Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Жизнь планеты

Медвежьи услуги

Александр Грек
18 декабря 2012
/upload/iblock/b73/b730217d9d51192fddfe2da1954c5c37.jpg
Активная жизнь большинства диких зверей, как правило, начинается с последними лучами солнца и замирает – с первыми. Раньше лучшими друзьями фотографа-натуралиста были мощные вспышки и прожекторы, сегодня – светочувствительные матрицы современных фотокамер и мощные светосильные телеобъективы.
Фото: Ласси Раутиайнен
/upload/iblock/978/9786b56ee0b6d00a44525fed6e4c11bb.jpg
Ласси Раутиайнен.
/upload/iblock/4db/4db503c3bfcd883a23d6aafd094ebb2a.jpg
«Поймать» в дикой природе конфликт медведя и волка почти нереально. А если снимать из засидки – это стандартный сюжет. Главное, чтобы в кадр не попал сам предмет спора – свиная нога.
Фото: Ласси Раутиайнен
/upload/iblock/3c8/3c8ebba528d0a0ea12eecbf26e944bf3.jpg
Маленькая печка-обогреватель, топчан и турели с фототехникой – вот и все нехитрое внутреннее убранство засидок.
/upload/iblock/296/29609f80befb34f78e0d1fcb59442118.jpg
Если вы видите групповой портрет диких волка и медведя, то с вероятностью 99 процентов он сделан в хозяйстве Ласси. Многие фотографы-натуралисты некоторых «героев» даже узнают в лицо, вернее в морду.
Фото: Ласси Раутиайнен
/upload/iblock/bc7/bc7ac14ebaf86fee35c86d991fd8a3f5.jpg
Незамерзающий участок лесной реки – идеальное место для съемки водоплавающей живности: от выдр до уток, гусей и лебедей. Впрочем, у Ласси неплохо выходят и просто пейзажи.
Фото: Ласси Раутиайнен
/upload/iblock/248/24812e752f62234e4f998f00cd505a4f.jpg
Фотоохота в Финляндии популярна почти как хоккей.
Фото: Ласси Раутиайнен
/upload/iblock/65c/65c158a60b46dab95bd0abc06f5a4508.jpg
Один из самых известных кадров Ласси, напоминающий иллюстрацию к знаменитой басне Крылова «Ворона и Лисица» (только вместо лисы тут волк). Финский ворон точно не каркнет и не упустит украденный кусочек волчьего ужина.
Фото: Ласси Раутиайнен
/upload/iblock/bfd/bfd8b72497abe70be981851b7bafbee1.jpg
Специально для подкормки пернатых Ласси засевает несколько полей просом, высыпая его ведрами перед своими скрадками. Неудивительно, что во время перелетов журавли приземляются на этих гостеприимных полянах.
Фото: Ласси Раутиайнен
/upload/iblock/21c/21ce321a1145a760403a9ffde9331dce.jpg
А вот беркуты слетаются не на просо – у них общий рацион с волками и медведями.
Фото: Ласси Раутиайнен
/upload/iblock/e22/e22b75a8a7e3ac27e02fed09f05b3f0d.jpg
Если вы видите групповой портрет диких волка и медведя, то с вероятностью 99 процентов он сделан в хозяйстве Ласси. Многие фотографы-натуралисты некоторых «героев» даже узнают в лицо, вернее в морду.
Фото: Ласси Раутиайнен
Сзади что-то захрустело и зачавкало. «Медведь, – сказал фотограф и наш проводник Ласси Раутиайнен, – а вот и второй». По противоположному краю поляны двигался огромный косолапый зверь. Фотографы прильнули к видоискателям. Передо мной разворачивался захватывающий спектакль – фотоохота из засидки, одно из самых модных мужских развлечений.
Если бы это была простая охота, то мое приключение закончилось бы ровно в 18:30 – именно к этому времени первый медведь вышел на расстояние гарантированного выстрела. А так через полчаса пришел второй, еще через 20 минут – третий. Ко времени, когда наши камеры перестали снимать в сгустившейся темноте, вокруг бродило семь диких медведей. Мы залезли в спальники и попытались заснуть в нашем хлипковатом фанерном укрытии – выбираться в полной темноте из леса, рискуя встретиться с косолапой фотомоделью, могут только самоубийцы. «В засидки медведи не залезают, – успокоил Ласси, – по крайней мере пока ни одного случая не было», – зачем-то добавил он.
Звонки пошли со всего мира, и Ласси решил, что это очень хороший бизнес.
