Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Жизнь планеты

Как добывают золото в Перу: фотогалерея

Андрей Гордасевич и Нильс Крауер
04 июля 2016
/upload/iblock/335/335a2a99123e6b032f3f844a51fd4da8.jpg
Золотоискатели раскладывают полиэтилен, чтобы на нем осел золотоносный песок. Дон Лауро: «Если ты видишь что-то, что могло бы быть золотом, хватай это, даже если оно похоже на змею, даже если оно похоже на саранчу, хватай скорей. Если удача с тобой, золото придет само».
Фото: Андрей Гордасевич
/upload/iblock/b04/b04c9a0d269f3f7d0b55c8d6bd6b2fde.jpg
С помощью воды грунт разделяют на грязь и золотоносный песок. В крупных концессиях грунт привозят на грузовиках, а старатели-одиночки просто набрасывают его лопатой на драгу. Мануэль: «Хороший водитель может отличить золотоносный грунт от бесполезной грязи. Если не уметь этого, будешь нагружать технику, а золота не появится».
Фото: Андрей Гордасевич
/upload/iblock/d6e/d6eeafd8fa33fa7ff2a8d8a2f382bfa4.jpg
Когда в грунте не остается золота, старатели оставляют свои временные дома и переезжают в новые места. Дон Клаудио: «Если золото кончается, люди уходят. И когда я один, мне приходится работать в одиночку. Золото распределено в грунте неравномерно. Ты можешь наткнуться на него или упустить. Но его хватает для того, чтобы поддерживать мою семью и дать детям образование».
Фото: Андрей Гордасевич
/upload/iblock/ac4/ac475ceb2a28996e8372878199f6ee7b.jpg
Старатели продают намытое золото в городке Пуэрто-Мальдонадо, столице провинции Мадре-де-Диос. Здесь, недалеко от центрального рынка, золото продается и покупается в маленьких лавках. Дон Лауро: «Итак, мы в Мадре-де-Диос — в Богоматери, и ее столица называется Пуэрто-Мальдонадо, что означает „отданная плохо“. Богоматерь отдана нам плохо. Что это значит?.. Бог вечен, верно?.. И некоторые вещи даны нам Богом плохо. Так произошло и с Мадре-де-Диос».
Фото: Андрей Гордасевич
/upload/iblock/c77/c778c8b7686d180b9896e001087a20d6.jpg
Так удаляются последние следы ртути и появляется чистое золото. После того, как шарик-амальгама нагревается в реторте, в золоте все еще остается 5-10% ртути, и ее нужно удалить открытым огнем.
Фото: Андрей Гордасевич
/upload/iblock/08d/08d190c91266e3fe114cfa7762c0804f.jpg
В конце рабочего дня старатели вытряхивают ковры, в ворсе которых скопилась грязь с золотом, — они называют это «моментом истины». Затем они промывают грязь, чтобы оставить лишь концентрированный песок с золотыми частицами, который они называют «аренийя». Далее в этот песок добавляют ртуть, чтобы экстрагировать золото. Старатели уважают иерархию, даже когда идут выпить в бар. Обычно простые работяги не общаются близко с концессионерами. Но когда все они вместе вытряхивают ковры, эта общая задача их объединяет.
Фото: Андрей Гордасевич
/upload/iblock/9cf/9cf17b718eb5e215fd7bc6d238a52d23.jpg
Поликарпо Сайре Суйо (72) бросает песок на горку под названием “толва” по 8-10 часов в день, чтобы намыть золота. Поликарпо: «Работать старателем-одиночкой — это потрясающе, как будто работаешь на пляже. Ну да, это изматывает, но зарабатывать-то надо, вот и продолжаешь».
Фото: Андрей Гордасевич
/upload/iblock/64f/64faabf64e635aca3e2fafb527b9df55.jpg
После школы и по выходным дети иногда помогают родителям на добыче золота. Донна Бетти: «Сначала отец моих детей приехал сюда, чтобы открыть здесь бизнес. Его позвали друзья. Почему? Потому что здесь можно было заработать. Это была золотая лихорадка. Я приехала сюда в 1999 году, чтобы помогать моему мужчине, и осталась здесь. Сначала я понятия не имела, чем заняться в этой деревне. Я думала, сразу уеду, ведь я городская, а это такая дыра. Это была другая жизнь. Но смотрите: я все еще здесь».
Фото: Андрей Гордасевич
/upload/iblock/cdb/cdbf157fe753ef5576d3d969f5c84fc0.jpg
Мануэль работает механиком более 20 лет и чинит всевозможную технику, используемую на добыче и переработке золота. Даниэль: «До тех пор пока у нас нет более совершенной технологии, мы будем работать так, как можем. Поэтому я говорю, что мы как сироты: никому не нужны. И так и будет, пока государство не найдет в себе смелости и не объединит тех, кто мог бы повлиять на ситуацию».
