Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №192, сентябрь 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Жизнь планеты

Рыцари мальтийского ордена в XXI веке

Текст: Кара Мискарян Фотографии: Екатерина Богачевская
13 июля 2011
/upload/iblock/cbb/cbbbec6134d75ead7aee8d719b614945.jpg
Великий Магистр Мальтийского ордена фра Мэтью Фестинг в Ватикане. По традиции, каждый год 24 июня, в праздник Рождества Иоанна Крестителя, главу ордена принимает Папа Римский. Фото предоставлено миссией Суверенного мальтийского ордена в РФ.
Фото: Екатерина Богачевская
/upload/iblock/7d4/7d4d21af55a71ef32303a0cf894ab242.jpg
Для пенсионеров и инвалидов с мизерной пенсией Мальтийская столовая в Петербурге еще и место общения. «Они спасают не только наши желудки, но и души», – признался один из посетителей.
Фото: Екатерина Богачевская
/upload/iblock/2b2/2b25bfce17397d148ee122e9f9c08940.jpg
«Русская Мальтийская помощь» работает в Петербурге в нескольких направлениях. Например, каждый месяц около 150 малоимущих петербуржцев могут проверить зрение и бесплатно получить очки. К тем, кто не способен передвигаться самостоятельно, окулист Людмила Федоровна выезжает на дом.
Фото: Екатерина Богачевская
/upload/iblock/eed/eed223534e5e014cabf8429a7b34cae3.jpg
Окно в большой мир: обездвиженные дети, иногда годами проходящие лечение в специализированных учреждениях Петербурга, теперь могут посещать музеи, театры и даже океанариум. Сотрудники ордена возят их туда на микроавтобусе, приспособленном для перевозки людей в колясках.
Фото: Екатерина Богачевская
/upload/iblock/1ab/1ab5fea996c8cfc0404dfd2e3fc8c039.jpg
Бездомные, которые приходят в городскую службу «Ночлежка», могут зайти и в медпункт с мальтийским крестом на двери. Медсестра Надежда Зрячкина не только перевяжет рану, но и сделает все, чтобы человека, если надо, положили в больницу.
Фото: Екатерина Богачевская
/upload/iblock/396/396381dca670daf9dcb4ed4adcec2c3a.jpg
Чрезвычайный и Полномочный посол Суверенного Мальтийского ордена в России Джанфранко Факко Бонетти считает: «Традиционно хорошие отношения ордена с Россией не в последнюю очередь объясняются более чем двухсотлетней историей взаимоотношений в прошлом».
Фото: Екатерина Богачевская
/upload/iblock/147/147386721ac8ea9c89a3954d97a3495f.jpg
Трон императора Павла I с мальтийским крестом. Музей-заповедник «Гатчина».
Фото: Екатерина Богачевская
/upload/iblock/33a/33a0e39dc21057bc078fda4696762d5a.jpg
Мальтийская капелла В Петербурге была возведена при Воронцовском дворце в конце XVIII века Джакомо Кваренги по повелению императора Павла I. Сейчас она принадлежит Суворовскому военному училищу, и единственная возможность попасть внутрь – редкие концерты или экскурсии.
Фото: Екатерина Богачевская
Благотворительность в России возрождается. Бедным и больным помогают православная церковь, разные благотворительные фонды, некоммерческие и коммерческие структуры. Об этом, правда, не много говорится: считается, что добро должно быть анонимным. И совсем уж мало кто знает, что благотворительностью в нашей стране не один год занимается военный католический орден, история которого уходит в Средневековье.
