Поиск
x
Журнал №190, июль 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Жизнь планеты

Люба из Сибири

Текст: Том Мюллер Фотографии: Францис Латрей
14 февраля 2013
/upload/iblock/598/59885815d9bd7e2ad45f3ae1adfa68d1.jpg
Фото: Францис Латрей
/upload/iblock/d93/d9395bdf47bc25384ae66b19d3343f73.jpg
У мамонтенка с реки Юрибей не хватает только копытец, фрагмента хвоста и правого уха, а также большей части шерсти.
Фото: Францис Латрей
/upload/iblock/f47/f47653aecfea151d18502160a7a9280d.jpg
Любу поместили в охлаждаемый контейнер и отправили из Сибири в Токио, где ей должны были сделать компьютерную томографию. Люди, вносившие мамонтенка, были одеты в особые костюмы и шли по специально сооруженному пластиковому проходу – дабы в больницу не попали древние бактерии.
Фото: Францис Латрей
/upload/iblock/2e2/2e2807f66c1b6395f2474bb5d002f960.jpg
Сканирование компьютерным томографом дало новые сведения об анатомическом строении мамонтов – а также о причинах гибели Любы. Она могла захлебнуться грязью, попав в топкое место: носовые проходы в хоботе (показаны белым), рот, пищевод и дыхательное горло забиты глиной и илом.
Фото: Францис Латрей
/upload/iblock/7f7/7f7b2ea62566e982562368ed988ea70a.jpg
К концу весны лед на реках, узорной сетью покрывающих полуостров Ямал, тает. Уровень воды поднимается, глыбы вечной мерзлоты обрушиваются вниз. Растения здесь теперь по большей части совершенно другие, но ландшафт почти такой же, каким был 40 тысяч лет назад.
Фото: Францис Латрей
/upload/iblock/65a/65a33a05a405bd916a4edf10b2563594.jpg
Тело мамонтенка Любы было покрыто шерстью, но сегодня сохранились лишь небольшие остатки подшерстка. Слой более грубых волос и подшерсток надежно защищали от 30-градусных морозов.
Фото: Францис Латрей
/upload/iblock/e51/e518123d3628718113218a4f5a62f1ec.jpg
Если бы Люба выросла, на ее подошвах появились бы трещины, такие же, как у современных слонов, а мясистые подушки на подошвах смягчали бы ее шаги – очень полезная особенность для животного весом в шесть тонн.
Фото: Францис Латрей
/upload/iblock/331/331f9b810c2b3e5adb9fe887c1537332.jpg
Исследуя мамонтенка в Петербурге, международная научная команда – С.В. Горбунов, П.А. Косинцев, А.Н. Тихонов, Б. Бюиг и Д. Фишер (слева направо) – извлекают из кишечника Любы его содержимое. Вероятно, оно попало туда только в момент гибели – ведь до года мамонтята питались лишь молоком.
Фото: Францис Латрей
/upload/iblock/fc6/fc635144d075535c9b935c6572066b85.jpg
Ученые вырезали кусок подкожной клетчатки и жира из брюшной полости мамонтенка. «Этот образец говорит и о Любе, и о ее матери, – считает Дэн Фишер. – Толстый слой белого жира означает: детеныша хорошо кормили. Если бы мать была больна или с трудом находила пищу, слой был бы тоньше».
Фото: Францис Латрей
/upload/iblock/d11/d11af4c819d6883b28d3a9a66800dc1d.jpg
Зубы Любы – подробный дневник ее короткой жизни. Изотопы кислорода в зубах указывают на то, что мамонтенок родился весной. 16 мм в поперечнике
Фото: Айра Блок
/upload/iblock/d4f/d4f17b51c675a189cf83f51a633466b2.jpg
Сравнив размер тела и развитие бивней с соответствующими показателями у слонов, ученые сначала решили, что Любе было четыре месяца. Но, разрезав один из зубов и проанализировав его линии роста (схожие по своей сути с годовыми кольцами деревьев), они обнаружили: между рождением и смертью мамонтенка прошел лишь месяц. 54 мм в поперечнике
Фото: Айра Блок
/upload/iblock/a76/a762f9145cb54a8e82bd6e5b6f4ef1fe.jpg
В Токио Любу после компьютернотомографического сканирования на краткое время поместили в специальную витрину – чтобы изучить возможность экспонирования мамонтенка в замороженном состоянии. Несколько музеев мира уже выразили большую заинтересованность в таком экспонате – возможно, юную мамонтиху скоро ждут гастроли.