Фото: Андрей Гордасевич
/upload/iblock/564/56410d88affe88afb7ddd330b452fd79.jpg
Посредники из Пуэрто-Мальдонадо продают золото для дальнейшей очистки крупными компаниями, которые добиваются чистоты 99,999%. После очистки 59% золота уходит в ювелирный сектор, 20% - в сферу инвестиций, 11% - в технологический сектор, и 10% - в центральные банки. Частично золото оседает в руках местных ювелиров. Дон Марко, ювелир: «Самые популярные ювелирные изделия в Пуэрто-Мальдонадо — обручальные кольца. Здесь часто женятся… Сложной техникой я не пользуюсь. Техника вся у меня в голове».
Фото: Андрей Гордасевич
Быстрое и нелегальное золото – в фотопроекте Андрея Гордасевича.
Перуанцы называют свою страну pais minero, «страна-старатель». Добыча и обработка золота — основа жизни в провинции Мадре-де-Диос. В ее реках золото находят в виде мельчайших частиц, которые вода принесла сюда со склонов Анд в результате естественного распада. В отличие от золотых жил в горах, где золото выбивают из скальника, в долинах речной грунт размывают водой на драге, покрытой коврами. Камни отбрасываются, а в ворсе ковров собирается золотоносный песок «аренийя». Чтобы экстрагировать золото из песка, в него подмешивают ртуть, которая связывает золотые частицы и формируется в шарик-амальгаму. Затем этот ртутно-золотой шар помещается в реторту и нагревается газовой горелкой. Ртуть испаряется, а золото остается в чистом виде.
/upload/iblock/30f/30f0788466d36f94220489f38b66b764.jpg
Дон Клаудио (58), владелец концессии в Мадре-де-Диос, обходит свои владения, закончив работу. Концессия в Мадре-де-Диос дает право эксплуатировать природные ресурсы за небольшую плату государству. Однако это право распространяется лишь на недра. Поверхность же не принадлежит концессионерам и может быть продана третьим лицам, что часто становится причиной конфликтов.
Фото: Андрей Гордасевич
/upload/iblock/678/678124c4a0f8abd32590b2b00b1b6da5.jpg
Этот шарик помещается в реторту, нагревается газовой горелкой, и ртуть испаряется, оставляя чистое золото. Дон Клаудио: «Говорят, что ртуть отравляет и разрушает мозг, но это неправда. Я этого не ощущаю. Мы пили ртуть, чтобы избавиться от одиночества. Я глотал ее и забывал о проблемах».
Фото: Андрей Гордасевич
/upload/iblock/d46/d4655875e710e2c1493502d21a2fb8c8.jpg
Дон Клаудио определяет наличие золотых частиц в речном печке. На заднем плане человек смешивает в бочке ртуть с золотоносным песком: чтобы добыть золотые частицы из песка, в него добавляется ртуть, связывающая частицы в единый ртутно-золотой шарик.
Фото: Андрей Гордасевич
/upload/iblock/627/627427772638a35e8ae6ca91653a216c.jpg
Обычно старатели-одиночки работают до наступления сумерек, но в крупных концессиях работа идет круглосуточно. Дон Клаудио: «Я приехал сюда из Куско, с гор. Сначала климат оказался не для меня: жара, москиты, мухи — все это страшно доставало. Я уехал, но позже снова вернулся в джунгли и приобрел эту концессию. Это было в 1978 году. Теперь я уже привык».
Фото: Андрей Гордасевич
/upload/iblock/f4b/f4b702f8f78cfb688f69aba2724158eb.jpg
Рабочие чистят шланг для подачи воды и золотоносного грунта на драгу. Они проводят в воде по много часов, иногда в гидрокостюмах. Цезарь: «С этой работой нет никаких гарантий. С тобой может произойти все, что угодно. Легко здесь денег не заработаешь. Чтобы получать хорошо, надо вкалывать по 12 часов в день, пока с ног не повалишься от усталости. Чем больше отдаешь сам, тем больше получаешь, и наоборот».
Фото: Андрей Гордасевич
/upload/iblock/157/15748224a493a17f08556be64972c39a.jpg
Общий вид на долину, где ведется добыча золота, с одного из холмов, который образовался из переработанного золотоискателями грунта. Золото, которое известно нам в форме дорогих объектов, появляется из обычной на вид почвы и начинает блестеть, буквально стряхнув с себя грязь. Мелкие старатели производят до 20% мирового объема золота, но этот тип золотодобычи создает 90% рабочих мест для более чем 100 миллионов человек во всем мире.
Фото: Андрей Гордасевич
За год в Мадре-де-Диос на площади около 85 тысяч км2 60 тысяч старателей добывают до 20 тонн золота. 15% золота в Перу добывается нелегальным путем, и доходы от этого вдвое превосходят доходы от наркоторговли. Из-за противоречивого законодательства в Мадре-де-Диос сегодня не может легализоваться ни один из старателей. Проект Quickgold.ru – это рассказ о том, откуда берется золото, давно ставшее символом богатства, и кто занимается золотодобычей. В основе этой визуальной истории — жизнь старателей в джунглях Перу, в провинции Мадре-де-Диос. Название «Quickgold» объединяет слова «золото» (gold) и «ртуть» (quicksilver), которую используют в процессе добычи золота. Историю рассказывают российский фотограф Андрей Гордасевич и швейцарский социолог Нильс Крауер.