Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Текст: Василий Ильинский Фотографии: Василий Ильинский, Антон Жданов
08 сентября 2011
/upload/iblock/505/50501eecb0ea333ff450e08476910499.jpg
Команда The Tracers осваивает улицы Токио после показательных выступлений на фестивале Summersonic Tokyo 2007.
Фото: Антон Жданов
/upload/iblock/d21/d21028c3d74bbc196539d417bc21d6ad.jpg
Обледенелые поверхности зимой – главное препятствие для трейсеров. Николай Стасолик совершенствуется в искусстве балансировки.
Фото: Василий Ильинский
/upload/iblock/90e/90eec9da0d45592d8ed96b301579192f.jpg
Команда The Tracers после показательных выступлений на фестивале Summersonic Tokyo 2007 продолжает знакомство с японской столицей. Единственная девушка в команде, Екатерина Хохлова, перепрыгивает через строительные ограждения в центре японской столицы.
Фото: Антон Жданов
/upload/iblock/b88/b883a53444fa0cc467d36658f4bb8622.jpg
Железная хватка. На крыше дома, рядом с площадью Гагарина в Москве, Николай Стасолик отрабатывает упражнение «на хват».
Фото: Василий Ильинский
/upload/iblock/c8c/c8ca935cc921aa6efefb355b3d7fd3b8.jpg
Трейсеры Магомед Арабханов (слева) и Николай Стасолик проводят тренировку на крыше декоративного навеса.
Фото: Василий Ильинский
/upload/iblock/57c/57c21e3db3a198292d8a9ab85e0aeedc.jpg
Разминка, которую проводит Николай Сидякин, – первый шаг к преодолению препятствий. Для выполнения роллов (так трейсеры называют кувырок через плечо, который используется для погашения скорости после прыжка) надо размять даже мышцы шеи.
Фото: Василий Ильинский
/upload/iblock/6fd/6fda9707442d144942dcdbd1a342bdf9.jpg
Вадим Митин и Дмитрий Арсеньев (справа) отрабатывают технику кувырков на батуте.
Фото: Василий Ильинский
/upload/iblock/217/2179a3667c071e8672f4df49de068689.jpg
Манки – базовый элемент паркура – прыжок с опорой на обе руки. Прежде чем перепрыгнуть через поролоновый куб на тренировке, надо настроиться на его восприятие как препятствие, преодолевая которое, человек преодолевает себя.
Фото: Василий Ильинский
/upload/iblock/952/952f750f5f923e23646cc40461b45777.jpg
Паркур при «галстуке»: тренер The Tracers Дмитрий Арсеньев возвращается с работы.
Фото: Василий Ильинский
Взять высоту паркур. Взять любую высоту или опасное препятствие? Легко! Надо лишь в совершенстве овладеть паркуром. Это не спорт и не экстрим, считает огромная армия приверженцев во всём мире, а лишь умение прокладывать самый короткий маршрут в городских джунглях.
Нет границ – есть только препятствия. «Сегодня с утра думал, кран придется вызывать, чтобы подняться с постели, – говорит Андрей, закрепляя жгуты на запястьях. – Главное, не поддаться желанию упасть и уползти куда-нибудь за маты. В прошлый раз такие мысли одолевали уже после первых тридцати минут тренировки, но ничего, справился». «Прошлый раз» для Андрея был на самом деле первым. Но расспросить подробней о тяготах первых шагов в постижении искусства преодоления препятствий мне не удалось. Началась тренировка. На синих матах выстроился неровный ряд из ста юношей и девушек. Были среди них и несколько неофитов. «Зачем пришли?» – после короткого приветствия спросил тренер. «Покажете, как сальто делать?» – выкрикнул кто-то из новичков. «Тогда – до свидания», – был ответ.
