Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Жизнь планеты

Берингия

Текст и фотографии: Андрей Каменев
26 июля 2011
/upload/iblock/6c5/6c56d476db01571a4398d1679484bb86.jpg
Выпас северных оленей у поселка Янракыннот. Оленей с материка в середине XIX века завезли на полуостров эвены. Со временем оленеводство наряду со зверобойным промыслом стало для жителей Чукотки традиционным занятием.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/bce/bce26269dcde3604f7b5fd87496e9560.jpg
Сверху видно, насколько горист ландшафт Чукотки. Она словно состоит из гор, глетчеров и скалистых обрывов, сплошь покрытых растительностью. Большинство здешних растений занесено в Красную книгу.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/491/4915ce925d783a7de0bfcb279089fc39.jpg
Сивуч – единственный представитель ушастых тюленей в Чукотском и Беринговом морях. Его можно встретить на моржовых лежбищах острова Аракамчечен.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/af8/af80e80b12f8ac613d05e9a0a3a126fb.jpg
Разделка туши кита – зрелище не для слабонервных. Но для жителей маленького поселка Янракыннот на острове Ыттыгран это дело привычное. Участвуют в нем все, включая детей.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/0c2/0c20ef35a7cb76bc68d0b43ff84d38f2.jpg
Кожа кита с тонким подкожным жиром – любимое лакомство чукотских и эскимосских детей.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/df1/df10e4ebbb3057cd4aa3c5cd313334aa.jpg
Китовая аллея на острове Ыттыгран – самое известное из древних ритуальных сооружений Берингии. Назначение этого простирающегося на 500 метров комплекса из гигантских китовых ребер, позвонков и челюстей до сих пор не разгадано.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/400/400ee9d420c1ea8df5029350697b2638.jpg
Анадырь, расположенный на берегу Берингова моря в зоне вечной мерзлоты, вырос на месте основанного здесь в 1889 году царским указом поста Ново-Мариинск. Сегодня это центр богатого природными ресурсами края.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/89d/89d4b0accae54241f1f4e43d3e3ecb53.jpg
На территории парка много грибов и ягод. Листья морошки.
Фото: Андрей Каменев
/upload/iblock/a9c/a9cd1a4d9eae94e27790dd8327d8d079.jpg
В Берингии повсюду можно встретить такие кладбища из китовых костей, остающихся после разделки туши.
Фото: Андрей Каменев
Расположенная на стыке двух континентов и двух океанов древняя земля на восточной оконечности Чукотки стала уникальным природным и культурным заповедником.
Берингия – самый восточный природоохранный заповедник. Люди здесь первыми в стране встречают восход солнца. Это крайняя восточная территория России, от нее до Москвы почти 8000 километров. Она омывается Беринговым морем, самым беспокойным и бурным в мире. Тут дуют рекордно мощные, порой достигающие силы 80 метров в секунду, ледяные ветры. Оказаться на этой заповедной земле на северо-востоке полуострова Чукотка я мечтал всегда. И вот наконец фортуна, кажется, улыбнулась. Я лечу в творческую командировку в город Анадырь – столицу Чукотского автономного округа. После утомительного десятичасового перелета приземляемся в суперсовременном аэропорту города. На Чукотке я впервые, но наслышан о кардинальных переменах в жизни этого отдаленного от цивилизации сурового края – и вот первое тому подтверждение.
Географическое положение региона Берингова пролива – на стыке двух континентов и двух океанов – превратило его в уникальный миграционный коридор для наземной и морской фауны и флоры из самых разных частей Земли.