Фото: Францис Латрей
/upload/iblock/b4a/b4ad057be123f940786708635fffc48e.jpg
Мамонтенок, найденный оленеводами и переданный ученым, во время первого осмотра в салехардском музейно-выставочном комплексе имени И. С. Шемановского начал оттаивать. Кирилл Сэротэтто (слева) и Бернар Бюиг вынесли его на улицу, чтобы снова подморозить.
Фото: Францис Латрей
В России найден идеально сохранившийся мамонтенок. Поможет ли он раскрыть тайну исчезнувшего вида?
Стадо мамонтов приближается к реке. Девочка-мамонтенок бредет рядом со своей матерью, время от времени ласково тычась хоботом в длинную лоснящуюся шерсть мамонтихи. Небо ярко-голубое, веет легкий ветерок, и волны катятся по травяному океану – степной полосе шириной восемь тысяч километров, простирающейся вдоль границы ледников. Долгая северная зима закончилась. 40 тысяч лет спустя майским утром на том же месте – на полуострове Ямал в северо-западной Сибири – ненецкий оленевод Юрий Худи с тремя сыновьями стоит на песчаной отмели реки Юрибей: они обсуждают, что делать с найденным телом небольшого животного. Это был мамонт, совсем маленький (вероятно, детеныш), но на удивление хорошо сохранившийся: кажется, ему не хватало лишь шерсти и копыт. Легенды и песни ненцев утверждают, что мамонты бродят по темным ледяным подземным просторам, где их пасут злые боги. Мифы не так уж далеки от истины: подземный мир Сибири действительно полон мамонтов.
К тяжелому климату Mammuthus primigenius был хорошо приспособлен. Однако в промежутке от 10 до 14 тысяч лет назад мамонты почему-то исчезли с большей части своего ареала...
Вернее, мир подледный. Каждое лето, когда тает ледяной покров, бивни, зубы и кости ископаемых слонов во множестве появляются на берегах рек и морей, вызволенные эрозией из замерзшей почвы, в которой они пролежали десятки тысяч лет. Юрий Худи на своем веку повидал немало мамонтовых бивней – но вот мамонта целиком видеть ему прежде не доводилось. Юрий догадывался, что это очень важная находка, но что с ней делать конкретно – не знал. И решил отправиться в городок Яр-Сале, расположенный в 240 километрах к югу от стойбища, чтобы посоветоваться со своим старым другом Кириллом Сэротэтто. Выслушав взволнованный рассказ, Кирилл поспешил к директору местного музея – и тот убедил власти городка выделить вертолет, чтобы доставить Сэротэтто и Худи на Юрибей. Однако, прибыв на отмель, мамонта друзья не обнаружили. Львы и гиены Сибири. В эпоху мамонтов Сибирь была иной. На огромной засушливой равнине под ярко-голубым безоблачным небом среди низкорослых кустарников бродили шерстистые носороги, огромные длиннорогие бизоны и бобры размером с медведя. На исполинов охотились пещерные львы, падаль доставалась пещерным гиенам и росомахам. Простиралась эта «мамонтовая степь» от Ирландии до Северной Америки. Род Mammuthus относится к семейству слонов. Самый известный из рода – шерстистый мамонт, Mammuthus primigenius, коренной сибиряк: он появился на северо-востоке Сибири более 400 тысяч лет назад. К тяжелому климату Mammuthus primigenius был хорошо приспособлен: шерсть длиной до 90 сантиметров покрывала все его тело, даже маленькие ушки, а огромные изогнутые бивни помогали не только биться, но и извлекать пищу из-под снега. Однако в промежутке от 10 до 14 тысяч лет назад мамонты почему-то исчезли с большей части своего ареала... Впрочем, вместе с большинством гигантских млекопитающих Северного полушария – в некоторых регионах вымерло до 70 процентов видов. Трагедию не раз пытались объяснить катастрофами: падением метеорита, чудовищными пожарами и засухами, вселенским мором... Но сегодня большинство исследователей полагает, что главная причина – резкое потепление и, как следствие, изменение растительного покрова степи. Ведь исчезновение мегафауны совпало с концом последнего ледникового периода. Компьютерное воспроизведение изменений ландшафта в позднем плейстоцене позволяет предположить, что тогда исчезло до 90 процентов среды обитания мамонтов. Впрочем, популярна и другая версия. Люди современного типа появились в Африке около 200 тысяч лет назад, а примерно 40 тысяч лет назад распространились по северной Евразии. Их численность постоянно росла – и росло их влияние на природу. Люди истребляли мамонтов ради мяса, из бивней и костей делали оружие, инструменты, статуэтки и даже жилища. Поэтому некоторые палеонтологи считают, что охотники сыграли в великом вымирании видов роль не меньшую, чем изменение климата. Есть и те, кто уверен, что именно люди, и только они, истребили мегафауну.
