Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
National Geographic №196, январь 2020
National Geographic Traveler №72, ноябрь 2019 – январь 2020
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Жизнь планеты

Питаем интерес: гастромаршрут по Гамбургу

Анна Демчикова
07 декабря 2019
ANN_8109.jpg
Фото: Анна Демчикова
Благодаря развитию ресторанной культуры на гастрономической карте мира появляются новые горячие точки, куда надо приезжать не только с открытым сердцем, но и с открытым ртом. Одно из свежих направлений для тех, кто изголодался по новым впечатлениям, – Гамбург.

Если Питер – это окно в Европу, то Гамбург называют воротами в мир. Вольный ганзейский город у места впадения Эльбы в Северное море разбогател благодаря порту. Это позволило отстоять независимость, чем он страшно гордится: Гамбург – особенный, город-государство, город протеста. В империю он, так и быть, вошёл, но порт ещё 125 лет сохранял статус свободного. Именно он всегда определял местную кухню: интенсивная торговля с Португалией подарила Гамбургу бычий хвост в мадере, связи с Голландией – нежнейшую селёдку матиас («девственница»). А по одной из версий, во время трансатлантических рейсов Hamburg America Line был изобретён гамбургер: повар придумал подавать немецкие котлеты между булочками. Огромное состояние Гамбург сделал на специях, чае и кофе – им посвящены музеи в самом большом в мире складском районе, Шпайхерштадте.

Даже по-настоящему местный продукт – мелкие креветки (криль) – и тот пал жертвой глобализации. Европа помешана на локальности: только сезонные продукты, только от местных фермеров. Но Гамбург рассуждает практично: «Если мы будем есть нашу селёдку и криль, ничего не останется! Мы порт, и это удобно. Закажем креветки в Скандинавии». Ответственное потребление 2.0: на Эльбе остался последний рыбак, на местных рынках – продукты со всего мира, а криль чистят в Марокко. Кстати, лучшие в мире бутерброды с креветками делают в действующем порту у десятого моста – в кафе Brücke 10. А бывший свободный порт опять становится городом в городе: тут развернулся крупнейший градостроительный проект в Европе – HafenCity. Строят пространство для жизни XXI века, с велосипедами вместо машин и архитектурой будущего.

Первый в мире склад кофе построили в Гамбурге, в 1687 году открылась одна из первых кофеен, а в 1887-м – кофейная биржа. Один из крупнейших хабов зелёного кофе в Европе давно экспериментирует с обжаркой и стал немецкой столицей кофе «третьей волны». Мода на кофе свежей светлой обжарки пришла из соседней Скандинавии. Törnqvist, elbgold, Public Coffee Roasters, Balz und Balz – уже ради этих кофеен стоит приехать в Гамбург.

МЕСТА

Санкт-Паули

Вольный город действительно склонен к вольностям: ночная жизнь Репербана славится далеко за пределами Гамбурга. Но Санкт-Паули — не только квартал красных фонарей и родина футбольного клуба: это витрина гастротрендов, главная точка стритфуда. Каждую среду на площади Шпильбуденплатц разворачивается ночной рынок: можно поужинать после работы, выпить с друзьями под живую музыку и купить продуктов домой. А по четвергам сюда приезжают десятки фудтраков. Оценить их эксперименты можно за общим стометровым столом – в окружении секс-шопов, клубов и варьете.

Рыбный рынок

«Рыночный кричальщик» – главная профессия на предрассветном воскресном рынке на берегу Эльбы. Продавцы жонглируют, набивают полные корзины с криками «Bananen für die Damen» — разухабистый прусский юмор обезоруживает, и вот ты уже спустил все наличные. Рыбы тут, кстати, минимум, зато остального навалом. В старинном павильоне гремит рок-концерт, кричат чайки, из-за филармонии встаёт солнце — город просыпается. Многие доходят сюда из Санкт-Паули – завтракать бутербродом с селёдкой и встречать рассвет.

ANN_8096.jpg
(Иземаркт – крупнейший еженедельный рынок Европы)

Рестораны и бары в Шанце

Район Штерншанце (или просто Шанце) — вечерняя альтернатива для тех, кто красным фонарям предпочитает винтаж, местный крафт и артхаус под открытым небом. Атмосферные местечки вокруг недавних сквотов в театре Rote Flora соседствуют с модными ресторанами вроде Bullerei в здании крупнейшей скотобойни Северной Европы, проекта известного телешефа Тима Мельцера. А рядом — бутики хипстерского квартала Каролиненфиртель.

Oberhafen-Kantine

Легендарный кривой домик в промзоне построен в стиле кирпичного экспрессионизма. Его хозяйка 72 года кормила в порту голодных мужчин-докеров домашней едой. Aalsuppe (вечный вопрос: из угря Aal или из всего подряд all?), ганзейский Labskaus (фарш из картошки и солонины с глазуньей, свёклой и рольмопсом) — тут до сих пор всё готовят по-старинному, вручную. И угощаются по-простому – за грубоватыми столами и восседая на обтянутых кожей лавках. Но никаких жидких супов: дом и правда кривой!