...Волхонка, самое сердце Москвы. Из огромных окон просторного, в хайтековском стиле обставленного офиса открывается потрясающий вид на Кремль, вдали сверкают золотые купола храма Христа Спасителя. Стены украшают внушительных размеров произведения современных российских художников. Мы – в посольстве Суверенного Военного ордена Госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты в Российской Федерации. Нам назначена встреча с господином Джанфранко Факко Бонетти – Чрезвычайным и Полномочным Послом Мальтийского ордена в России. Факко Бонетти в Москве бывает наездами, правда, приезжает довольно часто. Постоянно представляет интересы ордена в Москве его первый консул Никола Саворетти. Человек он у нас известный – крупный итальянский предприниматель, чей бизнес тесно связан с Россией. По матери Саворетти русского происхождения, несколько лет учился в Москве, бегло говорит по-русски, имеет тесные связи с российскими деловыми кругами. Хорошо знает и любит нашу страну и господин Факко Бонетти. Предыдущие пять лет, будучи послом Республики Италия в России, он много ездил по регионам, общался с людьми.
У Мальтийского ордена - уникальный статус государствоподобного образования. Этот католический институт - неофициальный канал контактов между православной церковью и Ватиканом.
Так что нетрудно предположить, какой интерес может быть у католического института, каковым является Мальтийский орден, в православной стране. Это – неофициальный канал контактов между православной церковью и Ватиканом. Когда Факко Бонетти был послом Италии, его неоднократно принимал Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. В России с 1990-х годов действуют представительства многих католических орденов – францисканцев, иезуитов, в прошлом году открылось представительство влиятельнейшей Opus Dei. Чем же от них отличается Мальтийский орден? У него уникальный статус государствоподобного образования, статус постоянного наблюдателя при ООН и Совете Европы, дипотношения со ста странами мира. С Россией они установились в 1992 году. А чтобы понять, почему у рыцарского ордена такие привилегии, когда его территория в 12 раз меньше даже площади Ватикана: палаццо и вилла в Риме, да бывшая резиденция мальтийцев на острове Мальта – форт Сант-Анджело, переданный им в пользование на 99 лет, надо обратиться к его более чем девятивековой истории. Братство бедных и милосердных. В XI веке Иерусалим принадлежал арабам, которые не препятствовали паломничеству европейцев к главным святыням христианства. Вместе с паломниками там появились и итальянские купцы, построившие приют с церковью Иоанна Крестителя и госпиталь, где монахи ухаживали за больными пилигримами. Потому членов этого ордена называют еще и иоаннитами или госпитальерами. Статус ордена был дарован им папой Паскалием II в 1113 году. И поскольку братство было религиозным, то все его члены давали обет бедности, целомудрия и послушания. С началом Крестовых походов к монахам начали поступать и раненые рыцари, жертвовавшие ордену значительные суммы и защищавшие братию оружием от участившихся вражеских набегов. Так орден приобрел еще и военно-рыцарский статус. Когда крестоносцев изгнали из Святой земли, госпитальеры сначала обосновались на Кипре, а затем, в 1310 году, перебравшись на остров Родос, построили там государство с мощным флотом, контролировавшим восточную часть Средиземного моря. Целых двести лет орден оставался форпостом католической Европы на ее восточных границах, отражая жестокие набеги турок. Однако в 1523 году после длительного и кровопролитного сражения иоанниты вынуждены были оставить Родос и семь лет скитались, пока император Карл V в 1530 году не передал им во владение остров Мальту – тогда за орденом и закрепилось название Мальтийского. Больше двух веков (вплоть до захвата острова Наполеоном в 1798 году) длилась эпоха наивысшего расцвета государственности госпитальеров: бурно развивались торговля, военное дело и строительство, окончательно сформировались структура, устав и иерархия ордена. Лишившись же, в который уже раз, своего дома, орден утрачивает прежнюю мощь. Только в 1834 году, получив дворец и виллу в Риме, он начинает новый отсчет своей истории. Великий магистр, дамы и кавалеры. Жизнь за стенами этих двух особняков – тайна за семью печатями. Известно, что в палаццо на самой дорогой улице Рима, Виа Кондотти, живет глава ордена – Его Высокопреосвященная Светлость Князь и Великий Магистр. Он избирается пожизненно Большим государственным советом и правит при помощи Суверенного магистрского совета (правительства) из четырех высших должностных лиц (Великого командора, Великого канцлера, Госпитальера и Держателя общего казначейства ордена), плюс шесть членов, возглавляющих основные структуры организации в разных странах – приораты. Совет избирается Великим капитулом (съездом), который созывается раз в пять лет. Магистр и правительство, которое тоже заседает на Виа Кондотти, – ядро ордена. Эти люди, происходящие только из старинных аристократических семей Европы, дают монашеский обет и ведут аскетический образ жизни. Все заседания, выборы, включая посвящение в рыцари, и сегодня проходят за плотно закрытыми дверями. Как рассказал посол, самому вступить в орден невозможно – можно быть только призванным. Но современность внесла свои коррективы в требования к кандидату. Чтобы стать «кавалером» или «дамой», необязательно дворянское происхождение – достаточно особых заслуг перед орденом. Членов ордена сегодня в мире – 12500 человек. Это, как правило, главы королевских семей, как испанский монарх Хуан Карлос, политики, банкиры и бизнесмены, делающие пожертвования в казну иоаннитов. Рыцари-Благотворители. Эмблему мальтийцев – белый восьмиконечный крест на красном фоне – можно сегодня встретить в любой точке мира: орден имеет свои структуры в 54 странах, включая 47 национальных ассоциаций, и работает более чем в 120 странах мира. В некоторых странах, например в Германии, орден – вторая после государства медицинская и социальная структура. Чем объяснить такую эффективность средневековой по сути и своему духу организации? Тем, что она приняла современные реалии, сместив акцент с первой части своего девиза («защита веры»), на вторую («помощь нуждающимся»). Там, куда это необходимо, мальтийцы посылают единовременную помощь в виде продовольствия, медикаментов и одежды. Во многих странах развернуты долгосрочные программы: открыты поликлиники, бесплатные столовые, дома для престарелых и инвалидов, детские дома, школы медсестер и другие благотворительные учреждения. Чтобы все это разветвленное хозяйство работало, созданы специальные структуры: International Hospitaller Committee, Malteser International и Emergency Corps of the Order of Malta. Группы помощи могут отправиться в район стихийного бедствия в течение 48 часов и развернуть лагеря на 1000 человек со всем необходимым. Работают повсюду только волонтеры, всего их по всем странам – около 80000 человек. Второе пришествие. В начале 1990-х Мальтийский орден пришел и в Россию: в 1996 году он был официально зарегистрирован как межрегиональная общественная благотворительная организация «Русская служба помощи суверенного Мальтийского ордена (Русская Мальтийская помощь)». Начиная с 90-х годов в российском направлении шли тонны грузов – продукты питания, медикаменты, одежда. Главным образом, все шло из Германии и распределялось среди нуждающихся в Москве, Петербурге, Калининграде, Смоленске и других городах. Только в 1995 году немцы-мальтийцы прислали в Россию гуманитарную помощь общим весом 700 тонн! Вначале это были разовые акции, затем в тех же Москве, Петербурге, Калининграде и Смоленске появились долгосрочные проекты. Помощь только адресная – так она гораздо эффективнее, быстрее работает, считают мальтийцы. Епархия ордена отдельного немецкого города помогает отдельному российскому городу: Аугсбург – Москве, Оснабрюк – Калининграду, Вюрцбург – Санкт-Петербургу. Читаю брошюру, которую мне дали в посольстве Мальтийского ордена в Москве, – сухие цифры и факты помощи нашим бедным и страждущим впечатляют, но не убеждают. Хочется все увидеть собственными глазами. ...Тихая, застроенная еще в позапрошлом веке улица Чайковского в самом центре Петербурга. Здесь, в подвальном помещении красивого старинного дома уже 16 лет работает столовая для малоимущих: с ее открытия, собственно, и началась история мальтийцев в Северной столице. Сюда ранним субботним утром мы приехали с Ириной Тынковой, отвечающей за связи с общественностью «Мальтийской помощи» в Петербурге. Заходим в очень маленькое, скромно обставленное, но чистое и уютное помещение столовой. Сегодня здесь никого нет – в выходные столовая не работает; по будням же сюда приходят не менее 500 человек. В основном, это пожилые люди с маленькой пенсией, поясняет Ирина, в последнее время к ним присоединились еще инвалиды и многодетные матери-одиночки. А началось все с того, что в 1992 году приехали немцы, пошли в администрацию района, и та выделила для столовой помещение в только открывшемся Доме ветеранов. Сперва здесь работали сами немцы, затем их сменил российский персонал.
