Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Жизнь планеты

Мимикрия

Текст: Натали Анджиер Фотографии: Кристиан Зиглер
21 августа 2011
/upload/iblock/9b7/9b73511cbece559f821a6ad1fabf741b.jpg
Отвлекающий маневр. Если птица увидит сидящего на страстоцвете флагоногого клопа, ее внимание непременно привлекут красные «флажки» на лапах насекомого. Это его шанс выжить: если удар придется не на туловище, а на ноги, клоп будет ранен, но останется жив.
Фото: Кристиан Зиглер
/upload/iblock/7cd/7cd92b03845d104d0ff4d5a78d133647.jpg
Углокрылого кузнечика (Katydid) с палец длиной, притворяющегося куском поросшей лишайником коры, едва можно разглядеть в тусклом свете под пологом панамского леса. Но одного внешнего вида для хорошего актера недостаточно, нужно еще правильно играть свою роль. Днем это ночное насекомое сохраняет полнейшую неподвижность, чтобы оставаться абсолютно незаметным.
Фото: Кристиан Зиглер
/upload/iblock/744/74492a4be9cee96f3b69f31960fc3583.jpg
Предки этого насекомого из Малайзии многие поколения оттачивали искусство подражания листве. Как показывает недавняя палеонтологическая находка, сделанная в Германии, эта группа насекомых практически не изменилась за 47 миллионов лет. Самый крупный ее представитель, Phyllium giganteus, достигает 10 сантиметров в длину.
Фото: Кристиан Зиглер
/upload/iblock/f23/f23ca33217207c02353dae136edeb146.jpg
Живые листья. Два углокрылых кузнечика рода Mimetica могут спокойно отдыхать или искать пищу. Ведь они так похожи на листья – вплоть до коричневых пятнышек, зазубренных крыльев и ножек-сучков. И все же иногда хищники их находят. Мясистые, богатые белком, неядовитые углокрылые кузнечики – желанная добыча для обезьян, птиц, ящериц, лягушек и змей.
Фото: Кристиан Зиглер
/upload/iblock/79c/79c0e01e17ac76c2bb270ec21064cd6b.jpg
Страшный взгляд. Насекомым, на которых охотятся хищники, обладающие острым зрением, очень полезно иметь дополнительную пару глаз, пусть даже ненастоящих. Первый уровень защиты пилоносой фонарницы – камуфляжная окраска.
Фото: Кристиан Зиглер
/upload/iblock/580/580c84d7d4bb7eefab1565c8ee220aca.jpg
Однако если птица, ящерица или какой-нибудь другой хищник все-таки заметит его, кузнечик может напугать врага, показав ему красные пятна, которые можно принять за глаза более крупного животного.
Фото: Кристиан Зиглер
/upload/iblock/538/5386b24ac8909bf1ab1b8c23f68b41c8.jpg
Куколка одного вида бабочек, открытого в Коста-Рике Даниэлем Янсеном из Университета Пенсильвании, также умеет показывать ложное лицо. Ее «глаза», выглядывающие из свернутого листа – убежища куколки, – могут отпугнуть какую-нибудь птичку, разыскивающую насекомых в листве. Подобная тактика широко распространена в природе, но не является стопроцентно надежной. Поэтому у некоторых животных есть и другие способы защиты, например неприятный вкус или ядовитые выделения. Наш кузнечик избрал более активную манеру действий: он жужжит, словно оса, чтобы испуганный хищник скорее отпустил его.
Фото: Кристиан Зиглер
/upload/iblock/6a9/6a96cc5d78b7a3b2430d44256ad318e8.jpg
