Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Экспедиция «9 легенд Русского Севера»
#ngarctic2017

Да будет свет!

Андрей Паламарчук
26 ноября 2017
/upload/iblock/6f8/6f8f78e4912e789b183643d8e4e82b22.JPG
Последние часы во льдах, первые часы с солнцем.
Фото: Андрей Паламарчук
/upload/iblock/9c7/9c73fa14f5de35a3a66604b2d6b61c84.jpg
Капитан «Федора Ушакова» Александр Кутлубаев.
Фото: Елена Чернышова
Встреча с белыми медведями, первый за долгое время рассвет, а также наблюдения за плавучими «блинчиками» и «салом»: последние события с ледокола «Федор Ушаков» – в очерке Андрея Паламарчука.
За последние дни произошло слишком много слишком важных событий. Во-первых, мы вышли из сумрака. Почти две недели «Федор Ушаков» вез нас севернее 70° с.ш., из них больше недели – за 75-м градусом, и полярная ночь начала слегка угнетать. Вчера в районе пролива Лонга мы пересекли 70-ю параллель в обратном направлении – и увидели солнце. Пусть на пару часов, но увидели!
/upload/iblock/bb3/bb38cce981da3a7909139a311b5ed02a.JPG
Елена Чернышова Проходим село Рыркайпий. Кстати, в следующем году мы напишем про его жителей.

Во-вторых, мы покинули зону льдов. Сначала поля белого однолетнего льда стали сменяться фотогеничным серо-белым, похожим на сырую штукатурку. Потом среди этой красоты стало попадаться все больше широких разводий, из которых то здесь, то там торчали головы нерп (фото не ждите, нерпы примечали нашу громадину издалека и ныряли с задержкой дыхания). С наступлением темноты вокруг нас плавали только блины – их поначалу плотный слой становился все разреженнее. Ночью, где-то у мыса Ванкарем, блинчики уступили место салу, но я уже спал, – а когда проснулся, за иллюминатором была уже чистая вода. (Официальное заявление для тех, кто решил, что автор этих строк сошел с ума: сало и блинчики – названия разновидностей плавучего льда.)

/upload/iblock/0e1/0e1f0ff705b0525c1cc4679b79ce85ee.jpg
Блинчатый лед. К утру не останется и его.
Фото: Елена Чернышова
/upload/iblock/714/714326a0550aa0c1f3594c06db1109d8.JPG
Серо-белый лед и полынья в районе мыса Отто Шмидта.
Фото: Елена Чернышова

В-третьих, я впервые увидел белого медведя – на самом деле, даже пятерых – а Лена Чернышова некоторых даже сфотографировала. Это тоже произошло в проливе Лонга: хозяева Арктики наверняка топали с материка в сторону заповедника «Остров Врангеля». Надо сказать, не только мы с Леной были в восторге: для большинства членов команды это тоже была первая встреча с мишками.

Перед рассветом Чукотское море в качестве бонуса прислало к нам на борт стаю кайр – около полусотни птиц столпились на баке и в окрестностях (я написал знакомому орнитологу Мирославу Бабушкину из Дарвинского заповедника, он меня успокоил: птицы просто отдыхают). А уже перед самым Беринговым проливом нас приветствовали моржи.
/upload/iblock/38e/38e753999e7cfbb59597da263ef77aad.jpg
«I am the walrus!» – словно говорит нам этот морж.
Фото: Елена Чернышова
/upload/iblock/779/779c551769def4a28f396f3f99089e43.JPG
При ближайшем рассмотрении пингвины оказались кайрами.
Фото: Елена Чернышова
/upload/iblock/325/3256ee3b33e2ffb4cbe90c5744e49af0.JPG
Ночью матрос Андрей Климантов спустился ко мне в каюту: на баке птицы, похожие на пингвинов!
Фото: Елена Чернышова
/upload/iblock/fd1/fd1904c3f9384d9d7dfd02958a154ac6.jpg
Этот мишка был третьим из увиденных нами и самым любопытным.
Фото: Елена Чернышова

В-четвертых, рано утром мы вошли в Берингов пролив, обогнув мыс Дежнева – самую восточную оконечность Евразии. Удивительно: еще неделю назад я наблюдал в темноте пролива Вилькицкого огоньки поселка Мыс Челюскин, самой северной точки Евразии, а в начале ноября пил вино на Кабо Рока в Португалии – в самой западной точке того же континента (об этом можно прочитать в письме редактора в декабрьском номере «National Geographic Россия»). Не хватает только юга, но это как-нибудь в другой раз.
/upload/iblock/b3a/b3a22f5b20ef46e889ad3f12fee8c111.jpg
Елена Чернышова Мыс Дежнева, Берингов пролив, солнечный день.


