми щупальцами. В этом сезоне выяснилось, что многие медузы теряют свои щупальца, когда стареют и значительно уменьшаются в размерах в период размножения или сразу после него. Возможно, они частично «переваривают» себя, чтобы получить дополнительный строительный материал для производства потомства. Но этот факт еще предстоит проверить. Конец августа – время, когда медузы уже начинают умирать и исчезать из планктона. Найти в это время неповрежденную медузу практически невозможно, но из-за аномально высокой численности цианей в этом году мне попалось на глаза несколько по-настоящему красивых медуз. В основном они все были дырявые, порванные или изъеденные паразитическими рачками, которые живут у них внутри и размножаются сотнями. Удивительно, что мне встретилась именно эта медуза, уже отбросившая щупальца, но еще крепкая и целая, с аккуратным пучком ротовых лопастей. Я увидел такую впервые за несколько лет. Самый сложный технический момент в подводной съемке – это сочетание искусственного и естественного света в кадре. Но можно добавить себе проблем, взяв объектив с ручным фокусом, как это сделал я, и снимая у самой поверхности. При этом нужно не дышать, чтобы всплывающие пузыри не попали в кадр, не колыхали поверхность воды и не залетали медузе под купол, переворачивая ее и лишая «товарного» вида. Кроме того, все это происходит в северном море, в холодной воде, в сухом костюме и толстых перчатках, что тоже добавляет «радости». Медузы – потрясающие создания. Я очень люблю медуз. Они необычные, интересные, и фотографии с ними получаются отличные. Только вот жгутся они очень неприятно. Аномальная численность медуз теперь означает для меня только одно – как ты не прикрывай лицо (это единственная открытая часть тела при погружениях в сухом костюме) и не уворачивайся от их щупалец, все равно какая-нибудь юркая цианея обовьется вокруг легочника и обожжет тебя. Один раз я даже вылез уже из воды, успешно избежав всех медуз, снял маску, вынул легочный аппарат изо рта и решил почесать лицо рукой, а на перчатке, как выяснилось, был целый набор цианейных щупалец.
/upload/iblock/dc6/dc60ae45f400358e7c74ed8d71f0b644.jpg

Александр Попков (16 лет), победитель в номинации «ЮНЫЕ ТАЛАНТЫ», автор работы «Квинтет»

Снимок был сделан в Ставропольском крае. Как все знают, животные, а в частности птицы, непредсказуемы. Вот и этот кадр вышел спонтанно. Но это была далеко не первая встреча с семейством ушастых сов, которые жили в одном сквере уже на протяжении 3 лет. Я начал наблюдать за ними в конце мая 2012 года. За три месяца было снято несколько тысяч кадров, многие из которых также вышли весьма забавными. Я провел с совами несколько десятков часов, узнал подробности об их поведении и буквально через месяц был очень далек от распространенного мнения о неразумности поведения животных. Войдя в сквер 25 мая, я увидел два пушистых комочка, синхронно провожающих взглядом все, что движется (за время нашего «общения» мне показалось, что распространенное мнение о дневной «слепоте» сов не совсем правильно), спустя неделю моему взгляду предстало уже шесть совят-комочков и строго наблюдающие за ними родители. Почти каждый день я приходил в сквер, делал несколько серий и просто наблюдал за семейными играми, совещаниями и неурядицами. И вот однажды, идя куда-то по своим делам, я проходил мимо сквера и решил-таки в него заглянуть... И мне предстала совиная лестница (у деревьев были «правильные» ветки), я достал фотоаппарат и, забыв сменить баланс белого и режим съемки, сделал три серии... Вторая сверху сова перепрыгнула на другое дерево, другие передвинулись на своих ветках. Я понял, что другого шанса уже не будет. Никаких технических изощрений не было — это был простой бытовой кадр, «берущий» своим сюжетом. К кадру я отношусь критично, но, увы, переделать уже нельзя. Перед отлетом совята сделали мне еще один подарок — позволили сделать несколько крупных портретов двух птенцов, сидевших на высоте всего лишь трех метров. Люди, заметившие совят, не причиняли им вреда. Помню охранника местного магазина, который всегда рассказывал интересные истории из их жизни... Разговоры с ним и многие другие детали создавали в сквере уютную и по-домашнему добрую атмосферу. К моменту вылета из сквера все птенцы были живы и здоровы.
/upload/iblock/6b0/6b02ad357af6da5e5f3c33c0299c6942.jpg

Ростислав Машин, победитель в специальной номинации «За чистое будущее озера Байкал», автор работы «Восход с мыса Бурхан»

Снимок был сделан во время одного из моих многочисленных путешествий по Байкалу, «Ольхонского фотосафари», в июне 2011 года. Впервые на Байкале я побывал лет 5 назад, и Байкал настолько поразил меня своей неповторимостью, разнообразием, масштабностью, что спустя несколько месяцев я вернулся туда. Потом вернулся еще раз, и еще, путешествовал по Прибайкалью и Забайкалью во все времена года, застал и 45-градусные морозы, и ясное, солнечное ольхонское лето. Накануне съемки я уснул в 3 утра - снимал ночное небо, и, проспав 2 часа, встал в 5, на рассветную съемку, бродил в поисках интересного вида по окрестностям мыса Бурхан в компании таких же, как и я, фанатичных (в хорошем понимании этого слова), искренне любящих и свою профессию, и байкальскую природу фотографов. Как только показалось солнце и осветило знаменитые шаманские столбы Ольхона, я увидел потрясающее небо над Шаманкой и понял, что надо снимать именно оттуда. Тогда я находился в нескольких километрах от Бурхана. Преодолев пару-тройку километров с многокилограммовым фотооборудованием, я сделал серию снимков, в том числе и этот. Победа в конкурсе ценна для меня тем, что пейзаж не является для меня «родным» жанром. Я занимаюсь преимущественно макрофотосъемкой. Тогда, встав в 5 утра и пробежав несколько километров, имея всего пару минут в запасе до того, как солнце окончательно взойдет, мне оставалось полагаться только на творческую интуицию и свою любовь к Байкалу, и я рад, что эти чувства меня не подвели. Читайте также интервью с победителями и призерами в номинациях «ПЕЙЗАЖ», «МЛЕКОПИТАЮЩИЕ», «ПТИЦЫ», «МАКРОСЪЕМКА», «ЧЕРНОЕ И БЕЛОЕ», «ОТ ЗАКАТА ДО РАССВЕТА» и «РАСТЕНИЯ».