Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
National Geographic №194, ноябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Люди планеты

Что написано на лице

Текст: Элизабет Колберт Фото: Робин Хэммонд
03 мая 2018
/upload/iblock/d4f/d4f03f51b5dfc1f5ec00bbcd100f5393.jpg
Последовательности из четырех букв генетического кода – А, C, G и Т – спроецированы на лицо Райана Лингармиллара, уроженца Уганды. Изучение ДНК показывает то, что скрывает цвет кожи: все мы родом из Африки.
Что такое человеческая раса, как четко сформулировать само понятие? И надо ли это делать – по мнению ученых, оно вообще не несет особого научного смысла.
В первой половине XIX века одним из самых известных ученых в Америке был доктор Сэмюэль Мортон. Он жил в Филадельфии и коллекционировал человеческие черепа.

Мортон не придавал большого значения источникам своей коллекции: принимал как черепа с полей сражений, так и выкраденные из подземных погребальных галерей. Наибольшую известность получил экземпляр, принадлежавший ирландцу, отправленному отбывать наказание в Тасманию (где узник впоследствии был повешен за убийства и каннибализм – поедал тела других заключенных). Каждый экспонат, попадавший в руки Мортона, подвергался одной и той же процедуре: полость черепа заполнялась семенами перца (позднее – свинцовыми шариками): таким образом Мортон измерял объем черепной коробки.

Мортон считал, что людей можно разделить на пять рас, каждая из которых представляет один из этапов творения человека. Эти расы различались в соответствии с их местом в божественной иерархии. Как утверждал ученый, с помощью краниометрии ему удалось четко определить, что белые люди – «кавказская раса» – самые умные. Выходцы из Восточной Азии – «монгольская раса», – хотя и были «довольно смышлеными» и «поддающимися обучению», все же находились на ступень ниже. Далее шли представители Юго-Восточной Азии (малайцы), за ними – коренное население Америки. Негроиды, или представители «эфиопской» расы, занимали низшую ступень. Возникшие за несколько десятилетий до начала Гражданской войны в США, идеи Мортона были тут же подхвачены Югом в оправдание рабовладельческого строя.

MM8590_171201_00462.jpg 

Черепа из коллекции Сэмюэля Мортона, основоположника научного расизма, иллюстрируют созданную им классификацию людей по пяти расам. Слева направо: «эфиопская» женщина и «кавказский» мужчина (оба – жители США), «американец» из Мексики, «монголоид» (китаянка) и малаец. Автор фото: Роберт Кларк. Фотография сделана в Музее археологии и антропологии Пенсильванского университета

«У Мортона нашлось много последователей, особенно на Юге США», – рассказывает Пол Волфф Митчелл, антрополог из Пенсильванского университета, показывая мне знаменитую коллекцию, ныне хранящуюся в университетском Музее археологии и антропологии. Мы остановились возле отличающейся внушительными размерами черепной коробки голландца, которая помогла Мортону обосновать его идею об исключительности европеоидов. Уже после смерти ученого в 1851 году издание Charleston Medical Journal из Южной Каролины воздало ему почести – за то, что он «указал негроидной расе на ее истинное место – в самом низу».

Современная наука отводит Мортону роль отца – основателя научного расизма. Великое множество ужасных деяний, совершенных в последние несколько веков, объединяла эта идея – превосходства одной расы над другой, так что осмотр коллекции черепов вызывает жуткие ощущения. По сей день отголоски мортоновской идеологии слышны в американском обществе – куда громче, чем хотелось бы. Расовые различия продолжают задавать тон в политике, во многом определяют отношения между соседями и влияют на осознание себя как личности. Все это происходит, несмотря на то что современные научные взгляды полностью расходятся с идеями Мортона.

Мортон считал, что ему удалось выявить наследственные и неизменные различия между людьми. Однако в его время – до публикации теории Чарлза Дарвина оставалось еще несколько десятилетий, а до открытия ДНК – больше века – ученые не имели представления о механизмах наследования внешних признаков. Сегодня генетики утверждают, что само по себе разделение на расы часто толкуется превратно.

NationalGeographic_1013436.jpg MM8590_110417_0109.jpg 
ДНК этой «парочки» совпадают практически на 99 процентов. Совпадение генов двух любых людей, естественно, еще больше. Однако после того как предки человека современного типа избавились от большей части нательных волос, у людей из-за незначительных изменений в ДНК развились видимые отличия в цвете кожи. Скорее всего, темная пигментация помогала нашим предкам защищаться от интенсивного солнечного излучения в Африке. Когда люди переселились в области с меньшим количеством солнечного света, преимущество получили светлокожие. Фото шимпанзе: Кэри Волински, NATIONAL GEOGRAPHIC CREATIVE.