Для одного из паразитов-нематод цель жизни – не спастись от хищника, а быть съеденным. Проникая в организм муравья, нематода делает его заднюю часть красной и выпуклой. «Это, по всей видимости, привлекает внимание птицы, та склевывает муравья, а вместе с ним – множество яиц нематоды», – говорит эколог Стив Яновяк. Птица распространяет эти яйца вместе с пометом, который поедают муравьи, продолжая тем самым цикл развития паразита.
Фото: Кристиан Зиглер
/upload/iblock/d97/d9775e65d1b13c21e89bc457011a38b6.jpg
Три гребенчатоголовые жабы практически не видны на фоне листвы, лежащей на земле в панамском лесу. В тропиках многие живые существа прибегают к таким уловкам, чтобы спрятаться от врагов.
Фото: Кристиан Зиглер
/upload/iblock/554/554fcceffd61b7cb6c4c2f73fed0e936.jpg
Мелкие притворщики. Широкоголовая нимфа Hyalymenus (вверх ногами) в процессе эволюции стала выглядеть и вести себя как муравьи, питающиеся соком растений (Ectatomma sp.). Это свирепые существа, они кусаются и выделяют ядовитые вещества. Опасна и их способность действовать слаженно. Хищники, научившиеся остерегаться муравьев, обходят стороной и их двойников. Однако это рискованный способ защиты: если муравьи обнаружат безобидного самозванца, то набросятся на него.
Фото: Кристиан Зиглер
/upload/iblock/a7b/a7b0c43544381ff0ee3fa9b2a5e67b4c.jpg
Отвлекающий маневр. Многие гусеницы приводят хищников в замешательство, выставляя напоказ ложные части тела и скрываясь за элегантными масками.
Фото: Кристиан Зиглер
/upload/iblock/b1a/b1af36eccdeea1d85baa038fd6c9a09d.jpg
Гусеница шелкопряда обзавелась дополнительной головой, на которой есть даже ложные усики – пускай лучше враг хватает ее за хвост. Если уловка не срабатывает, в ход идет план В: на настоящей голове есть шипы, и враг, возможно, выплюнет гусеницу еще живой. В арсенале гусеницы тропической пяденицы и защитная окраска, и форма тела, напоминающая черенок листа. Но самое поразительное – это то, как она ест. «Продвигаясь вдоль зубчатого края листа, она следит, чтобы правая и левая его половины оставались примерно одного размера, – говорит Филлис Коули, биолог из Университета Юты. – Так она скрывает следы своего пиршества, которые могли бы подсказать хищникам, где ее искать».
Фото: Кристиан Зиглер
/upload/iblock/37f/37fa61decb9c1924fec119920c8d8f64.jpg
Яркая внешность. У лягушек яркая расцветка часто свидетельствует о ядовитости. Но у маленьких древолазов, обитающих на островах у побережья Панамы, нет универсальной окраски. Это еще один механизм естественного отбора. Самки лягушек, живущих на разных островах, предпочитают самцов разных оттенков – и это, возможно, способствует тому, что окраска самцов становится все разнообразнее. А яркие цвета, по всей видимости, отпугивают хищников. «Они просто избегают ярких лягушек», – говорит Мартин Маан из Университета Техаса.
Фото: Кристиан Зиглер
Чтобы выжить, иногда приходится обманывать природу. Главное – делать это красиво.
На панамском острове Барро-Колорадо в девять вечера так темно, что хоть глаз выколи. Но в конусе света от моего фонаря видно, как лес оживает, словно по мановению волшебной палочки. Вот десятисантиметровый «сучок» с гулким жужжанием пролетает у меня над головой и тяжело опускается на ветку. А вот темно-зеленый «листик» обшаривает опавшую желтую листву и, не обнаружив ничего интересного, ползет дальше.

