Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
National Geographic №194, ноябрь 2019
National Geographic Traveler №72, ноябрь 2019 – январь 2020
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Жизнь планеты

Имбирь, ваниль, джаму: за тайными знаниями шаманов

Интервью: Екатерина Семина
30 марта 2012
/upload/iblock/28b/28b49af43fccadcfd1f7fa18f81cf88e.jpg
Ксавье Ормансэ – известный ботаник. Но его интерес к экзотическим растениям продиктован не академической наукой. Много путешествуя, он ищет и находит растения, которые способны дарить красоту.
Фото: предоставлено Chanel
/upload/iblock/633/633623ff11d54537732d60b5b94ddb5e.jpg
Родина голубого имбиря – Южная Америка. Считается, что это растение обладает многими лечебными свойствами, но их еще предстоит изучить.
Фото: Imago/Russian Look
/upload/iblock/873/873845e511403f13a5314a324ab2faec.jpg
Имбирь пурпурный из Юго-Восточной Азии очень популярен в джаму – традиционной медицине Индонезии и Малайзии.
Фото: Photolibrary/Russian Look
/upload/iblock/feb/feba046481c57a32183c2872352e35ff.jpg
Плоды ванили плосколистной. Химики пытаются выделить из них молекулы – полицетоны, которые могут вернуть молодость.
Фото: предоставлено Chanel
Этноботаника считается одной из самых редких в мире профессий, а француз Ксавье Ормансэ – один из немногих ее представителей. Сам себя он еще называет «передатчиком знаний». Химик и биолог по образованию, Ормансэ руководит исследовательской лабораторией в компании Chanel и постоянно колесит по свету в поисках редких растений.

Вы только что вернулись из Южной Америки?

Да, я побывал в Аргентине, Уругвае и Бразилии. Это была очень интересная поездка. В Бразилии, например, я встречался с местными шаманами, которые рассказывали мне, как они применяют те или иные растения в лечебных целях. Они могут оказаться весьма эффективными и в науке о красоте.

Поиск растений, обладающих чудодейственными свойствами, и есть главная цель ваших путешествий?

Не только. Если мы нашли что-то интересное, то идем дальше – создаем плантации для разведения этого растения. Нам очень важно знать, откуда происходит сырье, которое мы собираемся использовать, в каких условиях его выращивают, не применяются ли при этом пестициды.

В каких странах у вас есть плантации?

Больше всего их на Мадагаскаре. Там, в северной части острова, мы, к примеру, выращиваем ваниль плосколистную (vanilla planifolia), входящую в состав антивозрастного крема Sublimage. Недавно у нас появилась новая линия средств, предназначенных для борьбы с первыми признаками старения, где основной компонент – голубой имбирь, происходящий из центральной части острова Мадагаскар. Его нам поставляет местный партнер. Сначала мы привозим небольшую лабораторию, чтобы работать непосредственно на месте, объясняем нашу методику, и потом уже местные специалисты могут брать пробы и проводить опыты. Есть очень интересные растения и во Франции, где у нас два больших проекта. Сейчас мы запускаем программу в Швейцарских Альпах. В Индонезии мы занимаемся новыми разработками для уже вышедшей в прошлом году линии средств по уходу за телом. Есть у нас две «зоны интереса» и в Индии: на юге и на севере страны, в предгорьях Гималаев. Есть проект в Японии. Всего – около 15 программ по всему миру. Вас, конечно, интересует, работаем ли мы и в России? У нас здесь пока один проект, в Восточной Сибири: мы только недавно установили связи с российскими учеными. Там есть одно растение, не буду его пока называть, которое с давних времен применяется в лечебных целях, а сегодня используется еще и в авиации и космонавтике. Значит, существует уже опыт работы с этим растением, и мы сэкономим время.

По какому принципу вы выбираете место, где следует искать растения?

Мы работаем по принципу Hot Spot. У серферов есть свои Hot Spot, есть они и у ботаников. Это такие места на планете, где, благодаря особому климату и почвам, много растений-эндемиков. Такие оазисы существуют в Австралии, на Мадагаскаре, в некоторых районах Индии, в Турции, в Альпах. В мире их около двух десятков. Сибирский регион – тоже из таких Hot Spot, там есть растения с уникальными физиологическими и фармакологическими свойствами. Следующий этап исследований, после того как мы определили место, – это люди, жившие здесь на протяжении долгого времени. Они, естественно, болели и лечились. Значит – были и лекарства. Все знают про традиционную китайскую или индийскую медицину, которые, вероятно, повлияли на многие другие. Но в каждой медицинской традиции есть своя специфика. В России, например, с одной стороны, на протяжении долгого времени проводились серьезные научные исследования, с другой – в 50–60-е годы прошлого века возник интерес к эзотерике. Русские всерьез занимались тем, что принято называть паранормальными явлениями: магнетизмом, волнами, энергетическими полями…

Как вы определяете, какое именно растение надо искать?

