Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Жизнь планеты

Дама с секретом

Текст: Том О’Нил
05 марта 2012
/upload/iblock/f03/f03d7cf896076631ca167be981efa48a.jpg
«Прекрасная принцесса». Работа, которую, возможно, создал сам Леонардо.
/upload/iblock/783/783dc766717788c9e53008b903c7af22.jpg
Спектральное сканирование позволяет восстановить подлинные краски портрета, выполненного цветными мелками и чернилами на пергамене.
Фото: Паскаль Котт, Lumiere Technology
/upload/iblock/dee/dee390c56a7b41f5d66b0cb7eece3053.jpg
Съемочная группа телеканала National Geographic запечатлела исторический момент: инженер Паскаль Котт (слева) и историк искусств Мартин Кемп вложили на место утраченной страницы точную копию рисунка. Она идеально подошла не только по размеру, но и по количеству и расположению отверстий от прошивки. Когда и с какой целью портрет вырезали, остается тайной.
Фото: Гжегож Мазуровски
Портрет девушки, нарисованный цветными мелками и чернилами на пергамене, – возможно, это работа великого Леонардо да Винчи.
Когда 30 января 1998 года прекрасная незнакомка впервые предстала перед взорами ценителей искусства, мало кто обратил на нее внимание. Для гостей и участников аукциона «Кристи» в Нью-Йорке это было очередное хорошенькое личико, вставленное в раму, – только и всего. Тогда еще никто ничего не знал ни о самой юной даме, ни о художнике, нарисовавшем ее портрет цветными мелками и чернилами на пергамене. В каталоге работа значилась как произведение немецкого художника начала XIX века, стилизованное под эпоху Возрождения. Картина досталась Кейт Ганс, владелице частной галереи в Нью-Йорке, которая отдала за нее 21850 долларов. За ту же цену почти десять лет спустя ее приобрел канадский коллекционер Питер Силверман, пленившись обаятельным профилем в галерее Ганс. Он-то и заподозрил, что это вполне может быть настоящий Ренессанс, а никакая не стилизация. Ганс считала, что портрет написан в манере великого Леонардо да Винчи. А что если он и был его автором? Мягко говоря, это было очень смелое предположение. Вот так запросто зайти в галерею и купить неопознанный шедевр да Винчи, реальная цена которого 100 миллионов долларов, – согласитесь, это мало походило на правду. В наши дни выявление работ Леонардо – не редкость, а, по сути, неосуществимая мечта. Ведь с того времени, когда в последний раз удалось подтвердить подлинность творения Мастера, прошло более 75 лет! К тому же не сохранилось никаких свидетельств того, что создатель «Моны Лизы» когда-либо рисовал на пергамене – до нас не дошло ни копий, ни набросков. Опять же, если это и в самом деле картина Леонардо – где она скрывалась пять столетий?
Чем внимательнее Мартин Кемп всматривался, тем больше убеждался в том, что перед ним – творение Леонардо да Винчи.
Силверман послал цифровое изображение рисунка Мартину Кемпу. Кемп – почетный профессор Оксфордского университета, специалист по истории искусств и знаток творчества Леонардо да Винчи. Подобные письма он получает регулярно, иногда по две штуки в неделю. Мало ли на свете «фанатов Леонардо», как называет их Кемп, – уверенных в том, что они сотворили сенсацию. «По привычке ответил: конечно же, нет!» – вспоминает профессор. Но в лице молодой девушки было столько жизни, что становилось даже как-то не по себе – и Кемп решил взглянуть на работу поближе. Он отправился в Цюрих, где Силверман хранил небольшой рисунок (330239 миллиметров) в банковском сейфе. «Когда я увидел портрет, – рассказывает Кемп, – у меня мурашки по спине побежали. Я подумал – этого не может быть!» Повинуясь первому впечатлению, Мартин Кемп начал самостоятельное расследование. В этом ему помог Паскаль Котт из парижской компании Lumiere Technology, который провел спектральное сканирование рисунка. Полученные снимки высокого разрешения позволили Кемпу исследовать различные слои изображения, от самых первых штрихов до поздних подрисовок. Чем внимательнее он всматривался, тем больше убеждался в том, что перед ним – творение Леонардо да Винчи. От зоркого взгляда знатока не укрылся ни эффект густоты волос, которые вот-вот разорвут