Когда в 1990-х годах стартовал проект по расшифровке генома человека, на самом деле составленного из данных по нескольким индивидуумам, исследователи намеренно отобрали генетические образцы у анонимных доноров, отождествлявших себя с разными расами.

В июне 2000 года на церемонии объявления результатов проекта «Геном человека» в Белом доме Крейг Вентер, один из пионеров секвенирования ДНК, заявил: «Расовая концепция не имеет ни генетического, ни научного обоснования».

В последние десятилетия генетические исследования выявили два фундаментальных факта о людях. Во-первых, все мы состоим в довольно близком родстве – гораздо более близком, чем, например, шимпанзе друг с другом – даже несмотря на то, что сегодня на планете живет более семи миллиардов людей. У всех нас одинаковый набор генов, и наша индивидуальность определяется лишь незначительными отличиями в проявлении некоторых из них (исключая однояйцевых близнецов, которые генетически идентичны). Изучение генетического разнообразия позволило ученым реконструировать генеалогическое древо человеческих популяций – и установить второй важный факт: все ныне живущие люди по происхождению африканцы.

Да, вид Homo sapiens возник в Африке. Судя по недавно обнаруженным в Марокко окаменелостям, первые кости, принадлежавшие человеку современного типа, появляются в отложениях возрастом около 300 тысяч лет. В последующие 200 тысяч лет люди оставались в Африке, при этом разные группы перемещались по всему континенту и постепенно оказывались изолированы друг от друга – так возникали новые популяции.

Как и у всех других видов, генетические преобразования у человека происходят в результате случайных мутаций – небольших изменений в генетическом коде жизни, ДНК. Мутации возникают примерно с одной и той же скоростью, и, чем дольше группа остается замкнутой, передавая гены из поколения в поколение, тем больше у ее представителей накапливается генетических изменений. Поэтому, чем дольше группы изолированы друг от друга, тем сильнее будут разниться накопленные изменения.

Анализируя гены современных африканцев, ученые пришли к выводу, что народы кой-коин, населяющие юг континента, представляют одну из древнейших ветвей генеалогического древа человечества. Пигмеи из Центральной Африки – тоже древняя обособленная группа. А значит, наибольшее количество генетических различий во всем человечестве накопилось не между разными расами (белые, черные, азиаты или коренные американцы), как принято считать, а между такими африканскими популяциями, как, например, пигмеи и кой-коин. Еще до того, как первые люди покинули Африку, они успели просуществовать в изоляции друг от друга десятки тысяч лет.

/upload/iblock/35b/35b4eb19e0afa0e27add103ae9e25867.jpg

Почти в каждом из нас – частица неандертальца. Скульптура, стоящая рядом с Музеем неандертальца на одной из улиц Дюссельдорфа (Германия), притягивает внимание прохожих. Первые люди нашего вида по пути из Африки встретились с неандертальцами – появились общие дети. Именно поэтому в каждом современном «неафриканце» есть небольшая доля неандертальской ДНК. Эти гены могли улучшить работу иммунной системы и синтез витамина D, но они же увеличили вероятность развития шизофрении и возникновения жировых отложений в области живота. Реконструкция: KENNIS & KENNIS. Фотография сделана при поддержке Музея неандертальца, Германия.

Согласно данным генетического анализа, все современные «неафриканцы» являются потомками нескольких тысяч человек, около 60 тысяч лет назад покинувших общую прародину. (Одни из ближайших родственников тех переселенцев в наши дни живут в Восточной Африке – это народ хадза из Танзании.) Будучи малочисленной популяцией, эмигранты той волны «прихватили» с собой лишь толику африканского генетического разнообразия.

Где-то на своем пути, возможно на Ближнем Востоке, переселенцы вступили в близкий контакт с представителями другого человеческого вида – с неандертальцами, а еще дальше к востоку встретились с денисовцами. По предположению ученых, оба этих вида возникли в Евразии и произошли от представителя рода Homo, мигрировавшего из Африки раньше. Это значит, что массовое переселение, случившееся 60 тысяч лет назад, – вторая волна эмиграции человека современного типа из Африки. Причем, судя по нашему геному, вторая волна перекрыла первую.