Я прекрасно понимаю, кто они такие на самом деле, и все же изумляюсь точности деталей образа и той добросовестности, с которой они играют в этом лесном театре. Так, «сучок» на самом деле – насекомое палочник, великолепный представитель отряда Phasmatodea. Внешний его покров весьма убедительно копирует морщинистую древесную кору: на вытянутом туловище и голове там и сям видны ложные почки и ямки – точь-в-точь следы от черенков опавших листьев. Потому палочник и выглядит как сучок.
Ложь в дикой природе – весьма эффективная стратегия выживания. Притворщики прячутся повсюду, им удается обмануть любые органы чувств.

Днем эти насекомые почти неподвижны, и их невозможно разглядеть среди растительности – а именно это, разумеется, им и нужно: быть невидимыми для зорких хищников. Однако с приходом ночи палочники и углокрылые кузнечики – те самые «листики» – пробуждаются, чтобы, в свою очередь, отправиться за пропитанием – и тут-то мы, с помощью современных осветительных приборов, можем полюбоваться их искусным обманом.

К притворству в живой природе можно относиться по-разному, но факт остается фактом: ложь – весьма эффективная стратегия выживания. Притворщики прячутся повсюду, им удается обмануть любые органы чувств. Биологи только начинают вести подсчет легионам лжецов. Ученым еще предстоит понять, на каком этапе эволюции возникли и как менялись всевозможные защитные маски.

Обман позволяет животным становиться незаметными для хищников или для собственных жертв, а зачастую и для тех, и для других. В Панаме я видела богомола, который походил на пучок побегов цикория – идеальный «плащ-невидимка» для подкрадывающегося к добыче охотника на растительноядных насекомых, который и сам – желанная добыча для насекомоядных птиц и пресмыкающихся.

Бывает, что притворщик хочет именно привлечь к себе внимание. Рыба-удильщик покачивает головой, чтобы движения ее «удочки» – переднего луча спинного плавника – походили на движения червяка: это приманка для рыб, которые служат удильщику пищей. А орхидеи рода Bulbophyllum раскрывают огромные фиолетовые цветы, которые выглядят и пахнут как гниющее мясо. Запах привлекает мух, которые, садясь на цветок, невольно становятся переносчиками пыльцы и тем самым способствуют опылению этих орхидей.

Как именно притворяется обманщик, зависит от того, какие органы чувств лучше всего развиты у его «целевой аудитории». Нам, глазастым приматам, хорошо знакомы мастера визуальной маскировки, специалисты по обману зрения – например, речные лягушки, которые, сидя на берегу, выглядят такими же гладкими, круглыми и неживыми, как окружающая их галька; или гусеницы, в случае опасности поднимающие ярко-розовую голову, украшенную парой страшных змеиных «глаз».

Существует и звуковая мимикрия. Съедобные бабочки-медведицы сбивают с толку летучих мышей, воспроизводя ультразвуковые щелчки своих ядовитых сородичей, на которых летучие мыши не охотятся. А дронго ракетохвостый (Dicrurus paradiseus) с острова Шри-Ланка подражает голосам других пернатых, чтобы подзывать стаи, состоящие из разных видов птиц – в компании ему проще и безопаснее добывать корм.

Бывает и такая мимикрия, которая воздействует на обоняние. Паук бола (Mastophora hutchinsoni) приманивает мотыльков-самцов разных видов, имитируя запахи их подружек.

Есть даже осязательная мимикрия – ею пользуется, например, грибок-паразит, живущий внутри термитников. Там тепло и влажно, и не надо бояться конкурентов. Но как грибку удается попасть в их логово? Ведь термиты не терпят в своем жилище ничего постороннего. Все просто: форма и структура поверхности грибка такие же, как у яиц, из которых вот-вот должны вылупиться маленькие термиты.

Истории о мимикрии порой напоминают рассказы О’Генри, герои которых попадают в безвыходное, казалось бы, положение, но самым неожиданным образом выпутываются из безнадежных ситуаций. Природа знает не менее интересные истории.

Вот, например, гусеницы. Эти прожорливые существа за свою жизнь объедают огромное количество листьев. Птицы очень любят упитанных гусениц и потому, пролетая над деревьями, выискивают следы их пребывания, в особенности погрызенные листья. Чтобы скрыть следы пиршества, гусеница одной бабочки из семейства пядениц (Geometridae) научилась ловко и аккуратно «обрезать» облюбованный листочек по краям. Когда гусеница заканчивает трапезу, лист становится намного меньше, но в точности сохраняет свою первоначальную «зазубренную» форму.

