Поиск
x
Журнал №190, июль 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Жизнь планеты

«Мы все – в одной большой лодке»

Интервью: Екатерина Семина
09 сентября 2011
/upload/iblock/cca/ccad5c9bc103d91ad6b25df3c9e33844.jpg
Путешественник Майк Хорн живет в Швейцарии – работает инструктором по лыжам и проводником по горным рекам. Но его страсть – острые ощущения в самых экстремальных точках планеты.
Фото: Екатерина Семина
/upload/iblock/db3/db36c8ca1f9533aeede8723425a84271.jpg
Яхта, построенная для экспедиции Pangaea, – из экологичного алюминия, работает на солнечных батареях и дизеле, что сведет вредные выбросы к минимуму.
Фото: Екатерина Семина
/upload/iblock/212/2128db7e7796bfbabad234b6d8be34d6.jpg
Майк Хорн в вигваме в Норт-Кейпе (Норвегия, 2002 год). Сюда он вернулся после ампутации пальцев, обмороженных во время путешествия на Северный полюс. Через несколько дней Хорн вновь отправится в экспедицию, теперь – по Северному полярному кругу.
Фото: Екатерина Семина
Путешественник Майк Хорн живет в Швейцарии – работает инструктором по лыжам и проводником по горным рекам. Но его страсть – острые ощущения в самых экстремальных точках планеты.
Вот уже два десятка лет южноафриканец Майк Хорн не перестает удивлять мир своими рекордами в покорении природных стихий, каждый раз расширяя представления о границах человеческих возможностей. Три достижения Майка занесены в Книгу рекордов Гиннесса: спуск на надувной лодке по водопаду высотой 22 метра на реке Пакуаре в Коста-Рике, сплав протяженностью 7000 километров по бурным водам Амазонки, путешествие в одиночку по экватору вокруг Земли. А еще Майк первым добрался до Северного полюса в экстремальных условиях полярной ночи. Оставались только горы, но и они покорились путешественнику: в прошлом году он взобрался на высочайшие пики Гималаев, восьмитысячники Гашербрум I и II, без кислородной маски. Теперь Хорн готовится и вовсе к уникальному проекту – экспедиции длиною в четыре года и протяженностью в сто тысяч километров, охватывающей все моря и континенты, Северный и Южный полюса. Большая ее часть будет пройдена на 35-метровой яхте, способной выдержать любые климатические условия, там же, где это невозможно, – на лыжах и пешком. Майку к этому не привыкать.
Двадцать лет назад я составил план: Северный полюс, Гималаи, Сибирь, Монголия… Теперь, когда я посмотрел все, что хотел, я подумал: «А что же дальше?» И тогда появилась новая цель.

Как возникла идея столь амбициозного проекта?

Когда я вернулся из своей более чем двухлетней арктической экспедиции в марте 2006 года, вокруг только и было разговоров, что о глобальном потеплении. И я, честно говоря, был несколько шокирован этими пугающими историями, включая и вышедший тогда на экраны документальный фильм бывшего вице-президента США Эла Гора «Неудобная правда». Ведь мне только что посчастливилось увидеть совсем другую, невероятно красивую Арктику. Поэтому в мою задачу не входит в очередной раз привлекать внимание к проблемам экологии. Мне хотелось бы продемонстрировать всему миру, как все еще прекрасна Земля, и что именно поэтому надо сделать все возможное, чтобы ее сохранить. Мне кажется, что это будет гораздо эффективнее, чем пугать людей, сгущая краски и преувеличивая опасности. Мое послание должно стать исключительно позитивным.

Почти все путешествия вы совершали в одиночку, а в новой своей экспедиции вы изменяете своим принципам, привлекая много участников из разных стран мира. Кто они?

Молодые люди в возрасте от 13 до 20 лет, по двенадцать человек с каждого континента, которые на определенных отрезках пути будут присоединяться к команде на 10–12 дней и участвовать в одном из 12 задуманных мною проектов: от наблюдения за льдами в Арктике до изучения фауны Амазонки. С природой той или иной местности их будут знакомить приглашенные для этого ученые и специалисты тоже из разных стран мира.

Это действительно даст молодым людям единственный в своем роде шанс увидеть труднодоступные места планеты. А чего, в свою очередь, вы ждете от них?

Когда юные путешественники вернутся домой, они расскажут о том, что видели, то есть станут своеобразными посланниками природы. В ходе экспедиции они получат еще и огромную власть – возможность вещания на гигантскую аудиторию. Лодка оснащена самыми передовыми средствами коммуникации. К тому же то, что будут видеть они, через 9 секунд (столько времени требуется спутнику для передачи изображения) смогут наблюдать их близкие и соотечественники. Мы сможем показать людям, как в реальности обстоят дела с природой. Это будет возможно благодаря мощным средствам коммуникаций, которыми оснащена яхта. А вернувшись в свои страны, молодые люди должны использовать полученный в экспедиции опыт во благо природы. Почему именно молодые? Меня не очень радует то, что мы оставляем им в наследство. Да, человечество сегодня может гордиться своими достижениями в области высоких технологий, но что мы сделали с ресурсами нашей планеты?