За относительно короткое время потомки эмигрантов второй волны расселились по всему миру: около 50 тысяч лет назад достигли Австралии, 45 тысяч лет назад распространились в Сибири, а 15 тысяч лет назад добрались до Южной Америки. Очутившись в разных частях света, они образовали новые географически изолированные группы, каждая из которых со временем обзавелась своим набором мутаций.

Большая часть мелких изменений в геноме никак не помогала его носителям, но и не вредила. Однако встречались и мутации, дававшие преимущество в новых условиях. Благодаря естественному отбору, эти новшества быстро распространялись среди местных популяций. Например, на высокогорье (Эфиопское нагорье, Тибет или плоскогорье Альтиплано в Андах), где воздух разрежен, в лучшем положении оказались носители генома, помогавшего адаптироваться к меньшим объемам кислорода. Другой пример: адаптация эскимосов к морской пище, богатой жирными кислотами, за счет незначительных изменений в геноме.

Некоторые мутации закрепляются в популяции благодаря естественному отбору без видимых на то причин. Так произошло с вариантом (аллелем) гена EDAR. Большинство выходцев из Восточной Азии, а также коренных американцев – носители как минимум одного аллеля 370А, причем у многих из них встречается и по два таких аллеля. А вот среди африканцев и европейцев этот аллель обнаруживается довольно редко.

Однородной африканской расы не существует

Поскольку человек современного типа появился в Африке и долгое время существовал только здесь, этот континент сегодня отличается бóльшим генетическим разнообразием людей, чем все остальные части света, вместе взятые. Это касается и разных оттенков кожи. Исследователи, изучающие генетические вариации, соотносят их со столь же широким разнообразием африканских языков – их здесь более двух тысяч. Фотограф Робин Хэммонд последовал примеру ученых и посетил пять характерных языковых общин. «Однородной африканской расы не существует, – поясняет генетик Сара Тишкофф из Пенсильванского университета. – Люди, покинувшие Африку около 60 тысяч лет назад и со временем давшие начало другим народам на планете, представляли лишь малую толику африканского разнообразия».

/upload/iblock/f5c/f5cd4aaf6f098b5d35aed1fc44a298a5.jpg
Акаторот Йелле, язык туркана.
/upload/iblock/5dc/5dc582d494ca297a3896283f867db417.jpg
Монвабиси Макома, язык коса.
/upload/iblock/46f/46f6fdb32e4838da049a5f652f13fd19.jpg
Паланджо Каунда, язык коса.
/upload/iblock/772/77257b3239eefce48b713ffb29f648d9.jpg
Абдхллахи Мохамед, сомалийский язык.
/upload/iblock/128/128649f9afbd5074d80b1bcc3dfba79c.jpg
Петрус Ваалбоои, язык нлу.
/upload/iblock/16e/16e69b32d84c5ba8aaf5707398eb6144.jpg
Тулиса Нгксукума, язык коса.
/upload/iblock/7a5/7a553c127e7f0c842becdccb3a49caca.jpg
Чахида ван Ниил, язык нлу.
/upload/iblock/9c1/9c15775570f89ebc254f73f855e35a46.jpg
Дэвид Ваалбоои, язык нлу.
/upload/iblock/437/437b406b2de0b09b5b3f788226eddb9b.jpg
Джоанна Копер, язык нлу.
/upload/iblock/e2b/e2b0eac52bf778ffdf013ba5b11168af.jpg
Эринёк Эйен, язык туркана.
/upload/iblock/f6d/f6dcc73587b6bd50f0d578d4beac42c8.jpg
Мохамед Али, сомалийский язык.
/upload/iblock/27c/27cc583794969cd25386006bed247568.jpg
Аюб Абдуллахи, сомалийский язык.
/upload/iblock/faa/faa21889ca75aaf88af108d5a15dc211.jpg
Бианка Спрингбок, язык нлу.
/upload/iblock/48d/48d38c3e582566e64a251c31033bff7a.jpg
Эджоре Элипан Абонг, язык туркана.
/upload/iblock/5b5/5b5f29506cba52c58d148c636af2586a.jpg
Хелена Хамиси, язык хадза.
/upload/iblock/8e8/8e8a3d5a0a6441265f8639b32f9db305.jpg
Садам Абдирисак, сомалийский язык.
/upload/iblock/927/9271263760ff24a0d9db4d97c6aa9eed.jpg
Исаак Адамс, язык нлу (один из многих диалектов народов кой-коин).
/upload/iblock/2d3/2d3ab42c05950aa9e877c9365b66d5ce.jpg
Нейлтон Ваалбоои, язык нлу (один из многих диалектов народов кой-коин).


