Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
National Geographic №195, декабрь 2019
National Geographic Traveler №72, ноябрь 2019 – январь 2020
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Фотомастер

«Русская революция – это реальность»: фотоархив 1917-1927

Текст: Мария Бахарева Фото: Мейнард Оуэн Уильямс
07 ноября 2017
/upload/iblock/af3/af331af3202dcee617c4d2ae14d56b80.jpg
Москва, 1926 год: вид на Кремль со ступеней храма Христа Спасителя. Мейнард Оуэн Уильямс пишет: «Слева от меня, на месте, где стояла грандиозная статуя Александра III, будет воздвигнут памятник “Освобожденному труду”». Монумент этот так и не возведут, а храм будет снесен через 5 лет, в 1931-м.
Фото: Мейнард Оуэн Уильямс
/upload/iblock/8a2/8a205e0b1af8109e9052f6c79a1d4c9b.jpg
Крупнейший центр торговли рыбой в стране – Астрахань, 1917 год. Профессор Росс сравнивает город, «восседающий на воде, словно лебедь», с Венецией.
Фото: Мейнард Оуэн Уильямс
/upload/iblock/300/300ff0299234a46cc7c155c4b7622c98.jpg
Контора «Авиахим», Москва, 1926 год. Уильямс сопроводил фото очерком об успехах коммерческой авиации в СССР, развивавшейся усилиями советско-германской компании Deruluft. Она осуществляла рейсы с 1922 года, и была закрыта в 1937-м, через 11 лет после того как был сделан этот кадр.
Фото: Мейнард Оуэн Уильямс
National Geographic впервые публикует фотографии из собственного архива, на которых мы видим, как выглядела Россия в 1917 году – и десятилетие спустя.
Сто лет назад, в 1917 году, в охваченной революцией России познакомились два американца. Вместе им предстояло проехать страну, побывать в ее самых отдаленных уголках и своими глазами увидеть, что такое революция. Американцев звали Эдвард Олсворт Росс и Мейнард Оуэн Уильямс.

В наши дни мало найдется на свете людей, которые знают оба этих имени: слишком уж далеки друг от друга сферы деятельности, в которых они прославились. Росс вошел в историю как выдающийся ученый, один из основателей американской социологии и социальной психологии. Уильямс стал знаменитым фотографом, штатным сотрудником National Geographic, его работы – золотой фонд трэвел-фотографии.

2664858.jpg Крестный ход на Красной площади по случаю открытия I Всероссийского церковного собора 15 августа 1917 года.

Росс (на тот момент – профессор Висконсинского университета в Мэдисоне) отправился в революционную Россию, чтобы посмотреть, как исторические события меняют жизненный уклад – особенно его занимала судьба крестьянства. Уильямс, тогда корреспондент газеты Christian Herald, тоже интересовался этой темой и, узнав про поездку, попросил разрешения к ней присоединиться. Вернувшись в США после почти года странствий, Росс опубликовал книгу «Россия во время переворота», иллюстрированную снимками Уильямса.

Они встретились в Петрограде весной 1917 года. Как выглядел тогда город? «Длинные очереди перед каждой продуктовой лавкой, здания с разбитыми окнами, испещренные пулевыми отверстиями, братская могила мучеников революции на Марсовом поле, женские батальоны, копающие траншеи у Инженерной академии, дворцы, превращенные в военные госпитали, громыхающие по улицам броневики и бесконечные колонны марширующих людей».

Из Петрограда их путь лежал на Восток – профессор и фотограф проехали вдоль Волги, побывали в Баку, Тифлисе, Алазанской долине, Бухаре и Самарканде. Наибольший интерес в записках Росса представляют люди, их взаимоотношения, сочетание старинных традиций с новым бытом. Так, одна из глав его книги называется «Моральное превосходство женщин». «Я спросил одну даму из литературных кругов: почему в русских романах женщины всегда обладают более сильным характером? Неужели ваши великие писатели в душе феминисты? “Да нет, – ответила она, – просто они описывают то, что видят”».

2664860.jpg Москва, 1917 год. «Я ни разу не видел, чтобы в трамвае мужчина уступил место женщине – но зато видел, как женщина уступила место розовощекому семинаристу, и тот занял его!» – делится наблюдениями Эдвард Росс. Профессор полагал, что у славян не развит дух рыцарства, привитый Европе Крестовыми походами.