Каждое найденное тело мамонта подталкивает нас к разгадке тайны исчезновения мамонтов.
Спор по этому вопросу – один из самых оживленных в современной палеонтологии. Но каждое найденное тело мамонта подталкивает нас к разгадке тайны. В погоню за мамонтом. Впервые в Сибири полный скелет шерстистого мамонта обнаружили в 1799 году, а в 1806-м ботаник Михаил Иванович Адамс вывез его в Петербург. С тех пор было найдено около двух десятков экземпляров с сохранившимися мягкими тканями, в том числе несколько детенышей, от новорожденных до примерно годовалых. Однако ни одна из обнаруженных прежде особей не сохранилась так хорошо, как та, которую нашел – и вскоре потерял – Юрий Худи. Тот, кто посягнул на чужую находку, мог получить очень неплохую прибыль: торговцы мамонтовой костью регулярно наведывались в район, чтобы купить бивни – а сколько они могут заплатить за целого мамонта? Вскоре подозрения Юрия пали на одного из двоюродных братьев. Кто-то видел, как он ходил по отмели, а затем уехал на оленьей упряжке в сторону города Новый Порт. Худи и Сэротэтто бросились в погоню на снегоходе. В Новом Порту найти мамонтенка не составило труда: он стоял, прислоненный к стене магазина, собравшиеся вокруг зеваки без конца фотографировали его на телефоны, уличные собаки успели отгрызть часть хвоста и правое ухо. Но Худи и Сэротэтто сумели объяснить, как ценен мамонтенок для науки, и доказать, что Юрий нашел его первым. Находку отправили вертолетом в безопасное место – музейно-выставочный комплекс имени И. С. Шемановского в Салехард, административный центр Ямало-Ненецкого автономного округа. «Нам повезло, что все закончилось так удачно, – говорит Алексей Тихонов, директор петербургского зоологического музея, один из первых ученых, осмотревших мамонтенка. – Экземпляр, найденный Юрием Худи, – самый хорошо сохранившийся со времен ледникового периода мамонт из всех, что попадали в наши руки». «Хорошо сохранившийся мамонт» оказался девочкой, маленькую мамонтиху назвали Любой в честь жены Юрия. О чем говорят бивни. В июле 2007 года Тихонов пригласил в Салехард французского полярного исследователя Бернара Бюига и палеонтолога Дэна Фишера из Университета Мичигана. И Фишеру, и Бюигу уже приходилось осматривать останки и взрослых мамонтов, и детенышей. Однако все они сохранились неважно – в отличие от Любы. «Когда я увидел ее, – вспоминает Фишер, – первой мыслью было: о боже, она в идеальном состоянии – даже ресницы на месте! Казалось, она просто уснула. Я так долго пытался представить себе, как же на самом деле выглядит мамонт – и вот он внезапно явился передо мной наяву, даже потрогать можно». За исключением отсутствия волос и копытец, а также отгрызенных собаками хвоста и уха, единственным изъяном в облике Любы была странная вмятина на голове, прямо над хоботом. Общий вид и гладкий жировой горб свидетельствовали: от голода Люба не страдала. Фишера особенно интересовали Любины молочные бивни. Ведь Дэн – единственный в мире специалист, расшифровывающий жизнь слонов и мамонтов по структуре бивней. За тридцать лет изучения этого вопроса ученый установил, что отложения в бивнях накапливались ежедневно – и потому они, как кольца роста у деревьев, содержат подробные сведения о жизни хозяев. Толстые слои говорят о лете и богатых пастбищах, тонкие – о скудном рационе. Так, у самцов слой внезапно сужается на двенадцатом году жизни – и Дэн Фишер понял, что в это время мамонты достигали половой зрелости и изгонялись матерями из матриархального стада. Несколькими годами позже появляются свидетельства яростных схваток между взрослыми самцами за право продолжить свой род. Наконец, по слоям у основания бивня, которые образовались последними, ученый узнавал, как умер мамонт – от медленного истощения (вызванного травмой, болезнью, неблагоприятной средой) или же внезапно. Фишер, изучивший сотни бивней, убежден: они могут рассказать о причинах великого вымирания видов. Ведь, судя