Генетик Яна Камберов из Медицинской школы Перельмана в Пенсильванском университете в ходе эксперимента вживила в ДНК мышей восточноазиатский аллель гена EDAR, чтобы понять его роль в организме. «Посмотрите, какие они милые», – показывает мне своих подопечных Яна, приоткрыв клетку. На первый взгляд мыши как мыши: лощеная коричневатая шерстка и блестящие черные глазки. Если же приглядеться, можно заметить небольшие, но при этом существенные отличия от их не менее милых собратьев: шерсть гуще, больше потовых желез, а жировая подушка молочной железы – меньше.

Благодаря мышам Яны теперь понятно, почему некоторые выходцы из Восточной Азии, а также коренные американцы отличаются густой шевелюрой и большим количеством потовых желез (влияние EDAR на размер грудных желез у человека не установлено). Однако до сих пор неясно, какое эволюционное преимущество обеспечил новый аллель этого гена. Камберов предполагает, что предки современных жителей Восточной Азии в какой-то момент оказались в особых климатических условиях, в которых большее количество потовых желез или густо растущие волосы стали полезны. Вполне вероятно, что обладатели аллеля 370А получили пока не известные науке преимущества, и выявленные Яной отличия лишь внешнее проявление этого аллеля. Известно много примеров, когда небольшая мутация может проявиться в многочисленных и самых разных формах, лишь одна из которых окажется действительно полезной. А новшества могут сохраниться даже после того, как внешние условия, вызвавшие их появление, изменятся.

«Получить ответы на все вопросы можно, только если у вас есть машина времени», – вздыхает Яна.

ДНК часто сравнивают с текстом, состоящим из букв, соответствующих химическим основаниям: А – аденин, C – цитозин, G – гуанин и Т – тимин. Геном человека, в котором около 20 тысяч генов, содержит три миллиарда пар оснований – одна страница за другой, и все они исписаны этими буквами. Изменение, благодаря которому выходцы из Восточной Азии отличаются густыми волосами, – это замена одного основания в одном из генов – вместо Т там теперь стоит C.

Таким же образом мутация, благодаря которой у большинства европейцев цвет кожи светлее, представляет собой единственную замену в гене SLC24A5, состоящем из более чем 20 тысяч оснований. На позиции, где у большинства жителей Африки находится основание G, у европейцев расположено А. Лет десять назад патолог и генетик Кит Ченг из Медицинского колледжа при Университете штата Пенсильвания обнаружил эту мутацию, изучая рыбок данио-рерио, скрещивая которых ученые вывели особей с менее насыщенным цветом темных полосок. Как выяснилось, такие рыбки оказались носителями мутации пигментного гена, такой же как у европейцев.

Изучая фрагменты ДНК, извлеченные из древних костей, палеогенетики обнаружили, что замена G на А произошла в Западной Европе совсем недавно – около 8 тысяч лет назад. «Новшество» принесли переселенцы с Ближнего Востока. (Куда больше известно другое их нововведение: земледелие.) Это означает, что люди, жившие в Европе до них – охотники и собиратели, создавшие дивной красоты наскальные рисунки в пещерах Испании и Франции, вполне возможно, были не белокожими, а смуглыми. Кроме того, исследование древней ДНК свидетельствует о том, что многие темнокожие европейцы тех времен были голубоглазыми – сейчас такая комбинация цвета глаз и кожи исключительно редка.

«Генетические исследования подтверждают, что на протяжении человеческой истории популяции часто смешивались и замещались, а это значит, что наши представления о расах прошлого по большей части неверны», – заключает Дэвид Рейч, палеогенетик из Гарвардского университета, автор недавно вышедшей книги Who We Are and How We Got Here («Кто мы и как здесь оказались?»). По словам Дэвида, невозможно выявить типичные черты, присущие популяции определенной местности: как только в изоляции «нарабатывались» различия, новые миграции и смешения эти различия размывали или вовсе стирали.

Какого цвета были ваши предки?