Сегодня «Россия во время переворота» – бесценное свидетельство жизни России во время обеих революций. Она так и не была переведена на русский язык, хотя Росса трудно назвать антисоветчиком – он в целом не критиковал революцию и даже призывал к признанию режима большевиков властями США.

Возможно, одной из причин, по которой эта книга не публиковалась в нашей стране, был Лев Троцкий. Он был единственным политиком, с которым удалось побеседовать Эдварду Россу. «Это было сумеречным декабрьским днем, чуть больше чем через месяц после большевистской революции, – описывает ту встречу Росс. – Я прошел сквозь строй солдат, охранявших коридоры Смольного и был препровожден к Льву Троцкому, комиссару иностранных дел большевистского правительства, правой руке Ленина, экономисту и стратегу русской революции. Он оказался человеком среднего роста, с квадратными плечами, высоким лбом, говорящим об интеллекте, и волевым подбородком». Росс стал расспрашивать наркома о планах по национализации промышленных предприятий – Троцкий утверждал, что этого не произойдет: «Нам достаточно контролировать производство, но совсем не нужно владеть им».

/upload/iblock/ee4/ee4c4677509c73b3e244fd52346b912c.jpg
Разделка рыбы, Астрахань, 1917-й.
/upload/iblock/fb7/fb75f92e16d8240e6064ec983218f329.jpg
«К осени 1917 года 1-й класс на волжских пароходах все еще подразумевает первоклассное питание и каюты, но на соответствующей палубе уже толпятся пассажиры всех классов», – пишет Уильямс.
/upload/iblock/440/4400b7e19b2b5dbe928a823f51c93088.jpg
Французские и британские гаубицы, а также другая техника на сортировочной станции в Самаре, весна 1918-го. Эти орудия послужили армиям России, а затем и СССР в обеих мировых войнах.
/upload/iblock/83a/83a141f330ebbdc2ec34e017f663068b.jpg
Телеги с провизией на Знаменской площади (через год ее переименуют в площадь Восстания). Петроград, лето 1917 года.


Через пару недель ученый познакомился с американским промышленником Симмонсом, владевшим сталелитейной фабрикой в Петрограде. Росс записал его монолог: «Мои рабочие меня любят! Даже простой разнорабочий у меня получает не меньше 210 рублей в месяц. Не знаю, как будут идти дела с этими проклятыми большевиками у власти, как-никак они хотят перерезать горло всем, кто носит белый воротничок. Но ничего, долго они не продержатся. Два месяца? Да я им и двух недель не дам». «Это было все равно, что беседовать с французским графом в 1792 году», – резюмировал профессор.

Писал о России и Уильямс: его репортажи публиковала Christian Herald. Из них читатель мог узнать, например, о том, что профессор Росс, находясь в Сормове (ныне район Нижнего Новгорода), пытался заказать на обед три порции борща, но, по настоянию Уильямса, остановился на двух. А после обеда оба посетили улицу с недавно высаженными деревцами – аллею Свободы – с трогательной табличкой: «Берегите деревья. Поливайте их и учите детей заботиться о них – и обо всем в Природе».

/upload/iblock/fbe/fbe5f53d67f7c6f0493efdc3766ecdd1.jpg
Плавучие рыбные склады, Астрахань. «Такие sadki выполняют роль хранилища живого осетра», – пишет Уильямс, снова приехавший в Россию в 1926 году.
/upload/iblock/946/946f11291cd904341462d2ebff4c84a8.jpg
Торговля мороженым, Сызрань, 1926 год.
/upload/iblock/bd2/bd2af95785633a124f4a84d90bbd0c65.jpg
«Я редко снимаю модников, предпочитая более самобытные сельские типажи, – признается Мейнард Оуэн Уильямс. – Это фото, сделанное осенью 1926 года на площади Свердлова в Москве, дает понять, что женщины одеты с большим вкусом и дороже, чем мужчины».
/upload/iblock/ec4/ec43d1c23c446f714c457e1ffb53336a.jpg
Торговки на пристани, Казань. «Говорят, русские не улыбаются. У них и правда не увидишь улыбок, как в рекламе Pepsodent, но они далеко не всегда строги».


Росс больше в России не бывал. А вот Уильямс через девять лет отправился – теперь уже в Советский Союз (на сей раз как корреспондент National Geographic), чтобы снова проехать через всю страну. В коротких заметках – подписях к фотографиям – он постоянно возвращается мыслями к предыдущей поездке, пытаясь оценить путь, пройденный страной за это время. Теперь увидеть снимки из обеих поездок можем и мы.