по бивням, мамонты и мастодонты (другая группа ископаемых хоботных) не испытывали особых лишений и проблем с пищей и в конце позднего плейстоцена, когда наступило потепление. Эксперимент палеонтолога. С другой стороны, образцы времен заката мамонтов часто указывают на то, что животные погибли осенью – хотя, отъевшись за лето, они должны были находиться в отличной физической форме и естественная смертность, вероятно, была низкой. Но ведь, наверное, именно осенью люди охотились особенно активно – делая запасы на зиму. Правда, это совпадение представляет интерес только в том случае, если охотники палеолита могли делать запасы на зиму – то есть если они умели месяцами хранить мясо мамонта. Возможно ли это, Дэн Фишер решил проверить экспериментальным путем. Он разделал тушу лошади-тяжеловоза с помощью каменных инструментов, которые изготовил сам, и бросил мясо в небольшой пруд. Благодаря живущим в пруду лактобациллам мясо было фактически замариновано и потому сохранилось. К тому же оно издавало кисловатый запах, отпугивавший падальщиков. Каждые две недели с февраля до середины лета Фишер вылавливал мясо, отрезал куски и ел, доказывая: охотники могли так хранить свою добычу. А многие бивни и кости были найдены именно в торфяных трясинах и водоемах. Прежде Фишер работал в основном с образцами из Северной Америки. Однако, проведя исследование бивней с острова Врангеля, он получил схожие результаты. Люба как машина времени. Но верно ли ученый расшифровывает «сообщения» бивней? Проверить догадки можно, лишь обнаружив рядом с бивнями их хозяина, причем практически в идеальном состоянии. А Люба, напомним, сохранилась как раз идеально. Содержимое ее желудка и кишечника, количество жира на теле – это информация о ее рационе и о состоянии здоровья, то есть это независимая проверка данных, «записанных» на бивнях. «Теперь нам не нужна машина времени, чтобы проверить точность наших методов», – радостно говорит Фишер. Молочные бивни начинают расти у плода вскоре после зачатия, а момент рождения (травма для всех млекопитающих) отмечается в микроструктуре зуба отчетливой неонатальной линией. Основываясь на данных о современных слонах, ученые предполагают, что беременность у мамонтов длилась 22 месяца. И Люба может подтвердить это или опровергнуть. Мамонтенок, вероятно, умер в возрасте примерно четырех месяцев. Почему оборвалась жизнь столь юной и, по всей видимости, здоровой особы? Тайны замороженной. Для начала образцы тканей были отправлены в Нидерланды, где радиоуглеродный анализ показал, что мамонтенок погиб около 40 тысяч лет назад. Затем в декабре 2007 года в Японии, на медицинском факультете Университета Джикей, профессор Наоки Судзуки обследовал Любу методом компьютерной томографии. Исследование подтвердило, что скелет, зубы и мягкие ткани мамонтенка не были повреждены, да и внутренние органы, по всей видимости, пребывали по большей части в целости и сохранности. Но томография также обнаружила искривления некоторых костей и несколько странных, непроницаемых для рентгена округлых объектов в мягких тканях. Окончание хобота Любы, рот, горло и трахея были заполнены плотными отложениями – это натолкнуло ученых на мысль, что мамонтенок захлебнулся жидкой грязью. Непонятно было другое: почему, пролежав сорок тысячелетий в земле, а потом еще бог весть сколько времени на открытом воздухе, Люба настолько хорошо сохранилась? В мае 2008 года Фишер и Бюиг съездили на реку Юрибей. Немного выше места, где была найдена Люба, вздымается крутой утес, а над его краем нависают огромные – некоторые размером с дом – глыбы вечной мерзлоты. Вероятно, Люба была вморожена в одну из таких глыб, которая обрушилась в воду во время предыдущего половодья, доплыла до песчаной отмели – да там и осталась, когда уровень воды спал. Но была одна неувязка: сыновья Юрия Худи нашли мамонтенка в мае 2007 года, когда весеннее таяние еще не началось. Значит, Люба освободилась от вечной