Приехал я на четыре дня, но успел осмотреть Анадырь – город небольшой, там всего 12 тысяч жителей. Сразу бросаются в глаза дома, выкрашенные в яркие цвета; здесь вообще много новых зданий, в том числе кафедральный собор в центре города. Даже успел побывать в недавно полностью реконструированном музейном центре «Наследие Чукотки»: тут все оборудовано по последнему слову техники, в интерактивном режиме представлено свыше 40 тысяч этнографических и археологических экспонатов. Они рассказывают об истории и культуре чукчей и эскимосов. Люди в Анадыре доброжелательные, легко идут на контакт: только познакомились – тут же зовут в гости. В основном это бывшие москвичи и питерцы, еще в советское время приехавшие покорять суровую природу Чукотки. Вокруг Анадыря – первозданная тундра, дорог всего на 30 километров (теперь понятно, почему все на джипах). Я успел туда съездить и поснимать. Но уже ясно: в парк «Берингия», главную достопримечательность Чукотки, я точно не попадаю. Самолет туда летает раз в неделю, билетов нет на два месяца вперед. И рейсы часто откладываются из-за непогоды. Климат здесь переменчив: то ветры, то пурга, то туман, и даже летом может выпасть снег. Но чудо все-таки случается. Вечером, накануне отъезда, выступая по местному телевидению, я посетовал, что не попал в Берингию. А рано утром мне вдруг позвонили из городской администрации и предложили полететь туда с местным оператором. На две недели! Северная Атлантида. Лететь из Анадыря до главного населенного пункта Берингии – поселка Провидения в одноименной бухте, где находится дирекция заповедника, – где-то полтора часа. А пока мы в воздухе – немного об истории этих мест. Берингией называют территорию в тысячу километров, которая когда-то соединяла Евразию и Северную Америку. Но, в отличие от мифической Атлантиды, эта земля с лесами на юге и тундрами на севере то уходила под воду, то появлялась в зависимости от похолодания или потепления климата. В последний раз она скрылась под водной гладью 14 тысяч лет назад. Два океана, Ледовитый и Тихий, соединились, образовав Берингов пролив. Понятно, что географическое положение региона Берингова пролива – на стыке двух континентов и двух океанов – превратило его в уникальный миграционный коридор для наземной и морской фауны и флоры из самых разных частей Земли. Здесь около 200 видов птиц, причем 29 из них – редкие, реликтовые или эндемичные (например, гусь-белошей, кулик-лопатень, берингийский песочник). Гигантские птичьи базары на территории парка впечатляют – как количеством пернатых, так и совершенно невероятным гомоном. Много и зверья, причем не только привычных для северо-востока бурых медведей, волков, росомах, песцов и северных оленей, но и занесенных в Красную книгу белых медведей и чукотских снежных баранов. В этих местах немало лежбищ моржей и нерп, можно встретить сивучей – это крайняя северная точка их ареала. В нерестовых реках полно рыбы: лососи, нерки, горбуши. В прибрежных водах курсируют киты. Земля первопроходцев. С незапамятных времен эти богатые живностью земли привлекали людей. По суше, а затем через Берингов пролив здесь тысячелетиями шло переселение народов. И Берингия – настоящий Клондайк для археологов. Здесь множество палеолитических и неолитических стоянок, большинство из них еще ждут своих исследователей. Обнаружены захоронения и культовые сооружения древних кочевников и предков ныне живущих здесь чукчей и эскимосов. Они пришли на эти земли много тысячелетий назад и жили исключительно охотой, в том числе и морской. В 1990 году власти СССР и США договорились создать совместный парк-заповедник на территории Аляски и Чукотки. В 1993 году был основан российский природно-этнический парк «Берингия». Создание единой российско-американской природоохранной зоны – в ближайшем проекте. А пока каждый год проходят научные конференции – Дни Берингии – то в Анадыре, то в Анкоридже. Через тундру к океану. Но вот мы наконец и в Провидении. Поселок этот сравнительно молодой, возник в 1937 году. В отличие от самой бухты, история которой начинается с 1660 года, с промысловой экспедиции землепроходца Курбата Иванова. А современное название – Провидение – она получила позже, в 1848 году. Так ее окрестил английский капитан Томас Мур в ознаменование «счастливого провидения», которое позволило его судну благополучно перезимовать в этих суровых краях. Сегодня в Провидении проживает более двух с половиной тысяч человек. Здесь, как и в Анадыре, сразу бросается в глаза благоустроенность. Аккуратные домики канадского образца на сваях, развитая инфраструктура: есть поликлиника и больница, детский сад, школа, свой Музей Берингийского наследия, Дом детского и юношеского творчества и даже горнолыжная база – первая на Чукотке. Так же выглядят, как вскоре выяснилось, все поселки чукчей и эскимосов (их всего десять) на территории парка. На базе мы пересекаемся с группой канадских телевизионщиков, поспешивших на том же самолете вылететь в Анадырь. Из-за непогоды они просидели здесь целую неделю. Встретивший нас заместитель директора парка Анатолий Васильевич Косяк советует, пока опять не испортилась погода, продолжить путь к главной нашей цели – бухте у пролива Сенявина, откуда на лодке близко до островов заповедника: Аракамчечена с моржовыми лежбищами и Ыттыграна с древним культовым сооружением – Китовой аллеей. Шесть часов дороги до пролива оказались увлекательным путешествием. Тундра, как правило, однообразна. А тут – горы с зубчатыми или плоскими вершинами, ледники, реки и озера, время от времени на горизонте вырастают напоминающие колонны скалы – кекуры. Время – начало сентября, и хотя кое-где уже видны следы заморозков (чукотское лето короткое и холодное, не везде даже успевает снег растаять), все окрашено в красные, оранжевые и охристые цвета. Гонки на байдарах. На следующее утро местный егерь Василий Иванович на новенькой моторной лодке везет нас к Ыттыграну. Моторки, объясняет он, почти вытеснили привычные для чукчей легкие лодки-байдары с деревянным каркасом, обтянутым моржовой шкурой. Правда, поскольку Берингия является парком еще и этническим (он направлен и на сохранение, а в чем-то и возрождение традиционного образа жизни чукчей и эскимосов), байдары никуда не делись: каждое лето в Берингии помимо разных народных праздников проводятся и гонки на байдарах. Не успели мы проплыть и половину пути, как поднялся сильный ветер. От ледяных объятий метровых волн не спасали ни брезентовые плащи, ни высокие сапоги. До Ыттыграна мы добрались насквозь промокшие, вернее, заледеневшие. Начало осени, но температура воздуха – всего плюс два градуса! Охотники моря. Не мог я пропустить и охоту на китов. На моржей в Берингии охотятся с мая по сентябрь, во время миграции стад, а на китов – ближе к осени, когда те держат путь из Северного Ледовитого океана на юг. У местных жителей есть лицензия на морскую охоту. Китов мне жалко, все эти дни я любовался с берега фонтанами, считая по ним, сколько проплыло морских великанов. Бывало, что до 10–15 одновременно! Но китовая охота – единственный способ выжить в этом суровом климате. Конечно, здесь много рыбы и зверья, да и оленей разводят, но этого недостаточно. А туша одного кита может надолго обеспечить едой целый поселок. В море мы вышли на трех лодках. Охотятся здесь по старинке – гарпунами с привязанными к ним яркими шарами. Так кита видно, даже если он уходит под воду. Когда жертва уже вся утыкана гарпунами (это видно по целому шлейфу шаров), она слабеет – и тогда в ход идут крупнокалиберные ружья, из которых добивают кита. Все эти действия требуют от охотников не только ловкости, но и смелости. Стоит гиганту махнуть хвостом слишком близко... Но все, к счастью, обошлось, разве что снять удалось совсем немного – лодку все время накрывали волны. Наконец тушу убитого животного буксируют к берегу. ...Две недели пролетели быстро. На пути обратно в Провидение мы завернули к оленеводам. Следят за стадом человек пять. И живут пастухи в традиционных ярангах – их проще собирать и разбирать, перегоняя стадо с одного места на другое. Но вот мы опять на базе. Самолет будет завтра, и нам предлагают искупаться в небольшом бассейне, построенном у термального источника. На Чукотке их немало, и местные жители купаются в целительных водах даже зимой. Вокруг тундра, холод, а температура воды – плюс 38! Но в конце Берингия все-таки показала свой нрав и нам. К вечеру задул ветер такой силы, что струи дождя стелились к земле почти горизонтально. Вылететь в Анадырь мы смогли лишь на третий день.