Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Жизнь планеты

Как правильно покорить гору Килиманджаро

Текст и фото Лариса Пелле
05 марта 2009
/upload/iblock/719/7190e02e65be646a3fb21f8e749e6bc9.jpg
Первыми европейцами на Килиманджаро были географ Ганс Майер и альпинист Людвиг Пуртшеллер, одолевшие вершину в 1889 году. Наш автор Лариса Пелле оказалась здесь 118 лет спустя.
/upload/iblock/be6/be636d76e6837cd34ed0602164895566.jpg
Не стоит экономить на проводниках. Разница в цене между профессионалом и новичком составит максимум $200, но хороший проводник и чашкой горячего какао разбудит, и акклиматизироваться поможет.
/upload/iblock/f77/f772ed7bbec9fbc71d66c8ff6c0405f3.jpg
Прославленные Хемингуэем снега отступают: исследования показали, что причина тому вовсе не глобальное потепление, а усиление солнечной радиации.
/upload/iblock/3f2/3f2ae294964fc71662125932a74655a0.jpg
Когда разбиваешь лагерь выше линии облаков, выражение «дотянуться до небес» перестаешь воспринимать как нечто абстрактное.
/upload/iblock/163/163cb57fe22c953da5df442baacfd1b2.jpg
Маршрут из Мачаме со спуском в Мвеку считается одним из самых популярных. Самый легкий – из Марангу. Самый сложный, но красивый – из Умбве.
Покорение Килиманджаро – приключение в области тонких материй. Взойдя на 5895 метров к небу, по-новому чувствуешь смысл слова «просветление»
Кили – так называют гору проводники, которые поднимаются на вершину по 4-5 раз в месяц, едва успевая между восхождениями повидаться с женой и поиграть с ребенком. «Большая Мамочка» – обращаются к ней жители деревень у подножия. Масаи молятся на нее и с ужасом ждут момента, когда растают ледники, – обещают к 2015 году. Для путешественников, приехавших в Танзанию ради восхождения на Килиманджаро, все ритуальные пляски вокруг горы сначала кажутся бредовой возней и обретают смысл только через пару дней после начала пути.

Туда и обратно

Большинству удается вскарабкаться на вершину за 5-8 дней. Можно и быстрее: рекорд подъема и спуска – 8 часов 27 минут. Правда, на такое способны только африканцы – после выхода группы из лагеря носильщики, среди которых есть и женщины, лениво собирают снаряжение, а уже через полчаса обгоняют тебя, балансируя на камнях с 50-килограммовым грузом на голове. Сразу понимаешь, что люди с разных континентов устроены немного по-разному.

Выход с вещами

У подножия круглый год стоит отличная погода, а снежная вершина так хорошо видна, что кажется, можно дойти до нее к обеду. Проводник велит брать только легкие рюкзаки – остальные вещи потащат носильщики. На компанию из 12 человек их полагается аж 35. Компания обычно набирается интернациональная: тут можно оказаться в обществе канадского миллионера с дочкой, 64-летнего летчика из Монако, английских футбольных болельщиков и индийских студентов.

Игра на повышение

В первый день предстоит топать всего три часа. Вокруг благоухают невиданные тропические цветы. Гора создала свой собственный микроклимат: число эндемичных видов животных и растений здесь больше, чем в некоторых странах. Как бы в подтверждение этого из кустов там и тут высовывается знаменитая обезьяна колобус с длинным белым хвостом. В первый день идти так легко, что поневоле начинаешь прибавлять шаг. «Поле-поле!» – доносится сзади. На суахили это значит «помедленнее!». Большая Мама не терпит спешки. До уровня облаков поднимаются на третий день. Тут горная болезнь впервые передает привет участникам экспедиции: в голове возникает особая ватность, и хочется хоть на час оказаться не над облаками, а под пальмами. Упаднические мысли изгоняются горячим чаем и аутотренингом. Настоящие симптомы горной болезни – головная боль, потеря аппетита, тошнота и головокружение – начинаются после 3500 метров над уровнем моря. Не доходит до вершины один из десяти. Заблудиться на Кили трудно – маршруты размечены, а в хвосте даже сильно растянувшейся группы идет еще один проводник – подбирает обессилевшие тела в надежде на чаевые. На чаевых вся система и держится – носильщикам и проводникам платят крохи, и те стараются вовсю. К такой системе оплаты труда не сразу привыкаешь, но потом можно оценить ее по достоинству – сервис поистине королевский, хоть и на высоте почти в шесть километров. На четвертый день из растений остаются одни кустарники, потом только мох, на пятые сутки попадаешь в лунную пустыню: тут нет ни растений, ни животных, а лишь густой холодный туман и ощутимая нехватка кислорода.

Последний бросок

Финишная прямая – каких-то 600 метров (в высоту, конечно). На вершину поднимаются ночью, когда покрытый мелким гравием склон скован льдом. Воет вьюга, в палатке сыро от конденсата. Проводники-масаи раздают шерстяные покрывала. Закутавшись во всю имеющуюся одежду, пытаешься заснуть. Подъем в полночь; чашка какао – и 10 часов пути наверх. Термометр показывает 20 градусов мороза. Это Африка? Впереди только свет от фонарей спутников. Кого-то уже несут под руки вниз: горная болезнь таки доконала. Каждый шаг делаешь как последний. Сил нет, но и поесть невозможно – тут же выворачивает. Помогает порошок глюкозы, растворенный в кипятке. На рассвете появляется вторая вершина Кили – Мавензи. Солнце встает прямо из-за нее. С восходом идти становится чуть легче. У пункта Гиллманс, откуда до вершины всего 200 метров, кто-то решает повернуть. Когда начинаешь склоняться к той же мысли, из-за скал открывается такой вид, который не может передать ни одна фотокамера и никакие слова. Под ярким солнцем сияют тысячелетние ледники, лучатся снега, а под ними неспешно плывут облака. Это даже не высота птичьего полета, здесь пролегают трассы самолетов. Под ногами Африка: где-то под облаками, ниже на 5895 метров, крестьяне возделывают кукурузу, пастухи гонят скот, а торговцы раскладывают свой товар.

На пике победы

Долго на вершине задерживаться нельзя, иначе сил на спуск не хватит и проводникам кроме рюкзаков и палаток придется нести на руках незадачливых альпинистов. Последний взгляд на вершину и спящий кратер, который когда-нибудь еще рванет как следует; Килиманджаро – это же не гора, а спящий вулкан, который, правда, ни разу не извергался за всю историю сейсмографических наблюдений. Впереди еще 4-часовой спуск и 15-километровый марш-бросок к лагерю. Как это удается после 12 часов ночного восхождения, совершенно непонятно. Но переполняющий сердце восторг подсказывает объяснение: успешное восхождение – это триумф, который перевесит любую усталость.