«Паркур – это искусство преодоления препятствий, самый рациональный способ преодолеть забор, например. Забудьте, что вы видели в кино»
Никто, конечно, не ушел. Просто тренер сразу дал понять, что паркур – это не сальто-мортале на глазах у изумленной публики. «Большинство ребят приходят к нам после фильмов “13 район” или “Ямакаси”, – рассказывает Екатерина Хохлова из команды The Tracers, – и думают, что начнут “летать” после первых же занятий». Лисс – Москва. Два паренька лет десяти с дикими криками «паркур!» перепрыгивают через скамейку. При этом один еще и подворачивает ногу. Этим нелепым случаем и ограничивалось мое представление о паркуре. Еще в Интернете я видел ролики, где молодые люди «перепархивают» с крыши на крышу, балансируют на перилах. Более того, им почему-то недостаточно просто спрыгнуть с высоты второго этажа или же взять с разбега забор – надо еще сделать в воздухе сальто. Прохожие удивленно разевают рты, кто-то крутит пальцем у виска. Оказывается, это вовсе не паркур. Родина паркура – Франция. Само слово parcours с французского переводится как «пробег», «дистанция». Город Лисс, что в пригороде Парижа, – Мекка трейсеров, так называют тех, кто занимается паркуром (traceur в переводе с французского «проходчик»). Там в 1988 году Давид Белль, основатель движения, собрал команду «Ямакаси». Его отец и дед служили в пожарных войсках. Давид, впечатленный их рассказами о героизме и подвигах спасателей, решил посвятить себя спорту, но такому, где сила и ловкость могут найти практическое применение в жизни. Так учил его отец. Во время военной службы Белль получил сертификат оказания первой медицинской помощи и хотел вступить в местную пожарную команду, но травмировал запястье. Давид работал охранником, продавцом мебели, рабочим на складе, ездил в Индию, где получил черный пояс кун-фу. Все это время команда продолжала тренировки. Когда ребята сняли несколько роликов, где показали, на что способны, дела пошли в гору. Стали поступать предложения из шоу-бизнеса. Мастерство трейсеров эффектно смотрелось и в музыкальных клипах, и рекламе, и на спортивных шоу. А фильмы «Ямакаси» и «13 район» принесли широкую славу и паркуру, и команде, которая, впрочем, к тому времени уже распалась. Белль и другие известные французские трейсеры не раз приезжали в Москву на фестивали, презентации фильмов, проводили мастер-классы. И не раз отмечали, что развитие паркура в России идет быстрее, чем в других странах. ...После разминки тренер – сегодня это Дмитрий Арсеньев – собирает новичков у поролонового куба, где ребятам предстоит осваивать базовый элемент, манки. «Паркур – это искусство преодоления препятствий, самый рациональный способ преодолеть забор, например. Забудьте, что вы видели в кино», – говорит он. Многие на второе занятие уже не приходят. Перспектива год перепрыгивать через кубики, заниматься по утрам, посещать изнуряющие тренировки пугает. В кино такого нет. Николай Стасолик на мой невинный вопрос, давно ли стал паркурщиком, почему-то вдруг оскорбился. «Паркурщиков вообще не существует, – заявил он. – Нет такого слова в природе! Мы – трейсеры, что значит “прокладывающие путь”. Мне всегда нравилось то, что делают Джеки Чан и Брюс Ли в своих фильмах, в детстве я пытался подражать им, копировать их трюки. Но тогда я не знал, что это можно назвать паркуром». Осознанные тренировки Николай начал в 17 лет. Примерно тогда же он пришел в The Tracers. Сегодня эту команду, образованную в 2002 году, с полным правом можно назвать не просто «одной из», а пионером движения. «Тогда-то в России и появился паркур, – поясняет Николай. – Вернее, появилось само это слово». От слов – к делу! Благодаря энтузиазму основателя команды Олега Краснянского и его единомышленников паркур получил широкое распространение в нашей стране. Создана школа на базе Российского государственного университета физической культуры, ребята неоднократно приглашали известных европейских трейсеров, сами ездят за границу перенимать опыт. Команда регулярно участвует в различных спортивно-развлекательных фестивалях. Полоса препятствий. Дмитрий Арсеньев, один из наставников школы паркура, в свои 26 – самый старший участник команды. Говорит, что тренируется совсем недавно, всего год. До этого, правда, Дмитрий занимался баскетболом. «Я кандидат в мастера спорта по баскетболу. Тренировался с пяти лет, и в принципе 70 процентов того, что есть в паркуре, есть в баскетболе – быстрый бег, прыжки, группировки при падениях. Чтобы прыгнуть даже с метровой высоты, нужны специальные навыки, иначе получишь травму. Все это мы рассказываем и показываем на наших занятиях. Неправильная постановка ног, и та может обернуться на улице травмой». Относить паркур к экстремальным видам спорта было бы неверно, утверждают большинство трейсеров. То же самое с экстримом, считают они, это нечто совсем другое, предполагающее в первую очередь риск и работу на пределе возможностей. Однако если набрать в поисковом окне видеопортала YouTube слово parcours, может показаться обратное. «Трейсеры думают головой и рассчитывают свои силы. Предвзятое к нам отношение у тех, кто этого не понимает. Когда нас видят на улице, то думают, что мы ненормальные. А когда парень идет по улице и курит, они так не думают. А может, это у него с головой не все в порядке», – говорит Николай. «Трейсеры проходят тренировки по нескольким спортивным направлениям, – рассказывает Екатерина