Иногда притворство бывает лучшим способом нападения. В статье, опубликованной недавно в журнале «Труды Национальной академии наук США», Лесли Саул-Гершенз и Джоселин Миллар описывают взаимоотношения коварной шпанской мушки (Meloe franciscanus) и простодушной пчелы-отшельницы (Habropoda pallida). Шпанские мушки обитают на юго-западе США. Самки откладывают яйца на участках, поросших травой – там, где ищут пропитание пчелы-отшельницы. Все личинки (около тысячи) появляются из яиц одновременно, после чего собираются вместе и образуют плотную группу овальной формы, темную и пушистую. Движется эта группа как единое целое, поднимаясь и спускаясь по стеблям травы – то есть выглядит и ведет себя в точности как самка пчелы-отшельницы.

Вскоре личинки начинают выделять еще и соответствующий феромон, имитируя запах самки отшельницы. Когда же на группу личинок садится приманенный самец, личинки быстро забираются на него. Разочарованный неудачей самец, по всей видимости, не подозревающий о «нелегалах», отправляется на дальнейшие поиски любви. Когда он находит настоящую самку, личинки немедленно меняют дислокацию.

Теперь уже самка несет их в конечный пункт назначения – в гнездо, где всегда есть чем поживиться. Личинки слезают с пчелы, обустраиваются на новом месте и набрасываются на еду – нектар, пыльцу, а самое главное, пчелиные яйца. Они безбедно нахлебничают у пчел, пока не достигнут стадии зрелости.

Все эти хитроумные уловки – примеры того, как действует естественный отбор, как идет бесконечная борьба за выживание.

Изучение мимикрии показывает, сколь сложен и труден процесс эволюции. Это наглядно демонстрирует опубликованный в журнале Академии наук Великобритании доклад Химены Нельсон и Роберта Джексона, посвященный самцам прыгающего паука Myrmarachne. Подобно некоторым другим схожим видам эти пауки эволюционировали таким образом, что стали походить на муравьев. Выбранная стратегия объясняется антипатией, которую многие хищники испытывают к муравьям – существам агрессивным, многочисленным, хорошо организованным и вооруженным ядовитыми жвалами. Однако с применением этой стратегии у пауков-самцов возникли сложности: дело в том, что для брачного ритуала им нужны удлиненные челюсти, которых нет у муравьев.

Эволюция нашла компромисс: самки пауков теперь выглядят как обычные муравьи, а самцы походят на муравьев, которые тащат в жвалах несколько палочек (так порой делают муравьи-рабочие). Решение, конечно, остроумное – но не идеальное. Ведь есть хищники, которые все же не прочь поживиться муравьями, и выбирают они тех, от кого меньше всего можно ожидать сопротивления, – то есть от обремененных ношей. Так что самцы прыгающих пауков все-таки становятся жертвами.

Больше всего ученых интересуют случаи неудачной мимикрии, когда одно живое существо лишь отдаленно напоминает другое. Порой такое несовершенство свидетельствует о том, что вид недавно ступил на тропу обмана и только начинает оттачивать приемы подражания. В некоторых случаях расхождение связано с тем, что вид, подвергающийся копированию, эволюционирует так, чтобы отличаться от непрошеных подражателей. А куда деваться? Ведь если находится слишком много съедобных желающих копировать вашу предупредительную окраску, свидетельствующую о заработанной тяжким эволюционным трудом несъедобности, то ваш имидж пострадает настолько, что перестанет служить надежной защитой.

Помимо прочего подражание может быть отличным способом покрасоваться, научиться чему-нибудь или завести новых друзей. Самцы певчих птиц и китов-горбачей, соревнующиеся за внимание самок, по всей видимости, заимствуют песни у соперников, а некоторые дельфины копируют прыжки собратьев над поверхностью воды. Попугаи – мастера попугайничать, а человекообразные обезьяны – обезьянничать. Да и мы, люди, тоже любим подражать: к примеру, копирование жестов собеседника – способ завоевать его доверие.