32% северный европеец
28% южный европеец 
21% выходец из Африки
14% выходец из Юго-Восточной Азии/Северной Африки

Поиски ответа на вопрос «Откуда мы родом?» ведутся с библейских времен. В наше время генеалогический интерес подпитывается успехами современной генетики, позволяющей ловко вплести личные истории в пути великих миграций всего человечества. Эти шестеро жителей США проверили свою «расовую» родословную по ДНК, и результаты (приведены в процентах вверху) оказались практически одинаковыми. Однако у каждого человека своя история. Бренда Юркоски еще до тестирования знала, что в числе ее предков были третий президент США Томас Джефферсон и Салли Хемингс, его рабыня и любовница. «Мой прадед в четвертом поколении (Томас Джефферсон) вывел формулу, по которой можно было определить, белый ты или черный, – рассказывает она. – Я попадаю в категорию “квартерон”». Квартерон, согласно этой классификации, означает, что лишь один (одна) из бабушек-дедушек принадлежал(а) к небелому населению.

/upload/iblock/7c0/7c0a2f727b6e98fb0d2e401d6654ddf3.jpg
«Я вырос в кругу родных, и кого среди них только не было – и белые, и черные... Я смотрю на людей с похожим тестом ДНК… и думаю, что это пятеро моих двоюродных братьев».
/upload/iblock/8b4/8b4c91a73894e4d8f4cb531dc9b8ec41.jpg
«Почти все мои друзья – белые, а я где-то посередине. Они часто обращаются ко мне с вопросами о расах».
/upload/iblock/5d8/5d8f185356062b9bf18fbf8b63fe9b15.jpg
«Мы и сегодня относим себя к афроамериканцам. По прежним законам США я обязана была идентифицировать себя именно так. Конечно, можно было попробовать сойти за белую. Но, упаси Господь, кто-нибудь узнал бы…».
/upload/iblock/b86/b86e5b43817129ca56d9f4d46b8774a8.jpg
«Сейчас, зная о своих древних предках, я смотрю на людей по-другому. Вряд ли найдется человек, который, сдав тест, получит всю родословную одной строчкой».
/upload/iblock/3b5/3b5b8b068dbff448cbde78cd2c6ef26f.jpg
«Я отношу себя к людям смешанной расы. Но окружающие видят во мне белую. Порой люди говорят всякое, не понимая, кто я такая, и оскорбляя мою расу».
/upload/iblock/6ab/6abfad1b706961d5ef6160d24d862cf5.jpg
«Люди часто интересовались, откуда я родом, к какой расе принадлежу, а я не знал, что им ответить. У меня очень необычная внешность. Я подумал, что было бы здорово выяснить, кто я».


В современном мире цвет кожи сильно варьирует, и эти изменения в основном связаны с географической широтой. Ближе к экватору темная кожа спасает от ультрафиолетового излучения. В Заполярье проблема противоположная – там недостаток солнца, и светлая кожа позволяют организму вырабатывать больше витамина D. Оттенок кожи определяется совместной работой нескольких генов, и в разных группах людей он обусловлен различными комбинациями аллелей. Некоторые африканцы, например племя мурси в Эфиопии, обладают черной как смоль кожей, а, к примеру, у народов кой-коин кожа медного цвета. К удивлению ученых, многие темнокожие жители Восточной Африки оказались носителями «светлого» аллеля гена SLB24A5 (похоже, он попал в Африку тем же путем, что и в Европу, – с Ближнего Востока). Население Восточной Азии, в свою очередь, обладает светлым оттенком кожи, но их геном содержит «темный» аллель гена. Кит Ченг пытается разобраться, почему так происходит, продолжая изучать рыбок данио-рерио. «Это совсем непросто», – заявляет Кит.

Когда люди говорят о расах, обычно, они имеют в виду цвет кожи, и в то же время – нечто большее. Все это – отголоски наследия людей вроде Мортона, построившего «науку» о расах для проповедывания собственных предубеждений. Современная наука пришла к выводу, что видимые различия между людьми – результат стечения обстоятельств в прошлом, говорящий только о том, как разные популяции приспосабливались к особенностям солнечного излучения, не более того.

«Мы часто думаем, что, зная цвет кожи человека, мы знаем о нем все, – объясняет Хизер Нортон, молекулярный антрополог из Университета Цинциннати, изучающая пигментацию. – Я считаю, важно рассказать людям, что все различия, которые мы видим, объясняются очень просто – у меня в определенном месте генома стоит буква А, а у нее – G». Секвенирование генома позволило ученым установить пути миграций человека в прошлом. Кроме того, теперь каждый с помощью генетического теста может отследить историю своих предков и представить себе, какое невообразимое смешение рас он представляет. «То, что раса – всего-лишь придуманное понятие, вовсе не означает, что нас нельзя разделить на группы или что все мы одинаковые, – рассуждает Анита Фоумен из Университета Уэст-Честера. – Вполне возможно найти новые понятия, позволяющие судить о внешних различиях между людьми».