Хохлова, – паркур совмещает в себе и легкую атлетику, и бег, и даже скалолазание, то есть все, что помогает быстро преодолевать препятствия». Именно идея преодоления – основной двигатель паркура, а не состязательность. Близкие к нему дисциплины – полоса препятствий пожарных и спасателей МЧС. Мера оценки в паркуре – не скорость бега или высота прыжка в сравнении с другими участниками, а твоя полезность в разных непростых жизненных ситуациях. Дмитрий мне рассказывает: «Как-то летом мои соседи со второго этажа, вернувшись с дачи, обнаружили, что потеряли ключи от квартиры, пришлось выручать, лезть в форточку». Главное оружие трейсера. И все-таки паркуру тесно в залах – это уличная дисциплина. И рано или поздно ребята выходят тренироваться на улицу. Но чаще всего уличные тренировки не находят понимания у окружающих. В частности, у сотрудников милиции. На сайте The Tracers регламентированы даже вопросы правопорядка: «Первое и самое важное! Не хами, забудь все шутки, иначе будет еще веселее! Отвечай на вопросы вежливо, не тыкай работникам органов». В случаях, когда трейсеров ловила милиция, они просто не могли толком объяснить, чем занимаются. «Должны быть люди, которым я мешаю, и, главное опасность для общества. А так как общественной опасности нет, то нет и проблемы», – считает Николай Стасолик. У меня была возможность убедиться в справедливости слов Николая, когда он пригласил меня на тренировку. В разгар занятий к нам подошли сотрудники ЧОПа: им позвонили из соседней прачечной с жалобой, что «тут опять собираются, а один из них еще и фотографирует». Когда ребята объяснили, а я показал свое удостоверение прессы, вопросы легко были сняты. «Улыбка и мозг – главное оружие трейсера. И ноги, конечно», – говорит Николай. Когда мы уходили, из окна прачечной высунулась женская голова: «Чтоб я вас больше не видела!» «Завидует», – сказал мой спутник. Цирк – Гимнастика – Паркур. Верх мастерства в паркуре – ориентироваться на незнакомой местности. «У меня была такая ситуация, – говорит Дмитрий Арсеньев, – ехал с работы, спешил на поезд. По дороге маршрутка встала в пробке, я вышел и побежал. Минут за сорок добрался до метро, а это километров пятнадцать. Короче, успел». Ребята постоянно ищут новые маршруты. Самые популярные – в районе метро Кутузовская, Тушинская, Речной вокзал. «Мы часто собирались на Тушинской, – рассказывает Екатерина Хохлова. – Когда первый раз туда пошла, многое было в новинку. Все никак не получалось забраться на одну стену – поняла, что у меня недостаточно сильные руки. Ничего, потренировалась, и потом уже никаких проблем не было!» К слову, Екатерина – единственная девушка в команде и ее методист. Она рассказывает, как пришла в паркур. «В детстве ходила в цирковую студию. Потом поступила в РГУФК, состояла в сборной России по командной гимнастике. В общем, база у меня была. Ребята из The Tracers занимались тогда в соседнем зале – так мы и познакомились». Уже год Екатерина вместе с европейскими атлетами и специалистами в области спортивной медицины работает над созданием методической основы паркура, детально описывает технику трюков, создает систему тренировок. Основной контингент школы паркура – ребята 13–15 лет. Но меня уверяют, что никогда не поздно начать. Условий всего два – свободная одежда для занятий и отсутствие вредных привычек. На тренировках можно увидеть и тех, кому за тридцать – сорок. Поблажек – никаких, группы различаются лишь по степени подготовки. Большинство упражнений выполняются в паре или всей группой. Например, когда участники тренировки, обнявшись, с криками «а-а-а!» совершают по пятьдесят приседаний. То же касается и других упражнений, призванных не только укреплять физически, но и усиливать командный дух. А что потом? Ведь спортсмены рано выходят на «пенсию». «Паркуром можно заниматься всегда, – уверяет Николай. – Что я буду делать? Я даже не знаю, что будет завтра, но пока есть силы, буду двигаться вперед». The Tracers ведут и пропагандистскую работу. При поддержке Москомспорта и торговой марки Athlete проводят два-три фестиваля в год. Участие в нем принимают атлеты из лучших команд России и стран СНГ. Были и специальные гости. Например, Руди Дуонг – французский трейсер, снимавшийся в «13 районе». Наши тоже стараются не отставать. Олег Краснянский и Руслан Джавадов сейчас участвуют в съемках блокбастера «20 ликов человека-призрака», где ребята дублируют главных героев. Действие фильма разворачивается в 1949 году. После крупного ограбления несправедливо осудили главного героя. Чтобы доказать свою невиновность и поймать злодея, парень начинает тренироваться и вступает в схватку с коварным и ловким вором. Так паркур побеждает зло! ...Под конец тренировки все легли на спину, и в зале наступила тишина. «Надо снять напряжение, обдумать, что ты сегодня сделал. Ведь паркур – это еще и философия, – объясняет мне Дмитрий. – Если раньше многие проблемы казались мне неразрешимыми, то теперь я понял, что надо стараться сводить их к задачам, а последние решать». Нет, паркур – это не экстрим, во всяком случае для этих ребят. Здесь развито «чувство локтя» и командный дух, но решение всегда принимаешь сам. Здесь есть наставники, но нет дрессуры, и только ты сам мотивируешь себя. И может быть, это нельзя назвать в полном смысле философией, но, согласитесь, у него есть настрой, который позволяет смотреть шире и быстро принимать рациональные решения. Паркур!