Поиск
x
Журнал №190, июль 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Жизнь планеты

Миражи и небоскребы

Наталья Мурадова
20 апреля 2009
/upload/iblock/bba/bba8cc57ae13216087ace7dbdca36df8.jpg
Доха – потребительский рай. Здесь высокие зарплаты и совсем нет налогов
Катарская Доха – благополучный восточный рай, где никто не заставляет женщин носить хиджаб. Здесь преступники вымирают, словно редкий вид, а миражи и пустыня соседствуют с небоскребами, которые стремятся ввысь с той же настойчивостью, что и зарплаты местных жителей. Любимое развлечение горожан – безудержный шопинг.
Катар настолько маленькая страна, что, зазевавшись, ее можно пересечь насквозь и не заметить. От побережья до границы с Саудовской Аравией – около двух часов езды на машине. По всем законам географии жизни тут быть не должно. В Катаре нет ни клочка плодородной почвы, ни единого пресного водоема. Летом термометры зашкаливают за плюс пятьдесят по Цельсию, а из пустыни дует обжигающий ветер. Однако наперекор природе катарцы сделали свою столицу Доху одним из самых благоустроенных городов на планете. Доха с ее небоскребами вырастает из пустыни почти миражом и вплотную подходит к морю. По сути Доха – это и есть весь Катар. Когда местных жителей спрашиваешь о других городах страны, они в ответ только недоуменно пожимают плечами. Катар – нувориш и космополит. То, что он сказочно богат нефтью и газом, стало известно лишь несколько десятилетий тому назад. Сейчас сюда съезжаются на заработки со всего мира – от Индонезии до Южной Америки. Иностранцев в Дохе в четыре раза больше, чем местных жителей (их всего чуть больше 800 тысяч). Последним и в голову не приходит восставать против такого порядка вещей. В стране всеобщего благоденствия, где зарплата в несколько тысяч долларов считается маленькой, не бывает социальных бурь. Тут нет политических партий, всем безраздельно правит эмир. Он заботится о своих подданных, а те отвечают ему любовью. Здесь со сказочной скоростью возводят небоскребы до облаков и все говорят на одном языке – английском. Пятница

День

Приезжать в Доху нужно ранним утром, чтобы пройтись по городу до того, как начнет палить полуденное солнце. Уже в семь утра на дорогах выстраиваются автомобильные пробки. Горожане спешат спрятаться в прохладные офисы. Кондиционеры в помещениях работают так остервенело, будто тепло катарцам глубоко ненавистно, – когда входишь с жары, можно легко простудиться. Большинство заведений расположены на набережной Корниш. Она растянулась на семь километров и сплошь усажена пальмовыми деревьями, это лучшее место для пеших прогулок. Отсюда открывается прекрасный вид на город. Гулять по Дохе можно без опаски. Уровень преступности в Катаре нулевой. Двери домов местные жители запирают редко. А если раз в несколько месяцев здесь и поймают мелкого карманного воришку, то это событие вся страна увлеченно обсуждает в течение целой недели. Катар по исламским меркам государство очень либеральное. В отличие от соседей по Персидскому заливу, носить хиджаб женщин тут не принуждают, а на иностранок никто не бросает косых неодобрительных взглядов.

Вечер

Если вы захотите выпить за ужином пива, вина или чего-нибудь покрепче, отправляйтесь не в город, а в гостиничный бар либо ресторан. Алкоголь в Катаре продавать запрещено, и в меню обычных заведений его нет. Лучший винный погреб Дохи располагается в ресторане «Il Teatro» при отеле «Four Seasons», который, в свою очередь, находится на набережной Корниш (The Corniche, Doha 1). Шеф-повар итальянец Мауро Беллоди при слове «пицца» болезненно морщится – он признает только высокую кухню. Блюда Мауро – произведения искусства. Его ризотто удивительно нежное, а от вкуса карпаччо по всему телу разливается блаженный трепет. Ужинают здесь под переливы живой арфы. Чуть позже вас вернет к реальности бариста, который сварит идеальный ристретто. «Il Teatro» открывается в семь часов вечера. Ну а до этого времени можно заглянуть в SPA-салон отеля, чтобы помечтать, лежа на тахте из горячих камней, или забыть обо всем на свете во время сеанса массажа ­и шоколадного скраба. Суббота