В-пятых – и это, пожалуй, главное: Северный морской путь остался позади! Расстояние в 2194 миль (4063 километра) от мыса Желания до мыса Дежнева наш «Федор Ушаков» преодолел за 8 суток 9 часов 52 минуты, двигаясь со средней скоростью 10,9 узла (20,2 километра в час). Во второй половине ноября, в одиночку, – разве мы не молодцы?

Об этом я говорю с Александром Кутлубаевым – нашим капитаном. Всегда спокойный, демократичный, излучающий доброжелательность и уверенность, внимательный к нам, пассажирам, и к команде – таким я запомню его в нашем переходе. А каким этот переход запомнится ему?

«Мы ниоткуда не вырывались, никуда не прорывались. Мы следовали по маршруту к точке назначения. Для такого судна, как «Федор Ушаков» это был обычный коммерческий рейс. Вся его необычность в том, что он первый для только что построенного судна, и для многих членов экипажа это был первый проход по Северному морскому пути», – рассказал он.

/upload/iblock/b76/b765d997423eece322fcb010b2ea8cda.JPG
Капитан Александр Кутлубаев.
Фото: Елена Чернышова
/upload/iblock/f64/f64cb4ed3f7721690ae9e5cfbebcecc9.JPG
Рабочий момент на мостике. Капитан с ледовым советником Дмитрием Кравченко (слева) и старшим помощником Алексеем Салиховым.
Фото: Елена Чернышова
/upload/iblock/425/425eb40e7cd0f03ff5afc67c2cd3e57b.jpg
Наш капитан всматривается во льды Севморпути.
Фото: Елена Чернышова
 

Александр – молодой капитан, ему 37 лет. До «Федора Ушакова» он уже успел проработать в «Совкомфлоте» два контракта капитаном похожего по классу судна «Алексей Чириков». Мечтал стать моряком еще в школе, с первого класса – причем, не просто моряком, а только судоводителем и впоследствии капитаном.

«По трассам Севморпути сам я ходил максимум с Дальнего Востока до Певека – и не позже сентября. Льдов там в это время не бывает, полярной ночи тоже – так, сумерки небольшие.

Но не могу сказать, что я не знаком со льдом. Те ледовые условия, с которыми мы столкнулись в этом переходе, в какой-то мере проще, чем, допустим, на Сахалине с февраля по апрель.

Там дуют постоянные ветра, молодой лед на стадии формирования ломается волной, потом снова схватывается, и образуются труднопроходимые сморози. Прибавьте к этому обильные снегопады – все вместе получается довольно тяжело. А начиная с конца марта и до начала мая идет дрейф льда: он спускается с севера, достигая приличной скорости – трех узлов.

То есть во льду я много работал. Но мне очень хотелось пройти Северным морским путем: это важный этап для капитана. Еще когда судно было в процессе постройки, я волновался – много готовился, изучал лоции, ледовую обстановку, метеорологические условия по маршруту в данное время. Во время рейса мы шли не вслепую: с нами все время на связи был офис компании, я ощущал их поддержку постоянно. Там люди опытные, не один год бывали капитанами, с удовольствием делятся опытом. В итоге переживаний не было».
/upload/iblock/593/5937a5b1044e61922ff01da49ca76a67.jpg
Елена Чернышова

Северный морской путь позади, но наше путешествие продолжается: до Сахалина еще несколько дней по неспокойным морям Тихого океана. Пока я дописываю эти строки, по судовому радио раздается голос капитана: «Ночью ожидается усиление бортовой качки, экипажу и пассажирам выход на открытые палубы запрещен». Что дальше?

 Следить за ходом экспедиции можно на нашем сайте, а также на странице Андрея Паламарчука в Facebook и Елены Чернышовой в Instagram по хештегу #ngarctic2017.
рекомендации
Ноутбук, компьютер

На что способен ASUS Zenbook Flip S? Рассказывает фотограф Иван Куринной

Фотоаппарат generic icon

Выходные в Рязанской области: куда пойти и чем заняться

Вопросительный знак, вопрос

Безопасно ли оставаться дома? Устраиваем детокс для своей квартиры