оковы прически, ни гармония цветовых переходов и четкость линий. Штриховка явно выполнялась левой рукой – а Леонардо, как известно, был левшой. Выражение лица модели – сдержанное, но задумчивое, как бывает у тех, кто рано повзрослел, – как нельзя лучше подходило для иллюстрации одного из главных постулатов великого мастера: портрет должен отражать «движение ума». Но этого было мало. Требовались доказательства того, что портрет написан при жизни да Винчи (1452–1519 годы) и что время и место его создания совпадали с деталями биографии художника. Радиоуглеродный анализ пергамена показал, что он был изготовлен между 1440 и 1650 годами, возможно, из телячьей кожи. Судя по костюму модели, она была миланской придворной дамой конца XV века – замысловато переплетенные волосы вошли в моду именно в 1490-е. В то время Леонардо жил в Милане, работал по заказам своего покровителя герцога Лодовико Сфорца. Небольшие отверстия по левому краю пергамена указывали на то, что когда-то он был подшит к фолианту, некоему подобию современного свадебного альбома. Почти детективное расследование вывело Кемпа на имя – Бьянка Сфорца. Внебрачная дочь герцога Миланского, в 1496 году она вышла замуж за Галеаццо Сансеверино – капитана миланского гарнизона. Было ей тогда лет тринадцать-четырнадцать, а жить оставалось несколько месяцев. Вероятной причиной смерти стала внематочная беременность – такова при дворе была печальная участь многих юных жен. Все подробности изысканий Кемп и Котт изложили в книге, вышедшей в 2010 году. Несколько авторитетных исследователей творчества Леонардо да Винчи приняли ее благосклонно. Но многие, как, например, Кармен Бамбак, куратор отдела графики нью-йоркского Метрополитен-музея, вынесли отрицательный вердикт: портрет просто-напросто «не похож на Леонардо». Перед искусствоведами замаячил призрак мастерской подделки. Серьезные сомнения вызывало и внезапное, как по волшебству, появление портрета. Откуда же он взялся? Этого Кемп не знал. И тут случилось чудо: пришло письмо от почетного профессора истории искусств из Университета Южной Флориды Д. Р. Эдварда Райта. С Кемпом он был незнаком, но внимательно следил за всеми перипетиями искусствоведческих баталий, и в голову ему пришла блестящая идея. Ключ к тайне стоит поискать в Национальной библиотеке Польши в Варшаве, где хранится фолиант под названием «Сфорциада». Райт, специалист по иконографии эпохи Возрождения, считал, что этот роскошный альбом создан по случаю свадьбы Бьянки. Самое место для портрета. Получив грант Национального географического общества, Кемп и Котт поспешили в Варшаву. Макрофотосъемка показала, что из того самого места в фолианте, где мог находиться портрет, действительно изъяли лист. И вот настал решающий момент: ученые вложили копию портрета Бьянки в раскрытый альбом. Размер совпал с точностью до миллиметра. У Кемпа не оставалось никаких сомнений – это «работа Леонардо, написанная по особому случаю». А фолиант, считает Райт, попал в Польшу в начале XVI столетия, когда семья Сфорца породнилась с польскими королями. Позднее страницу с портретом вырезали – возможно, когда листы заново переплетали в XVII или XVIII веке. Здесь след рисунка теряется. Известно только, что в какой-то момент его приобрел итальянский реставратор, вдова которого и выставила лот на аукционе «Кристи». Подтверждение подлинности произведения искусства – особенно если это чрезвычайно редкое и ценное творение Леонардо – весьма запутанный и отнюдь не объективный процесс. К авторитетным оценкам экспертов примешиваются их личные амбиции, предубеждения и пристрастия. И, конечно, страх попасть под суд. Желая добиться более единодушного признания, Мартин Кемп разослал свои выводы целому ряду ведущих специалистов. Почти все они отказались высказать свое мнение, в том числе и для этой статьи. Однако Кемп не опускает рук. «Чтобы добиться признания, нужно время. Но я уверен в том, что делаю», – говорит он. Как бы то ни было, ясно одно. Если настанет день, когда портрет Бьянки Сфорца украсит стену музея как подлинник Леонардо, уже никто не сможет равнодушно пройти мимо.