мерзлоты почти за год до этого! «Ничего не понимаю – сказал Фишер Бюигу. – Все это время она лежала на отмели, в том числе и летом, на солнцепеке. Почему же тело не разложилось, почему его не тронули падальщики?» Эффективная команда. На этот и многие другие вопросы могло ответить вскрытие мамонтенка. Сложность, однако, заключалась в том, что после обнаружения тело, дабы оно не начало разлагаться, хранили в морозильнике, а при транспортировке обкладывали пластмассовыми ванночками с сухим льдом. Для вскрытия его необходимо было слегка разморозить, а затем нужно было действовать быстро и четко, чтобы получить нужную информацию, не повредив уникальную находку. И ученые решили попытаться сделать все за один прием. 4 июня 2008 года в генетической лаборатории в Петербурге начался беспрецедентный трехдневный исследовательский марафон. Научная группа состояла в основном из российских ученых – из Салехарда, Новосибирска, Екатеринбурга, Санкт-Петербурга и Москвы. Участвовали в исследовании также иностранные ученые, обладавшие необходимыми приборами или уникальными методиками (как, например, специалист по бивням Дэн Фишер). Исследователи, облаченные в стерильные костюмы и хирургические маски, подвергли Любу серии тестов и хирургических процедур. Каждый был занят своим делом – ведь одновременно ученые исследовали брюшную полость и кишечник, извлекали образцы жира, искали паразитов в ушах и шерсти и так далее. Мамонтенку позволили немного оттаять, тщательно отслеживая малейшие признаки разложения. Когда тело начало согреваться, Фишер почуял странный кисловатый запах, показавшийся ему знакомым. Однако Дэн не смог вспомнить, откуда именно знает запах, поэтому просто отметил факт и продолжил работу. Непроницаемые для рентгеновских лучей объекты, видимые на томографических снимках, оказались яркими кристаллами вивианита, образовавшимися, возможно, из фосфата, вымытого из костей. Фишер отметил и плотную смесь глины и песка, заполняющую рот и горло, – это подтверждало гипотезу о том, что Люба задохнулась, утонув в грязи на берегу реки. Теперь обстоятельства ее смерти были более или менее ясны. Но только к концу третьего дня работы, зашивая разрезы, Фишер вдруг понял, что за запах он чувствовал. Внезапно ученый вспомнил свой эксперимент с тушей лошади и запах, который исходил от всплывавших на поверхность пруда кусков мяса, замаринованного лактобациллами. От Любы пахло так же. Наконец загадка была раскрыта! После смерти тело мамонтенка оказалось буквально замариновано – и это предохранило его от разложения, когда оно снова появилось на поверхности земли тысячи лет спустя. Молочная кислота, выделяемая микробами, могла также вызвать странное искривление костей и, возможно, способствовала образованию кристаллов вивианита, высвободив из костей фосфат. Итак, Люба, по всей вероятности, погибла, сделав неверный шаг и упав в грязь на берегу или же провалившись в реку, а ее тело было спасено для науки благодаря, во-первых, счастливо сложившимся биохимическим обстоятельствам, а во-вторых, исключительной настойчивости оленевода-ненца Юрия Худи. Хотя исследования еще идут полным ходом, Люба уже начала раскрывать кое-какие тайны. Структура роста ее зубов говорит об отличном состоянии здоровья и хорошей упитанности. Пока Люба подтверждает теорию Дэна Фишера о том, что бивни могут дать достоверную информацию о здоровье мамонта. Анализ отлично сохранившейся ДНК показал, что Люба принадлежала к коренной сибирской популяции Mammuthus primigenius, которую вскоре после ее гибели вытеснила другая популяция мамонтов, мигрировавшая из Северной Америки. И наконец, по непрорезавшимся коренным зубам и бивням Любы было установлено, что она родилась в конце весны, а когда погибла, ей был всего месяц. Последние слои в ее бивне соответствуют типу, который, с точки зрения Дэна Фишера, означает смерть от несчастного случая: череда спокойных, благополучных дней и вдруг – внезапная гибель.