Здесь есть два пути. Первый – классический, этноботанический, когда мы отталкиваемся от традиционных знаний. Например, какое-то растение использовалось местным населением из-за его определенных свойств. Мы же хотим понять: можно ли это растение применять в косметологии? Так, например, в Индонезии и отчасти в Малайзии cуществует традиционная методика траволечения – джаму (jamu). На Западе знают про аюрведу, китайскую медицину, а про джаму почти ничего не известно. Так вот, джаму крутится вокруг красоты. Обычно традиционная медицина лечит болезни, а джаму полностью сосредоточена на красоте: считается, что, если мы привлекательны внешне, значит, и здоровы. Эта лечебная практика существует с древнейших времен и сопровождает человека на протяжении всей его жизни. Индонезийские женщины следуют ей ежедневно. Так вот, мы обратили внимание на растения, используемые в джаму. Особенно нас заинтересовал имбирь пурпурный (Zingiber purpureum rhizoma). Изучая его, мы обнаружили, что это растение действительно влияет на состояние кожи. Значит, его можно применять в косметологии. Мы были первыми, кто это сделал. В имбире есть активные молекулы, которые необходимо изолировать, чтобы усилить их эффективность. Для этого была разработана специальная технология – полифракционирование, благодаря которой мы и получаем квинтэссенцию.

Какой второй путь выбора нужного растения?

Он обратный, фармакологический – от молекулы к растению. Sublimage, например, появился именно благодаря второй стратегии. Надо было найти активную молекулу, которая боролась бы со всеми признаками старения кожи одновременно. Известно, что в коже, в эпидермисе, существуют клетки–кератиноциты, которые, как дирижеры в оркестре, отправляют сигналы остальным клеткам. Со временем они ослабевают и хуже выполняют свою работу – тогда и появляются признаки старения. Поэтому мы искали молекулу, которая заставила бы кератиноциты вновь «дирижировать». И нашли группу молекул – полицетоны. Но поскольку они еще не синтезированы, мы стали искать их в огромной базе данных растений. Нашли в семействе орхидных, насчитывающем около 20 тысяч видов орхидей, и среди них – Vanilloideae. Этот подвид приносит плоды в форме стручка. В мире существует 117 видов такой ванили (vanilla planifolia). Мы собрали плоды этих растений со всего света – из Центральной Америки, Африки, с Мадагаскара, из Индии, Индонезии, Полинезии. Оказалось, что молодые плоды ванили с Мадагаскара – с самым большим содержанием полицетонов. Мы решили выращивать именно ее.

Вы работаете только с культивированными растениями. Но сохраняют ли они все свойства своих диких сородичей?

К сожалению, нет. Растение в естественной среде живет в постоянном режиме стресса. Например, если климат слишком сухой, оно приспосабливается, вырабатывая особые качества. А мы, выращивая наших подопечных в искусственных условиях, окружили их чрезмерной заботой. Вследствие этого растение может даже потерять свои ценные свойства.

Как же можно сохранить природные качества растения в искусственных условиях?

Вот пример с той же плосколистной ванилью. Это лиана, которая растет на пальмах, на дереве какао. Она не любит яркого солнца, предпочитая ему влажность и тень. Поэтому мы высадили деревья, накрыв их сеткой, чтобы создать полумрак, распыляли воду для влажности. Нам удалось получить прекрасные двухметровые лианы, но они не цвели и, соответственно, не плодоносили. Пришлось обратиться к местным специалистам. Те посоветовали: «Ищите ответ в природе. Посмотрите, что происходит с растением в естественных условиях». Там оно вьется по дереву, доходя до самого верха, но дальше дороги нет. Специальный «датчик» сообщает лиане, что она не может больше расти ввысь, поэтому самое время обзавестись потомством. Тогда лиана начинает закручиваться петлей и спускаться вниз, и на нисходящей части появляются цветы. Мы сделали то же самое – заставили лиану расти вниз. И она зацвела. Но плоды получились мелкими. Тогда мы опять обратились к природе. В естественных условиях часть цветков гибнет из-за ветров и ураганов, а плоды склевывают птицы, портят насекомые. У нас же плоды, окруженные заботой, сохранялись все, и растение не могло полноценно их питать. Надо было вогнать его в состояние стресса. Мы оборвали часть цветов – и получили большие, насыщенные полицетонами плоды.

Какие у вас складываются отношения с жителями регионов, где идут поиски?

Если мы нашли интересный экземпляр, например на Мадагаскаре, то считаем, что растение – природное достояние острова и должно культивироваться на месте. Хотя проще было бы, наверное, выращивать его, к примеру, в Марокко, где у нас уже есть завод. Иногда бывают и забавные случаи, например, когда мы объясняем местным свойство какого-то растения. Ведь традиции забываются, и люди пользуются импортными препаратами, не подозревая, что недорогие и эффективные лекарственные средства растут у них прямо под ногами.

Вы путешествуете с 1990-х годов. Замечаете ли вы, что нетронутой природы на планете все меньше?

Куда бы я ни приезжал, люди говорят: «Это ужасно, лесов все меньше и меньше». И это так: в Бразилии, на Мадагаскаре их выжигают, чтобы золой удобрять почву. Как только земля истощается, осваивается новый участок. Людей трудно винить в том, что они губят природу: им надо есть. Создавая плантации, мы даем местным возможность убедиться: необязательно уничтожать лес, чтобы жить. Можно выращивать растения и иметь от этого доходы. Бывает, что мы восстанавливаем и уничтоженные лесные участки. На Мадагаскаре, например, мы собираемся высадить десять тысяч деревьев местных пород. Скоро там вырастет новый лес.