День

Всего в получасе езды от центра Дохи находится место под названием Хор аль-Удейд. Это пустыня с дюнами высотой примерно сорок метров. Дорога, ведущая сюда из Дохи, достойна отдельного внимания. Небо­скре­бы, улицы и пальмы заканчиваются так неожиданно и четко, словно границу прочертили по линейке. Вместо них начинаются бесконечные пески. В пустыне Хор аль-Удейд нет никаких толп туристов, измученных верблюдов и бедуинов, зарабатывающих на жизнь встречей иностранцев, – там спокойно и безлюдно. Хор аль-Удейд пустыней назвается условно. На самом деле она располагается на берегу лагуны. Чтобы окунуться в самое чистое в окрестностях Дохи море, из Хор аль-Удейд нужно проехать несколько километров на юго-восток: здесь можно поплавать, а потом расположиться на пикник и любоваться местным закатом.

Вечер

Старейшему кварталу Дохи – Сук Вакиф – всего сорок лет. За это время его ­успели несколько раз перестроить, а потом еще и отреставрировать. Пешеходная улица с несколькими узкими ответвлениями, из которой и состоит весь Сук Вакиф, начинается с галереи художественных магазинов и заканчивается мечетью. С наступлением сумерек сюда стекается полгорода. Можно побродить между мелких лавочек и купить кашемировую шаль из Пакистана, индийские украшения или шафран, которым торгуют пожилые иранки в глухих черных одеяниях с узкой прорезью для глаз. В Сук Вакиф нет суеты, подобающей восточным базарам. Тут все чинно и даже товары с уличных прилавков на ночь не убирают. Один из самых популярных ресторанов в квартале – «Al Tawash» (Souq Waqif, напротив Waqif Art Center). Здесь непременно нужно попробовать национальное блюдо кабсе (рис с курицей и овощами, приправленный куркумой и карри) или хареес (пшено с бараниной или курицей), а еще пожаренную на гриле рыбу хамур. Воскресенье

День

Побывать в Дохе и не зайти в Музей исламского искусства было бы досаднейшим упущением. Никаких собственных национальных артефактов в Катаре нет. Все уникальные экспонаты эмир Катара шейх Хамад бин Халифа аль Тани скупал на аукционах в течение двадцати лет. Уникальные предметы исламского быта с VII по XIX век собраны со всего континента – от Испании до Центральной Азии и Индии. Нигде, кроме Дохи, нельзя увидеть в одной коллекции персидские миниатюры, османскую керамику, изумрудные ожерелья Раджастана и образцы древней арабской каллиграфии. Отправиться в Музей исламского искусства стоит еще и ради самого здания– в лучших традициях модернизма, лаконичное, с прямыми линиями и открытым пространством, но при этом со стороны города оно выглядит как традиционное одеяние арабских женщин – абайя. Его проектировал знаменитый архитектор Бэй Юймин, тот самый, который придумал стеклянную пирамиду Лувра. Бэй, которому к тому моменту исполнилось уже 86 лет, специально отправился в путешествие по Тунису, Сирии и Египту, чтобы проникнуться духом исламской архитектуры.

Вечер

Доха – потребительский рай. Дело не только в высоких доходах, а еще и в том, что в Катаре нет налогов. Самая типичная картина: вдоль фальшивых вене­ци­ан­ских каналов, по которым на гондоле катают визжащую от восторга дет­во­ру, скользят катарские красавицы, с головы до ног укутанные в черное. За ними под ворохом пакетов плетутся служанки – азиатки в джинсах. Перед отъездом можно зайти в один из шопинг-моллов, ближе всего к аэропорту – ­«Виладжо» (Al Waab Street).