Будут ли среди этих юных участников экспедиции россияне?

Обязательно. Возможно, это будут студенты, работающие над проектами в области экологии. Нам понадобятся и опытные специалисты по навигации в сложных условиях Севера, и в этом мы тоже очень рассчитываем на ваших людей. Ведь у России – давние традиции и впечатляющие достижения в области путешествий и исследований того же Севера, например. К тому же русские умеют работать в экстремальных условиях, они надежны. Поэтому мы заинтересованы в участии в проекте ваших соотечественников, например моего хорошего друга, легендарного полярника и ученого Виктора Боярского из Санкт-Петербурга. Очень надеюсь, что мы найдем и русского капитана.

Почему вы назвали яхту и саму экспедицию Pangаea?

Так назывался суперконтинент, существовавший 250 миллионов лет назад. Pangаea – это символ единения мира. Мы сегодня не в состоянии воссоединить континенты, но мы можем объединить населяющих их людей. Образно говоря, мы все – в одной большой лодке, и нам нужно наконец научиться жить вместе, уважать друг друга и бережно относиться к ресурсам, которые есть в этой «лодке»: земле, воде, пище.

Об одной из ваших экспедиций, стартовавшей в 2002 году, когда вы в одиночку путешествовали вокруг Северного полярного круга, много писали, в частности – о вашем аресте на территории России. Что там произошло на самом деле?

Сложности – это неотъемлемая часть России, ее своеобразный шарм. Когда я планировал маршрут, меня пригласил посетить Чукотку ее тогдашний губернатор Роман Абрамович. Но когда я туда приплыл, Абрамовича на месте не оказалось, и меня задержали в бухте Провидение. Пару дней я просидел там под домашним арестом. Затем ко мне пришел представитель местных властей и сказал: «Слушай, Майк, нам очень нравится, что ты делаешь, но у тебя должны быть на это документы и разрешение. Тебе придется покинуть страну». И меня выслали обратно на Аляску, откуда я прибыл. Потребовалось целых три месяца на то, чтобы получить необходимые документы. Мне даже пришлось обращаться за содействием к Вячеславу Фетисову. В результате я получил-таки долгожданное разрешение. Когда же у тебя есть нужные бумаги, в России перед тобой открываются все двери. Правда, все равно оставались районы, которые мне не позволяли пересечь в одиночку.

И как вы вышли из положения?

Меня сопровождал местный чукча, проработавший на Аляске и немного говоривший по-английски. Поначалу он исправно несколько раз подъезжал на вездеходе, в то время как я передвигался на лыжах. То есть мы не постоянно были вместе, хотя его обязали следовать за мной и следить, чтобы я не отклонялся от разрешенного маршрута. А однажды этот человек заявил, что все, он возвращается домой, и я еще два месяца продолжал свой путь в одиночку. Так что теперь я неплохо знаю северную часть Сибири, включая и места, куда люди обычно не заезжают. Я прошел от Хатанги до Норильска, до Пасовской губы, затем в Нарьян-Мар, дошел до Мурманска, откуда отправился в обратный путь на норвежский мыс Норт-Кейп, откуда начинал свое путешествие. Я даже научился говорить по-русски благодаря всем этим приключениям и хотел бы однажды вернуться в Россию. Там я встретил людей, готовых поделиться с тобой последним, хотя первое, что они спрашивали при встрече – не шпион ли ты. А я отвечал, что просто хочу попутешествовать по России. Но для русских то, каким образом я это делал, было трудно понять: зачем идти пешком по стране, где все мечтают о полетах?

Никто столько не путешествовал по миру, сколько вы. Что вы думаете о нашей планете и о ее будущем?

Она невероятно красива. Чем больше ее видишь, тем больше хочется ее познать. Кто-то посчитал, что наша жизнь умещается примерно в 30 тысяч дней. Окружающий мир очень пропорционален этому отрезку времени. Можно успеть объездить большую часть планеты, если поставить перед собой такую цель. Мне хочется увидеть все, о чем мечталось еще в детстве. Двадцать лет назад я составил план: Северный полюс, Гималаи, Сибирь, Монголия… И я везде уже побывал. Ведь что-то невозможно до тех пор, пока мы не сделаем это возможным. Теперь, когда я посмотрел все, что хотел, я подумал: «А что же дальше?» И тогда появилась цель: учить молодое поколение, показывать им всю эту красоту. Ведь жизнь – всего лишь 30 тысяч дней. Я же теперь мечтаю, пусть это и неосуществимо, чтобы люди, тратящие свое время впустую, отдали бы его мне. Думаю, я нашел бы, как его использовать.