«Сафари-парк». Ласси Раутиайнен одним из первых профессиональных фотографов поставил фотосафари на конвейер. В 1986 году он показал на фестивалях в Швеции и Норвегии свои снимки, а через пару лет к нему приехал первый швед. Ласси согласился быть его проводником и провел по всем местам, где сделал понравившиеся шведу кадры. Занятие оказалось намного более прибыльным, чем торговля собственными снимками, и предприимчивый финн задумался о маленьком бизнесе. В 1991 году у него был один шалаш, и он принимал за сезон около двух десятков любителей поснимать. Добавив второй шалаш, он увеличил «пропускную способность» до четырех человек в день. Жили фотографы по-походному, в этих самых шалашах. Звонки пошли со всего мира, и Ласси решил, что это очень хороший бизнес. В 2000 году он арендовал большую пустующую территорию, вплотную прилегающую к российской границе, и поставил свое хобби на промышленную основу. Сейчас у него 16 скрадков, из них 4 только для медведей, 3 около озер для журавлей, лебедей и других птиц, есть даже одна засидка в чаще для росомах. Фотографирование диких зверей долгое время было уделом упертых профессионалов. Большинство животных начинают активную жизнь в сумерках и заканчивают ранним утром. Это значит, что арсенал фотоохотника составляли сверхдорогие светосильные длиннофокусные объективы и мощные вспышки. Плюс – доскональное знание повадок объектов съемки. Рассматривая сегодня фотоальбомы 20-летней давности, поражаешься примитивности кадров, которые в те годы считались эталонными. Постепенно мир наполнился простыми изображениями животных, журналы стали требовать не просто портреты, а настоящие истории из жизни зверей и птиц. Для этого фотограф должен стать их кормильцем. У местных фермеров Ласси – желанный посетитель, в год он скармливает медведям и волкам 20 тонн мяса, преимущественно поросят. В принципе приваду охотники раскладывали и тысячелетия назад, только клиенты Ласси зверей фотографируют, а не убивают. В нескольких километрах от его «сафари-парка» проходит российская граница, и раньше с наступлением охотничьего сезона финские медведи уходили в Россию прятаться – с 12 августа по 1 октября в Финляндии открывается охота на косолапых. В прошлом году в стране было добыто 253 медведя, из них 25 в непосредственной близости от владений Ласси. Своих мишек Раутиайнен яростно оберегает, нажив много врагов среди местных охотников. Одно время, говорит он, было даже небезопасно ходить по собственному лесу. Сейчас в «сафари-парке» живут 10–15 медведей, которых Ласси знает в лицо, вернее, в морду. В 2003 году появился первый волк – большая редкость в Западной Европе. Сейчас у Ласси две стаи, общей численностью 11 хищников. В окрестностях его владений довольно много хозяйств, занимающихся разведением северных оленей (цена на взрослое животное в Финляндии доходит до 3000 евро). Свободно гуляющее по лесам диетическое мясо – желанная добыча для волков, поэтому владельцы оленей очищают финские леса от серых хищников. А Ласси нужно усерднее кормить своих волков, чтобы те не смотрели на сторону. Дичь в объективе. В каждой засидке Ласси по четыре-шесть амбразур для объективов и резьбовые соединения для головок фотоштативов. То есть рабочие места для двух-трех фотографов. Прикручиваешь фотоаппараты и тихо сидишь, ждешь дичь. Правда, отлично затаившимися мы кажемся только самим себе, хищники чуют нас задолго до того, как мы их замечаем в первый раз. Как, впрочем, и щелканье затворов наших Nikon могут показаться шепотом лишь поэту, для зверей это все равно что удар в колокол. Но они привыкли, что эти странные люди в шалашах абсолютно безвредны и даже как-то связаны с едой: по крайней мере появляются одновременно с пищей. Просто наблюдать за зверями не менее интересно, чем их фотографировать. Поэтому отдельная категория клиентов Раутиайнена – местные школы, которые устраивают в его угодьях захватывающие уроки зоологии, наблюдая за животными с десяти метров. Даже в тех редких случаях, когда звери так и не появляются, ночь, которую подростком провел в лесу в темноте, никогда не забывается. Впрочем, в каждый домик к каждой группе школьников полагается свой педагог. Трое на одного. Перед нашей засидкой разворачивается любопытная сцена. Самый сильный медведь наелся уже так, что больше не может, просто лег сверху на мясо и лежит, не подпуская никого. А шесть здоровых – хочется сказать мужиков – зверей трусливо трутся рядом, ожидая, когда этот наглец уйдет. Справедливости ради скажу: финал бывает и несколько другим. Из леса появляется сначала один волк, потом еще парочка. Трех вполне хватает против любого количества косолапых. Осторожно подходят они к доминантному медведю и обступают его со всех сторон, медведь начинает заметно нервничать – видать, ему не впервой, но и просто так уходить он не собирается. Тогда-то волк, который находится сзади, крепко прихватывает медведя за зад. Медведь резко разворачивается, волк отскакивает, теперь очередь кусать серому с другой стороны. Буквально через несколько минут ранее вальяжный косолапый с позором покидает место драки, изрядно подранный. Нечто подобное проделывают с медведем охотничьи собаки – именно этот процесс изначально назывался «надрать задницу». Мясо остается волкам. Как тут не подумать, что те, кто поместил на свой герб медведя, совсем не понимают повадок этого зверя. Или понимают? Если для медведя встреча с волками грозит только испорченной шкурой, то для росомахи она может окончиться трагически. В угодьях Ласси живет одна, которой удалось остаться в живых после такого свидания, хотя она почти лишилась шкуры на голове. Если вы увидите фотографию такого изуродованного зверя, то теперь точно будете знать, где сделан снимок. Кстати, для фотосъемки росомах, которых в лесу у Ласси живет уже четыре, оборудована специальная засидка в буреломе подальше от волков. Как говорится, «любой каприз за ваши деньги». Со всего мира. Фотосафари стремительно развивается, чему способствуют и успехи производителей фотокамер. С каждым годом матрицы становятся более чувствительными, позволяя все дольше снимать в сумерках, не прибегая к дорогим внешним осветителям. За последнее время хозяйство Ласси посетили 450 фотографов из 22 стран, из них 15 человек – из России. Когда-то Ласси Раутиайнен был в Финляндии единственным владельцем «сафари-парка», сейчас у него три серьезных конкурента и около 25 «одношалашных», как их называет добродушный финн. А самым забавным посетителем Ласси считает одного новозеландца, который прилетел через полземного шара всего на три часа, увидел живого дикого медведя – и остался очень доволен. Что же говорить обо мне, повидавшем семь!