…Для человека со стороны видеть все это тяжело. Другой, параллельный мир, о котором предпочитаешь не думать. И уж никак он не вяжется с кавалерами и дамами, устраивающими роскошные приемы и балы в ренессансных палаццо…
Как люди, которые сюда приходят, узнают о существовании бесплатной столовой? Ирина поясняет: «350 человек к нам посылает собес, 150 приходят от городских приходов – православных, католических и лютеранских». С городскими социальными службами и с православной церковью у Мальтийского ордена в России хорошие отношения (вот, оказывается, зачем нужны дипломаты!) В попечительском совете столовой даже православный священник – протоиерей Владимир Сорокин, бывший ректор Высшей православной духовной семинарии в Петербурге, а ныне настоятель одной из петербургских церквей. «Сюда приходят не только поесть, но и пообщаться. Ведь большинство наших подопечных – люди одинокие», – рассказывает Ирина. Уберите вывеску! Складывается очень уж благостная картина, но так ли все безоблачно? «Конечно, проблемы есть, – вздыхает Ирина. – Растут цены на продукты, и чуть ли не каждый месяц приходится просить немецких благотворителей увеличивать посылаемую на их закупку сумму». А наше государство помогает? «Собес района выделяет ежемесячную субсидию и еще оплачивает коммунальные услуги, но все равно не хватает, – говорит Ирина. – А год назад весь верхний этаж скупил один господин и теперь пытается выдворить столовую из этого здания. Ему, видите ли, мешают плохо одетые старики, которые рано приходят и шумят внизу. Заставили нас даже перенести вход во двор и убрать вывеску. Но пока держимся». Следующая наша цель – бездомные. По пути в «Ночлежку», российскую благотворительную организацию, созданную при поддержке Комитета по труду и социальной защите населения Санкт-Петербурга, заезжаем в офис ордена – небольшую квартиру в типичном питерском доме с мрачным двором-колодцем. Обстановка более чем скромная, почти аскетичная. Столы с компьютерами, по стенам – эмблемы Мальтийского ордена и фотографии, посвященные деятельности ордена в Петербурге. Ирина комментирует каждый снимок: «Это – лежачие больные. Мы им помогаем на дому. Здесь мы вручаем продукты пенсионерам и неполным семьям с детьми-инвалидами, оказавшимся без средств к существованию. А это – наше социальное такси. Сегодня мы эту программу закрыли, потому что появилась уже такая же государственная. Кстати, и диспетчер службы, и водители – сами инвалиды, работали на собственных машинах». Зато открыли новую программу – для детей-инвалидов. Горячий чай с супом. Компьютеров я насчитала четыре. «У нас шесть постоянных сотрудников, ведущих разные программы. Остальные – это волонтеры и работники поликлиник и больниц», – рассказывает Ирина. Далее едем уже на Боровую улицу, в «Ночлежку». По пути Ирина продолжает рассказ: «Послезавтра приедут 20 человек немцев из тех, что нам помогают. Это уже стало традицией – время от времени приезжать и на месте смотреть, как все работает, нужно ли еще что-то. Удивительно, но это никакие не миллионеры, а самые обычные люди, подающие всем нам удивительный пример жертвенности, что нас очень поддерживает морально». «Ночлежка» – вполне приличное с виду трехэтажное здание с чистым двором, где с краю расположилось со своим скарбом несколько бездомных. Ирина подходит к пожилой женщине, которая с ходу начинает жаловаться на кого-то. Ирина ее успокаивает, одновременно разбираясь с бомжом неопределенного возраста. Тот бормочет, что ему не дали чаю с печеньем, а еще, что он хочет вернуться в Москву. Навстречу нам выходят двое прилично одетых мужчин с долгожданным чаем для бомжа. Оказалось, что они сами бездомные. «Если они не пьют, то могут помогать, мы их оставляем», – говорит Ирина. Орден организует здесь ежедневное двухразовое горячее питание: растворимый, в стаканчике, обед и чай. Заходим в саму ночлежку, там три помещения для мужчин, одно – для женщин. Везде очень чисто, но все равно как-то не по себе – бомжи все-таки… Ирина же чувствует себя абсолютно естественно: всех знает по имени-отчеству, передает женщинам какие-то фотографии. Она здесь свой человек и легко находит правильную интонацию для общения. У мальтийцев в «Ночлежке» свой медпункт, где медсестра из районной поликлиники принимает непростых пациентов: кому надо рану обработать, кому перевязку сделать. Бывают случаи и похуже: чахотка, гангрена, СПИД… Помещение – совсем крохотное, идеальная чистота, лекарства и мединструменты аккуратно разложены. Читаю, заметив эмблему Мальтийского ордена, объявление на стене: желающих приглашают бесплатно помыться в одну из близлежащих бань: «Все пришедшие обеспечиваются мылом, мочалкой, одноразовой простынкой». Ирина же заводит меня в новый передвижной пункт санитарной обработки с восьмиконечным мальтийским крестом: «Только привезли, с понедельника начнет работать». …Для человека со стороны видеть все это тяжело. Другой, параллельный мир, о котором предпочитаешь не думать. И уж никак он не вяжется с кавалерами и дамами, устраивающими роскошные приемы и балы в ренессансных палаццо… Но именно благодаря им и целой невидимой армии волонтеров Мальтийский орден не ушел в историю. Русский след святынь госпитальеров. Мальтийский орден в России – до сих пор до конца не изученная тема. Когда Наполеон захватил Мальту, император Павел I приютил мальтийских рыцарей и был провозглашен в 1798 году Великим Магистром. После убийства императора деятельность ордена в России быстро сошла на нет. Но история на этом не закончилась. Покидая в спешке Мальту, тогдашний Великий Магистр фон Гомпеш увез с собой святыни ордена – десницу Иоанна Крестителя, Филермскую икону Божией Матери, по преданию, написанную самим евангелистом Лукой, и часть Животворящего Креста. Отрекшись в изгнании от власти, Гомпеш отослал эти святыни в Санкт-Петербург, где депутация рыцарей в торжественной обстановке вручила их Павлу I за оказанные им поддержку и заботу. После убийства императора реликвии вплоть до 1919 года хранились в Зимнем дворце. Их торжественно выносили лишь во время крестных ходов в Павловский собор, где выставляли на десять дней для поклонения, а затем возвращали обратно во дворец. Далее, по версии одного из ведущих наших специалистов по Мальтийскому ордену историка Владимира Захарова, события развивались следующим образом. В 1923 году итальянское правительство обратилось к большевикам с просьбой вернуть реликвии, но их успели вывезти в Эстонию. Какое-то время они хранились в православном соборе в Ревеле, но затем были перевезены в Данию вдовствующей императрице – матери Николая II. После кончины Марии Федоровны ее дочери передали святыни главе Русской православной церкви за границей митрополиту Антонию, и некоторое время они находились в православном храме в Берлине. Епископ Тихон передал их в 1932 году королю Югославии Александру. Во время войны глава Сербской православной церкви патриарх Гавриил вывез их в Черногорию, в монастырь Святого Василия Острожского. Тут след надолго потерялся. Лишь в 1994 году церковные иерархи Черногории заявили, что десница Иоанна Крестителя и реликварий с частицей Древа Животворящего Креста Господня находятся в Цетине, в монастыре Святого Петра Цетинского. Считалось, что навсегда утеряна еще одна святыня ордена – медальон Великого Магистра (в виде большого мальтийского креста с изображением Филермской иконы). Теперь известно, что он хранится в собрании Оружейной палаты музеев Московского Кремля. Там же – один из трех тронов с мальтийской символикой, изготовленных по приказу Павла I, и его корона с мальтийским крестом. Два других трона хранятся в Эрмитаже и музее-заповеднике «Гатчина».